Парижанка кносский дворец


Владимир Миронов.

скачать книгу бесплатно

Золотой кубок из купольной гробницы в Вафио

Правители небольших городов-государств, накопив немалые богатства, нещадно эксплуатировали земледельцев и ремесленников. Часть жителей Крита необычайно разбогатела (вожди, аристократы, сановники, купцы). Итогом этих процессов стало как социальное расслоение, так и строительство ряда центров на острове (Кносс, Фест, Агия-Триада, Малия, Тилисса). Почти не уступая друг другу в богатстве, они находились в постоянном соперничестве. Агрессивную завоевательную политику они, видимо, осуществляли с помощью наемников. Фрески указывают на то, что, как правило, у вождей имелась наемная армия (на одной из фресок изображен отряд воинов-негров с белым командиром во главе). Видимо, эти армии и флоты представляли довольно грозную силу. Отсутствие крепостных стен вокруг критских дворцов и городов, а также сторожевых крепостей на его побережье историки объясняют безусловным господством на море.


оло 1700 года до н.э. на острове происходят трагические события, в результате которых многие города оказались разрушены. В культурных слоях археологи обнаружат множество разбитой посуды, статуэток, обуглившиеся деревянные строения. Причиной катастрофы могли быть землетрясения, столь частые в этом районе, вторжения заморских племен или же гражданская война между соплеменниками. Третья версия в последнее время стала рассматриваться как наиболее вероятная. Видимо, другие царьки городов Крита не смогли спокойно стерпеть возвышения Кносса и напали на него. В жестокой битве победа досталась Кноссу, и с той поры начался новый период возвышения города. Теперь царь Кносса становится самодержавным монархом, правя железной рукой, подобно восточному деспоту. Возможно, это и был «золотой век царя Миноса». Его отражение встречаем в уже упомянутых нами мифах о Тесее, Минотавре и Дедале.

Дворец царя Миноса. Реконструкция

Находясь на перекрестке мира, критяне жили обеспеченно и счастливо, впитывая, как губка, культурные достижения других народов. Характерно, что известный средневековый ученый и писатель Бируни приводит слова человека из Кносса, что на вопрос, кто был тот, кто установил законы на Крите (из ангелов или из людей), ответил: «Он был из ангелов». Далее он же стал описывать законы жителей Крита (со ссылкой на законы Платона): «Они дают полное счастье тому, кто правильно ими пользуется, поскольку при их помощи можно получить все человеческие блага, связанные с благами божественными».


лее он перечисляет земные человеческие радости, которые и были даны людям богами. Те сжалились над созданными для утомительных трудов существами, ввели для них празднества в честь богов и муз (Аполлона и Диониса). Вдобавок они дали критянам «вино как лекарство от горечи старости, чтобы старые снова могли становиться молодыми, когда забывается горе и душа переходит из угнетенного состояния в бодрое».Боги, согласно Платону, научили людей танцам.

Красная колоннада дворца Миноса на Крите

Внешне обитатели Крита походили на жителей Италии. Невысокие, изящные, с черными волосами и миндалевидными глазами, что чернее сицилийской ночи. В их манере поведения и одежде немало от европейцев поздних эпох (береты, тюрбаны, шляпки). Мужчины тут – умелые земледельцы, строители, мореходы и торговцы, дамы – искусные хозяйки, мастерицы, веселые собеседницы, хорошие любовницы.

«Парижанка». Фреска Кносского дворца

В. Дюрант заметил, что XVI—XV века до н.э. были апогеем эгейской цивилизации, классическим и золотым веком Крита («Жизнь Греции»). Женщины острова были стройны и прелестны. Головки их были украшены локонами и лентами, грудь смело открыта лучам солнца, как и взорам мужчин. Даже археологи отдали дань этим чувственным особам, назвав одну из прелестниц, смотрящую на нас со старой фрески, – «Парижанкой». К слову сказать, критские женщины обычно отличались независимым характером, пользовались большей свободой и уважением, нежели у греков. Они могли выбирать себе по несколько мужей и даже управляли общиной.


С. Бакалович. Соседки в античном доме

В гостиных дворца в Кноссе располагались не только вазы, статуэтки, амфоры, но и целые живописные панно, где, словно с полотен Ренуара, Дега, Мане, на вас смотрят дивные портреты «Дамы в голубом» и «Дамы в опере»… В. Дюрант так описал черты этой цивилизации: характерная особенность критян совершенно отчетлива: ни один другой народ древности не был так предрасположен к такой утонченности в мелочах, такому вкусу и сосредоточенному изяществу в жизни и искусстве.

Реконструкция дворцовой залы XIII в. до н.э

И если даже предположить, что расовые истоки критской культуры находились в Азии, а истоки многих ее искусств – в Египте, в своей сущности и целостности она все же оставалась единственной и неповторимой. Возможно, она принадлежала к совокупности цивилизаций, общей для всего восточного Средиземноморья, где каждый народ унаследовал от общего прародителя – широко распространившейся неолитической культуры – родственные искусства, верования и обычаи. В юности Крит многое позаимствовал из этой общей цивилизации, а затем, уже в зрелости, – вносил в нее свой вклад. Критская держава навела порядок на островах, а критские купцы нашли доступ во все порты. В дальнейшем товары и искусства Крита наводнили Киклады, затопили Кипр, достигли Карии и Палестины, через Малую Азию и прибрежные острова продвинулись на север до Трои, а через Италию и Сицилию достигли на западе Испании. Естественно, проникли они и в материковую Грецию, вплоть до Фессалии, и через посредничество Микен и Тиринфа вошли в наследие Греции. Так вот «в истории цивилизации Крит стал первым звеном европейской цепи».


Уникальная культура Крита известна благодаря 40-летним трудам Эванса. Артур Эванс (1851—1941) начал вести раскопки на Крите еще с конца XIX века. Самым важным его открытием стало обнаружение Кносского дворца (1903). Говорят, что когда его спросили, почему не колеблясь он заявил о находке «Дворца Минотавра», хотя вроде бы никаких достоверных фактов пока еще не обнаружено, которые бы подтверждали столь смелое предположение, он ответил фразой: «Я поверил в Ариаднину нить истории – мифы». Ему возразили: «Но ведь они слишком красивы, чтобы оказаться истиной?» Тогда Эванс ответил вопрошавшим: «Любой самый красивый узор на ковре вышит обычной нитью, скрученной из овечьей шерсти. Так говорят на Крите. Я забыл про фантастические узоры и увидел нить, скрученную из фактов…»

Обнаруженные Эвансом и другими археологами в Кноссе, Фесте, Тилиссе или Агии-Триаде дворцы в пять этажей, улицы, вымощенные гипсом и снабженные прекрасной системой канализации, мастерские в Гурнии, называемой «городом машин» (he mechanike polis), огромные дворы в столицах Кноссе и Фесте – в 1860 и 930 кв. м, гостиные площадью в 280 кв. м – все указывало на такой уровень культуры и богатств, который Греция не будет иметь вплоть до эпохи Перикла.


орец Кносса являл собой комплекс архитектурных сооружений общей площадью в 16 тысяч кв. м. В прошлом он имел несколько этажей. Этажи были связаны лестничными переходами и поддерживались колоннами. В центре – большой двор. Помещения Кносского дворца имели различное предназначение (жилые комнаты, парадные залы, кладовые, помещения слуг). В дворце имелись ванная комната, прачечная и бассейн. Здание было снабжено системой водопроводных и сточных труб. В ряде помещений сохранились удивительные фрески («Грифоны», «Придворные дамы в голубых платьях», «Носители кубков»). В «мастерских» Кносса были обнаружены столы для пиршеств, чаши, прекрасные панели с рельефами, а в тайнике дворца под полом Эванс нашел фаянсовые статуэтки, позже названные «Богинями со змеями». Полностью сохранилась одна – заклинательница змей, держащая в руках змею.

Богиня со змеями из Кносса

Похоже, что в Кноссе находилась и самая первая европейская фаянсовая фабрика. Более тысячи лет строился знаменитый кносский Лабиринт, где жил Минотавр. «Мы вступили в совершенно неизвестный мир, – писал Эванс. – Каждый шаг вперед был шагом в неизвестное. Дворец затмил все то, что мы до этого знали о европейских древностях». Позже он расскажет о находках в большом труде. Обнаружены были и памятники древней письменности (II тыс. до н.э.). Древнейшие из них – надписи на сосудах и печати. Нашли 10 тысяч глиняных табличек со знаками линейного слогового письма, которое возникло, видимо, в XVII веке до н.э. Эванс попытался дешифровать найденные таблицы, но не смог, ожидая усилия Вентриса и Чедуика.


«Дамы в голубом». Фреска Кносского дворца

Были обнаружены и дворцы меньших размеров – в Фесте, Маллии, Като-Закро, Агиа-Триаде. Выявлены и следы древних дорог, соединявших тогдашние города и населенные пункты. Дворцы и сооружения на острове не имели оборонительных сооружений, что говорит в пользу миролюбивого нрава его обитателей. Процветала торговля. На Крите было найдено много вещей из привозных материалов (золото, слоновая кость). Так как на острове нет ни того, ни другого, можно предположить, что Крит вел интенсивную торговлю с Египтом и другими странами. Найдена печать с именем царицы Тии, жены фараона Аменхотепа III, сосуды египетской работы. Серебро завозили из Испании и Сардинии, обсидан – с острова Мелос и т.д. и т.п.

В свою очередь, изделия критских ремесленников находили сбыт в Египте: сосуды в стиле камарес (район Фаюма), золотые вещи критской работы. Изображения критян с дарами украшали стены ряда египетских гробниц – Сенмута и Усер-Амона. Изделия критских мастеров археологи найдут в Пиренеях, на севере Балканского полуострова, и даже в долине Тигра и Евфрата. Таким образом, о критянине можно сказать, что это – некий прообраз образованного европейца, имевшего развитое понятие о праве личности, о праве собственности и даже о наследственном праве. Действия должностных лиц и решения совещательных собраний подчинялись приговору судов. На это указывает и каменный кодекс Гортинского права. Каждый из критян в душе был немного поэт, сочинял стихи и любил зрелища, о чем говорят и древние развалины театров на 400—500 зрителей (около 2000 г. до н. э.). Критские театры на пятнадцать веков древнее греческих (Театра Диониса и др.). Об этом сплаве труда и таланта народа, умеющего работать и отдыхать, писал великий Гомер в «Илиаде»:


Крит по-прежнему во многом остается для ученых и исследователей загадкой. До сих пор хранят тайну и кикладские идолы – древнейшие из всех известных в наше время образцов эгейской мраморной скульптуры, великолепный Кносский дворец, вызывая в памяти рассказы древних о загадочном Лабиринте, шахтовые могилы микенских царей с их поражающими воображение несметными сокровищами, грозные цитадели Микен и Тиринфа, с которыми греки связывали едва ли не самые зловещие из своих преданий о далекой старине, «дворец Нестора» в Пилосе с его бесценным архивом, содержащим самые ранние из известных нам и написанных по-гречески текстов, отрытый под толщей вулканического пепла город Акротири на острове Санторин с домами, расписанными замечательными фресками, многие другие находки археологов. До сих пор не разгаданы причины, что вызвали внезапное, как будто бы ничем не подготовленное появление на исторической сцене минойской и микенской цивилизаций, так же как не менее стремительное их исчезновение с исторической сцены. Еще больше загадок несет в себе, казалось, основательно изученная Троя, находящаяся в северо-западной части Малой Азии, у входа в Геллеспонт (Гиссарлык). Что явилось причиной гибели Трои – восстание, приход чужаков, землетрясение?


Развалины дворца в Фесте. 2000—1500 гг. до н.э.

Греки, как уже ранее говорилось, пришли на Крит между 2000 и 1500 годами до н.э., передали эгейцам свой язык, но письменность у критян была своя. Критянам были известны металлы (золото, медь, олово), они изготовляли оружие. Греки-ахейцы были прежде всего грозными воинами, закованными в бронзу. Хотя, вероятно, их дружины подпали под влияние эгейцев и даже одно время подчинялись им и платили дань. От критян эллины получили навыки мореплавания и ведения сельского хозяйства. Однако затем произошло довольно быстрое усвоение культурных навыков греками, о чем свидетельствуют дворцы в Микенах и Тиринфе. Крит стал воротами, через которые греки общались с миром, усваивая его культурные богатства и трансформируя их. Поэтому о крито-микенской цивилизации пишут и говорят как о едином понятии.

Кносский дворец на Крите. Тронный зал

В дальнейшем, как это вскоре станет правилом для греков, возвысившиеся Микены стали с завистью смотреть на процветающий Крит и на его несметные богатства, что за годы успешной торговли скопились в дворцах Кносса и других городов. Ведь они и сами там часто бывали, имея возможность лично видеть всю эту роскошь. Историк пишет: с 1700 года до н.э.


ейцы попадают под влияние более высокой критской культуры. Ахейские цари и аристократы привозят из Кносса художественные ювелирные изделия и инкрустированное оружие, женщины одеваются по критской моде. Таким образом возникает единая культура, названная историками крито-микенской. Однако ахейцы не лишились свойственных их народу черт – суровости и мужества; в противоположность критянам они носили бороды и усы, а жизнь свою проводили на охоте и в военных походах. Фукидид сообщает, что ахейские племена занимались и пиратством, создав совместный военный флот, который стал грозным соперником критского флота. Начиная с XV века до н.э. Арголида, вероятно уже при господстве Атридов, превратилась в грозную морскую державу.

Общий вид города и острова Родос

Затем ахейцы вытеснят критян из их владений: захватят Киклады, острова Родос, Кос, Кипр и даже создадут свои колонии в Малой Азии. Около 1400 года до н.э. они напали на Крит и нанесли критской державе жестокое поражение, после которого та уже не смогла оправиться. Страшные следы этого события до сегодняшнего дня хранят руины и пепелища критских дворцов, найденных в соответствующем культурном слое. Вероятно, перед нападением ахейцев на Крит в Эгейском море произошло величайшее в истории древнего мира морское сражение. Разгромив могучий флот критян, ахейские воины ворвались в покои царя Миноса, уничтожая поголовно изысканных и изнеженных придворных, которые столь выразително изображены на фресках дворца.


потезу якобы подтверждали и те 1700 таблиц, что найдены археологами в руинах Кносса. Возможно, именно так пала великая критская империя – «как Минотавр под мечом Тесея». Есть и другие версии гибели критской цивилизации. Знаменитый англичанин А. Эванс, открывший миру крито-минойскую цивилизацию, считал, что могуществу Крита положила конец какая-то грандиозная катастрофа (возможно, землетрясение). Другой точки зрения придерживался грек С. Маринатос, который еще с 1932 года являлся хранителем древностей на Крите. Он же предпринял и первые самостоятельные раскопки на острове, обнаружив следы критской гавани с царской виллой. Каменные блоки были сворочены с места какой-то неведомой силой. Везде видны толстые слои пемзы. Возможно, это мог быть и след вулканического извержения, но на Крите нет и никогда не было действующих вулканов. После тщательных изысканий и консультаций с учеными стало ясно, что вулканические осадки попали на Крит в результате извержения на острове Тира. На некоторое время Вторая мировая война отодвинула поиски. Затем Маринатос продолжил поиск, ведя раскопки на южной оконечности Санторина, у селения Акротири.

Фрагмент фасада дворца в Кноссе

Крит совсем неподалеку (130 км), его можно было видеть невооруженным глазом «осенними и зимними утрами». В итоге в 1967 году ученый обнаружил остатки самых настоящих «минойских Помпей». Им же были найдены руины каменных жилых домов, дворцов и святилищ II тысячелетия до н.э., погребенные под слоем вулканического пепла и пемзы толщиной до 5,5 метра. Это был город с населением в 30 тыс. человек, со зданиями в два-три этажа, с отопительной системой, использовавшей теплые воды вулканического острова, с многочисленными мастерскими, складами. Большая часть города после извержения вулкана ушла под воду. Затем найдут и изумительной красоты фрески («Фреска принцев» и др.). Сочли, что их создали месопотамские художники. Как скажет профессор Маринатос, «обреченный народ Санторина обладал несомненным даром создавать божественные произведения здесь, на Земле». Вероятно, эта же катастрофа погубила и критскую цивилизацию. А. Низовский, сравнивая извержение вулкана Кракатау в 1883 году, когда все вокруг в радиусе до 200 км было засыпано пеплом, подчеркивает, что кратер Санторина в пять раз больше кратера Кракатау, а потому сила взрыва могла быть в 3—4 раза больше.

Крит оставил грекам бесценное наследие – в организации, архитектуре, законах. По словам греков, известные законодатели и государственные деятели Ликург и Солон именно на Крите находили образцы для своих законов. Порядки и законы Спарты имели истоками законодательство критского государства, в основе которого – правление военной аристократии. По сути дела, эта островная дворцовая цивилизация стала важнейшим истоком «критизации» всего микенского мира. Установив законы в Спарте, как уверяет традиция, Ликург простился с друзьями и сыном и навсегда покинул отечество, вернувшись то ли в Дельфы, то ли на Кипр, то ли на остров Крит, где добровольно и умер голодной смертью. Жители Крита, следуя его воле, сожгли труп и бросили золу в море, чтобы его соотечественники не могли счесть себя свободными от данной клятвы. Море у берегов Крита изобразил и художник И. Айвазовский.

И. Айвазовский. На острове Крит. 1867 г.

Бесконечные споры идут и по поводу того, какие же виды письменности были на островах и как они соотносились с письменностью в Греции. Одни ученые считают, что греки еще во II тысячелетии до н.э. писали на собственной территории при помощи критского слогового письма. Другие задаются вопросом, а не принесли ли аккадские колонисты Кипра слоговую письменность с собой из метрополии (то есть из Месопотамии), а уже здесь, на Кипре, она развилась дальше. Но дело в том, что по всей Греции все-таки было принято не «линейное письмо А», предшествующее кипрскому и бывшее негреческим, а «линейное письмо Б»… И кроме того, если бы критским письмом пользовались неперерывно, следовало ожидать гораздо большей традиционности в нем. Вероятно, фактическое развитие происходило примерно так. За время негреческо-критского культурного влияния на Кипр коренное островное население создало кипрское слоговое письмо из критского «линейного письма А», а затем уже кипрское слоговое письмо было заимствовано как нечто совершенно новое греческими колонистами Кипра, которые даже и не ведали о его существовании.

Фестский диск

Особый интерес (и всё еще неразгаданную загадку) представляет собой знаменитый Фестский диск, найденный при раскопках царского дворца в г. Фесте, на отрогах горы, возвышающейся над долиной Мессары. Итальянский археолог Л. Пернье в 1908 году нашел выполненный вручную глиняный диск диаметром 16 сантиметров (толщина его – 1,6—2,1 см). Диск был покрыт надписью в виде спирали из множества рисованных знаков, представлявших собой неведомую письменность. Пернье дал описание его: «Четко оттиснутые линии внешнего силуэта, кое-где зарисованного внутри, складываются в отчетливые и определенные изображения. Большинство рисунков интерпретируется легко и бесспорно: мы узнаем, например, кипарис, кустарник, ветвь, колос, лилию, крокус (шафран), какую-то розетку… Мы видим на диске и изображение животного мира, например, гусеницу, пчелу, дельфина, голубя, летящего сокола, держащего в когтях маленький двойной щит, головы льва и газели, снятую шкуру, коровью ногу, две кости предплечья, козий рог… Мы видим бегущего человека, пленника со скованными за спиной руками, женщину в набедренной повязке с обнаженной грудью, ребенка, голову мужчины с татуированными щеками и другую – в уборе из перьев. Мы можем рассмотреть и оружие, например, шлем, круглый щит, двойную секиру и натянутый лук, а также дом, колонну, корабль, коромысло, угломер, отвес, тругольник и т. п. Кроме того, мы замечаем несколько рисунков, смысл которых вызывает сомнение или не поддается разгадке». Судя по всему, рисунки являлись знаками для произношения речи неким народом. Но кем был изготовлен диск, какую информацию содержит? Кому он предназначался?

Золотой перстень-печать из Тиринфа

Ученые стали гадать, пытаясь найти какие-то аналогии. Английский археолог А. Эванс, открывший на Крите знаменитый Кносский лабиринт, как уже говорилось, обнаружил там и большое количество глиняных табличек, исписанных письменами, непохожими на греческие. Одни он назвал «линейным письмом А» (XVII—XV вв. до н.э.), другие «линейным письмом Б» (XV—XIII вв. до н.э.). Новые открытия ученых внесли ясность в запутанные тайны древней истории… Так, недавно отправным пунктом для истории греческого языка считался VIII век: появление гомеровских поэм и первые эпиграфические памятники. Разрыв между ранее известными древними греческими текстами и реконструируемым индоевропейским языком-предком был очень большим (2300—800 гг. до н.э.). Знаки «линейного письма Б» расшифровал английский архитектор Майкл Вентрис, для которого эта загадка стала своего рода хобби, в духе загадки пляшущих человечков у Конан Дойля. Он нашел ключ к табличкам «линейного письма В», добавив полстолетия к документированной истории языка греков (1952). По мнению лингвистов, «микенский» представляет собой безусловно греческий язык. Тексты, написанные этим письмом, были древнегреческие. Однако дешифровка более раннего, «линейного письма А» еще не удается. Одни считают, что надпись на Фестском диске сделана на греческом, другие называют хеттский, ликийский, карийский или семитские языки. Каждый переводит так, как кажется правдоподобным. Иные даже пытались расшифровать надпись на диске с помощью праславянской письменности. Так, Г. Гриневич, говоря о надписи, привязывал ее к пеласгам, догреческому населению Греции и Эгеиды, в том числе и Крита.

скачать книгу бесплатно

Источник: bookz.ru

Это довольно старая статья, но в 20-градусный московский мороз в разгар сессии и прочих суетных проблем перебрать все это в памяти оказалось  нужным. Фотографии все не мои, а виртуальных знакомых разной степени знакомости.P.S. Востановлено в апреле 2014

Когда-то у меня была замечательная детская книжка, которая называлась "Искусство Древнего мира". И была там глава про Крит — удивительную и загадочную культуру, практически неизвестную, потому что маленькая главка в учебнике истории для пятого класса (честно выученная прилежной ученицей) оставалась незамеченной на фоне громады античной Греции.
А написано было в той замечательной книжке примерно следующее (желающие могут ознакомиться с
оригиналом, а я запишу так, как запомнила с детства). Искусство Крита — одно из немногих (а может быть и единственное), где воплощалась радость жизни и не было места ее печальным или драматическим страницам.
Таким и осталось искусство Крита в моей памяти: яркие краски и радость жизни — как детство, но не настоящее, которое часто трагичней взрослой жизни, где от тебя зависит гораздо больше — а то детство, каким оно предстает в наших воспоминаниях — яркое, безоблачное, лучезарное.
Искусство Крита и Санторини относится к так называемой Минойской цивилизации, существовавшей — страшно сказать — с третьего тысячелетия до нашей эры (попросту — больше 4000 лет назад) и до примерно 1500 года до нашей эры. В ее истории немало неизвестного и противоречивого, но по-видимому это была культура моряков и торговцев, совершенно невоинственная и не боявшаяся нападений (среди всего, что от него осталось, нет следов военных укреплений), но знавшая толк в развлечениях, что хорошо видно по фрескам. Похоже именно она стала прообразом Атлантиды, во всяком случае именно извержение вулкана на Санторини, положившее конец этой цивилизации, по наиболее общепринятой гипотезе, стало основой легенды об Атлантиде. И уж что именно эта культура стала предтечей греческой античности, я думаю и так понятно.
Когда мне удалось попасть на Крит, оказалось, что меня окружают знакомые с детства картинки в облике аляповатых сувениров — открытки, магниты, майки (по закону подлости, музей, где были оригиналы и для посещения которого был отведен последний день на Крите, оказался закрыт в связи с национальным праздником) — но эта самая аляповатость лишь подчеркивала их праздничность и лучезарность. А невероятный критский пейзаж помогал понять — да, на этой земле действительно жили боги и действительно мир был ярок и счастлив.
Здоровый скептицизм взрослого заставляет меня честно добавить, что в этих самых фресках очень много не от древнего искусства, а от последующей реставрации. Но девочка внутри меня, когда-то радостно изумлявшаяся этому чуду, говорит: ну и пусть! Давайте лучше смотреть.

Фреска — одна из самых популярных, под названием Царь-жрец. Кносский дворец (оттуда большинство критских фресок). Ее копия огромной величины была намалевана на пароме King Minos, который привез нас на Крит. Так что это — легендарный Критский царь Минос.

Парижанка кносский дворец

Наверное самая известная Критская фреска. Игры с быком

Парижанка кносский дворец

А эта — моя любимая 🙂

Парижанка кносский дворец

Парижанка кносский дворец

Это — "Парижанка", которую я наверное лучше всего помню из той самой детской книжки. Очень жизнерадостная особа. Почему Парижанка? Так назвал открывший ее археолог Эванс. Наверное такая красота и грация была навеяла на мысли о жительницах Парижа.

Парижанка кносский дворец

А эту фреску я ни разу не видела до того, как начала подбирать материал в интернете. Но для меня глубоко неслучайно, что синяя птица нашлась именно на Крите.

Парижанка кносский дворец

Кносский дворец. Когда попадаешь туда (хотя сами развалины мало что интересного собой представляют), первая мысль: да, здесь действительно жили боги.

Парижанка кносский дворец

Крит на фотографиях такой, что не верится, будто это есть на самом деле. Но все-таки есть…
Раскопки на Санторини начались только в 1967 году (а на Крите в самом начале 20 века), поэтому Санторинские находки — сравнительно недавние, они не успели попасть в ту самую детскую книжку и кажется вообще менее известны. Но культура — та же.

Парижанка кносский дворец

Парижанка кносский дворец

Парижанка кносский дворец

Парижанка кносский дворец

Я не была на Санторини (и вряд ли когда попаду), а фотографии оттуда вызывают у меня еще больший протест в плане того — а может ли это существовать на самом деле.  Не знаю, насколько виды на них похожи на то, что знали авторы этих фресок: между нами и ими не только три с лишным тысячелетия, но и то саоме извержение, уничтожившее Минойскую цивилизацию и изменившее облик этого волшебного острова, где был его эпицентр.

Парижанка кносский дворец

Вот и все…

Источник: taanyabars.livejournal.com

Почему погибли люди первой европейской цивилизации? Минойские фрески и письмена об этом молчат, но раскопки и исследования продолжаются. И сегодня археологи уже вплотную подошли к разгадке этой тайны.

Уроки оптимизма
Четырнадцать тысяч лет до нашей эры добровольно туда люди не заходили. А сегодня — ученые ведут активные научные изыскания на раскопках, периодически оповещая мир о новейших открытиях, а простые смертные выстаивают огромные очереди и совершают настоящие паломничества, чтобы повторить путь семи самых красивых древних афинских юношей и девушек, приносимых, согласно легенде, ежегодно в жертву полубыку-получеловеку Минотавру.
Что толкает их в логово чудовища, находящегося на самом крупном и самом южном из греческих островов, — на Крите, где в один клубок сплетаются мифы, культура и наука? Отчего людей так привлекают места якобы имевших место быть жертвоприношений, случившихся тысячелетия назад? Зачем, в конце концов, они оставляют здесь такое количество денег, словно приносят огромную дань в евро царю Крита — легендарному владыке Миносу? И ну почему, попадая в археологический комплекс Кноссос, из какой бы страны они ни приехали, первым делом спрашивают: так был здесь подземный лабиринт Минотавра или не был? И услышав: нет, лабиринта здесь не было, категорически отказываются этому верить и с удовольствием блуждают по раскопкам легендарного Кносского дворца. Примеряя на себя то роль героя-спасителя Тесея, избавившего древних жителей от монстра, то образ английского археолога Эванса, открывшего в 1900 году уже нашей эры Кносский дворец — очаг древнейшей цивилизации в Европе.

дворец

Итак, если верить легендам, которым верят все, Крит — остров, где родился Зевс, где пожирал людей Минотавр, летали Дедал с Икаром, где купалась богиня Афина, и куда Зевс привез похищенную красавицу Европу.
А если верить ученым, выводы которых постоянно подвергаются сомнениям, ибо большая часть того, что мы привыкли считать нашей культурной эволюцией, в действительности оказывается интерпретацией, здесь на рубеже III — II тысячелетий до нашей эры возникла первая европейская цивилизация. Названная Эвансом минойской по имени легендарного Миноса, признанная учеными высочайшей цивилизацией человечества и ставшая истоком европейской культуры. Ведь минойская была колыбелью древнегреческой, — во всяком случае, постольку, поскольку ученые не знают другой колыбели, еще более ранней.
Руины ее раскопали только в начале ХХ века. Наиболее выдающимся ее памятником является Кносский дворец в Ираклионе. Сохранившиеся его фрески свидетельствуют об особом менталитете мирного и радостного народа. Собственно, этот особый менталитет и представляет для нас в данном случае повышенный интерес.

во дворце

Минойцы — не греки. Греки — не минойцы
Задолго до того, как древние греки стали стремиться к полной физической и душевной гармонии, минойцы, похоже, ее уже обрели. Первая великая цивилизация, предшественница культуры античной Греции, по выводам ученых, была культурой счастливых людей.
Там еще не было греков, совершавших свои подвиги. В основе общественного устройства лежало не господство, а партнерство. Верховным божеством являлась богиня. Предположение о том, что это была миролюбивая эра, подтверждается еще одним важным фактом — полным отсутствием каких-либо военных укреплений. Ни один дворец не имел крепостной стены. Здесь процветала экономика и развивались искусства. То, что минойское искусство — искусство мажора, видно и не специалистам. А то, что критское искусство — это не стиль, а вкус, признает сегодня и искусствоведение.
Критская культура не знала понятия трагического. Мрачные настроения — не предмет его отображения. Краски минойской эпохи ярки, живопись многоцветна и жизнеутверждающая. К черному силуэту на фоне красной обожженной глины греки придут гораздо позже.
Самое интересное в искусстве — это то, чего в нем нет. Ибо то, что люди не рисуют и о чем не говорят, может поведать о них так же много, как и то, что изображено. В минойском искусстве не найти ни одной сцены войны. Здесь нет ни благородных воинов, ни доблестных завоевателей. В этом искусстве центральным религиозным образом была женщина, дающая жизнь, а не мужчина, пронзающий копьем своего врага, или умирающий на кресте, как в наше время. Закономерно было бы высказать предположение, что в обществе, как и в искусстве, тогда господствовала жизнь и любовь к жизни — а не смерть и страх смерти.

262 символа и миллион загадок
На Крите не было и нет никаких полезных ископаемых. Их национальное богатство — легенды и мифы древней Греции и свидетельства минойской цивилизации, которые кормят и поят их уже много-много лет, не хуже нефтяных скважин и золотых приисков. Лишь афинский археологический музей по богатству собрания превосходит археологический музей Ираклиона, перед посетителями которого проходят шесть тысяч лет человеческой истории.
Здесь хранятся оригиналы всех фресок, найденные при раскопках Кносского дворца. Здесь собраны и другие наиболее значительные экспонаты Минойской культуры: керамика камарского стиля, с тонкими, как у яйца, и почти прозрачными стенками; резьба по камню, печати, микроскульптура, золотые украшения. Один из главных экспонатов — фестский диск — самое первое минойское письмо, представляющее собой глиняный блин диаметром 16 сантиметров, на обеих сторонах которого по спирали нанесены иероглифообразные знаки. Он сохранился случайно — обжегся при пожаре, разрушившем Кносский дворец. На нем 262 символа, 46 разных. Что они означают, современная наука не знает, но выдвигает предположение, что там написан религиозный гимн богине матери. В современной археологии есть такая удобная тенденция: все, что не могут объяснить, объясняют ритуальным значением.

Фестский диск
…Если внимательно присмотреться через каменные рога быка с кносских развалин на гору Юхтас, в ее очертаниях можно увидеть лицо человека с бородой. Это Зевс, который благословляет всех на посещение Кносского дворца — археологического комплекса общей площадью 22 тысячи квадратных метров. Если не ставить себе целью заблудиться, там можно насчитать 300 помещений разного назначения: царские апартаменты, сокровищницы, мастерские, склады, ванные комнаты… У трона Миноса, которому уже 4 тысячи лет, можно стоять бесконечно, — копия точно такого же находится сегодня в Международном суде в Гааге — Минос слыл правителем мудрым и справедливым… Рядом с гигантскими пифосами — сосудами для хранения запасов оливкового масла, меда и вина и другой провизии, высотой в человеческий рост — удобно думать о прожорливости и запасливости человечества. Они стоят с 1800 года до нашей эры. Их здесь обнаружено более ста. Емкостью — до одной тонны. … Все в Кносском дворце говорит о стремлении сделать каждодневную жизнь как можно удобнее и приятнее. Факт удивительный, но достоверный: дворец имел совершенную водопроводно-канализационную смывную систему, которая была так устроена, что, в отличие от современной канализации, ее чуть ли не в любом месте можно было в случае необходимости легко и быстро отремонтировать. Любопытно, что в начале ХХ века, когда проводились раскопки, канализации на Крите не было, и когда Артур Эванс обнаружил круглое отверстие и вокруг него пепел — предположительно, деревянный унитаз, где сидела царица, он воскликнул: теперь я единственный человек на Крите, у кого есть настоящий туалет! Более того, Эванс думал, что нашел самый древний туалет в мире. И пока это никто не оспорил.

Шлиман и Эванс
До Эванса к месту, где позднее был обнаружен Кносский дворец, подступался 63-летний Шлиман. Он хотел купить эти земли, но сделка не состоялась. В разных документах причина указывается одна: Шлиман недосчитался оливковых деревьев на участке, и не стал заключать сделку с турками. Но скорее всего, здесь сыграла свою роль его раздражительность — не из-за оливковых же плантаций Шлиман присмотрел этот райский уголок земли, — ученого с мировым именем возмутил тот факт, что его попытались обмануть. Историк и журналист Эванс был менее щепетилен, а главное — был моложе Шлимана. У 48-летнего англичанина было на пятнадцать лет в запасе больше. В марте 1900 Эванс приобрел здесь землю, — он был человеком богатым, и мог, подобно Шлиману, на свой страх и риск распоряжаться значительными суммами. В первые же дни он обнаружил украшенные фресками стены, домикенскую керамику и глиняные таблички с надписями. К концу сезона была раскопана четверть комплекса кносского дворца. Годом позже Эванс объявил: ему понадобится по меньшей мере еще год, для того чтобы раскопать все, представляющее интерес для науки. Эванс ошибся. Четверть века спустя он все еще продолжал свои раскопки на том же месте…
В современной археологии Артура Эванса принято ругать: тогдашняя технология раскопок была не столь совершенна, а главным "преступлением" ему вменялось то, что желая уберечь ветхие стены дворца от губительного воздействия солнца и дождя, Эванс укреплял их бетоном; те стены, что казались позднейшими, ломал, другие надстраивал, формируя облик дворца в соответствии со своими представлениями, — он хотел представить Кносский дворец романтическими древними руинами… Но к его чести, надо сказать, что он не вывозил сделанные находки за пределы Греции: все они остались в музеях Крита и Афин. Он тратил громадные личные средства на расширение и благоустройство раскопок. И умер в 90 лет счастливым человеком — он собственноручно извлек из исторического небытия угасшую культуру и предъявил ее человечеству.

Минойский матриархат
…Осиная талия, сильно накрашенное личико, огромные глаза, прическа, на которую явно был потрачен не один час, прозрачные кружева на плечах, — обольстительное создание, чью элегантность и грациозность не подпортили даже тысячелетия, проведенные в земле… "Это же настоящая парижанка!" — воскликнул один из рабочих Эванса, увидев фреску с изображением молодой минойской дамы. Она и впрямь напомнила археологам изысканных француженок начала ХХ века, а имя "парижанка" закрепилось за ней до сих пор.

парижанка

Из-за нее в критской живописи некоторые искусствоведы находят первые проблески импрессионизма, и подводят изысканность критского искусства к декадентству, отмечая, правда, что импрессионистская мимолетность видения критского живописца исходит не от пресыщения, а от молодости… По "парижанке" судят о минойской моде, хорошо отражающей строй мыслей и стиль жизни минойского общества, в котором женщине была уготована большая социально-политическая роль.
Как выглядели женщины той эпохи? Они, как и мужчины, были стройными и низкорослыми. Носили много драгоценностей: перстни, ожерелья, серьги, диадемы, золотые подвески, шпильки… Минойские мужчины не пренебрегали украшениями тоже, — они красуются на их запястьях и шеях. "Минойки" любили пышные платья с длинными юбками и открытым корсажем, оставлявшим грудь обнаженной, красили губы и ресницы, лица прятали в тени, чтобы кожа была бледной. Они явно не похожи на гаремных затворниц, которых мужья или отцы выпустили из заточения по случаю большого общенародного праздника…

минойские женщины

Критские женщины имели неестественно узкую талию и изящное телосложение. Минойские мужчины также обладали стройным, почти девичьим станом. И мужчины, и женщины носили длинные, хорошо уложенные волосы. Сравнения можно проводить долго и с одним результатом: в произведениях минойского искусства мужчины имеют довольно женственный вид. На фресках из Кносса их различают только по расцветке — мужчин рисовали с красновато-коричневой кожей, тогда как минойских женщин наделяли белоснежной.

красные мужчины и белые женщины

Последние же на всех фресках изображены посещающие религиозные церемонии, танцующие и состязающиеся в полном равенстве с мужчинами. Женщины там были не просто свободны: все ученые сходятся в одной мысли — у минойцев был матриархат. И присущая минойской культуре система ценностей была ориентирована прежде всего именно на женскую психику, — правила жизни и темы искусства там задавала женщина. И к чему все это привело?..

Гнев богов или интриги женщин?

извержение

От Кносского дворца, построенного около 1900 года до нашей эры, разрушенного землетрясением в 1700 году до н.э., полностью восстановленного, и окончательно рухнувшего после пожара (поджога?) 1400 года до н.э., остались одни руины. То, что не разрушили природные катаклизмы и не сжег огонь, в римскую эпоху растащили люди. Они использовали камни как стройматериалы для своих домов, — но сейчас речь не о варварском отношении к культуре предков, а об обрыве минойской истории и упадке их цивилизации.
Строй мыслей и чувств создателей критской культуры остается до сих пор загадочным: их иероглифическая письменность и линейное письмо "А" еще не расшифрованы. Зато богаты вещественные остатки критской старины, красноречиво свидетельствующие: минойцы имели очень слабый интерес к искусству войны. Жили счастливую, но недолгую жизнь — тогда пятьдесят лет считалось глубокой старостью, и солидный возраст наступал у мужчин 35, а у женщин в 27 лет. Но со временем даже о самом существовании уверенных в себе женщин минойского Крита было забыто…
Почему они погибли? От землетрясений, разбушевавшихся на соседнем острове, когда высота волны цунами, взявшего старт возле Санторина, равнялась двумстам метрам? От массового психологического шока, ведь тотальная природная катастрофа означала, что высшие силы, которым они поклонялись, покарали свой народ? От вторжения на Крит иноземцев и поджога при набегах варваров? От гнева Богов? Или из-за интриг женщин, ведь там, где правят женщины, никакие нити Ариадны не приведут к универсальной истине: их будет миллион, и каждая окажется права…
От древнего театра идет дорога, соединяющая большой Кносский дворец с малым. В нем и сегодня ведутся раскопки, — дворец уже виден над землей, но пока закрыт для посещения. Очевидно, что работы надо продолжать, исследуя и дно возле побережья Крита. В наше время, когда миролюбие стало остро необходимым для выживания человечества, разница между общественным строем Крита и соседних цивилизаций может представлять больше чем просто академический интерес.
…Фестский диск не расшифрован и никогда не будет расшифровываться — слишком мало текста этого письма, — считают одни. Новые раскопки откроют нам тайны гибели первой европейской культуры и помогут обрести мировую гармонию — искренне верят вторые. А нам же остается только надеяться, что правы окажутся последние. И что вовсе не священный гимн написан на фестском диске, а завещанные нам древними формула любви и секрет мировой гармонии, за которые люди не пожалели бы ни одно сокровище мира. Там среди символов — изображение бегущего человека в коротких штанах. Быть может, вот уже четыре тысячи лет он спешит сообщить человечеству секрет счастья?

Источник — КИБЕРКОММУНИЗМ/НООСФЕРА

Источник: holy-matriarchy.livejournal.com

Особым очарованием дышит образ «Парижанки» — изящной девушки, изображенной в одном из помещений второго этажа Кносского дворца. Фреска представляла ритуальный пир, участники которого сидели друг против друга с чашами в руках. От изображения сохранился лишь небольшой фрагмент головы девушки и ритуального узла на одежде на ее спине. Хрупкость, изящество, тонкий изыск сочетаются с асимметрией, «стихийностью» кисти. Почерк художника беглый, живой, моментальный. Некрасивое личико с длинным, неправильным по форме носиком и полными красными губами лучится жизнью. Копна черных кудрявых волос придает «Парижанке» элегантность, а тонкая, почти акварельная живопись наделяет ее воздушностью и грацией.

…Осиная талия, сильно накрашенное личико, огромные глаза, прическа, на которую явно был потрачен не один час, прозрачные кружева на плечах, — обольстительное создание, чью элегантность и грациозность не подпортили даже тысячелетия, проведенные в земле.. . «Это же настоящая парижанка! » — воскликнул один из рабочих Эванса, увидев фреску с изображением молодой минойской дамы. Она и впрямь напомнила археологам изысканных француженок начала ХХ века, а имя «парижанка» закрепилось за ней до сих пор.

Из-за нее в критской живописи некоторые искусствоведы находят первые проблески импрессионизма, и подводят изысканность критского искусства к декадентству, отмечая, правда, что импрессионистская мимолетность видения критского живописца исходит не от пресыщения, а от молодости… По «парижанке» судят о минойской моде, хорошо отражающей строй мыслей и стиль жизни минойского общества, в котором женщине была уготована большая социально-политическая роль. Как выглядели женщины той эпохи? Они, как и мужчины, были стройными и низкорослыми. Носили много драгоценностей: перстни, ожерелья, серьги, диадемы, золотые подвески, шпильки.. . Минойские мужчины не пренебрегали украшениями тоже, — они красуются на их запястьях и шеях. «Минойки» любили пышные платья с длинными юбками и открытым корсажем, оставлявшим грудь обнаженной, красили губы и ресницы, лица прятали в тени, чтобы кожа была бледной. Они явно не похожи на гаремных затворниц, которых мужья или отцы выпустили из заточения по случаю большого общенародного праздника…

Критские женщины имели неестественно узкую талию и изящное телосложение. Минойские мужчины также обладали стройным, почти девичьим станом. И мужчины, и женщины носили длинные, хорошо уложенные волосы. Сравнения можно проводить долго и с одним результатом: в произведениях минойского искусства мужчины имеют довольно женственный вид. На фресках из Кносса их различают только по расцветке — мужчин рисовали с красновато-коричневой кожей, тогда как минойских женщин наделяли белоснежной. Последние же на всех фресках изображены посещающие религиозные церемонии, танцующие и состязающиеся в полном равенстве с мужчинами. Женщины там были не просто свободны: все ученые сходятся в одной мысли — у минойцев был матриархат. И присущая минойской культуре система ценностей была ориентирована прежде всего именно на женскую психику, — правила жизни и темы искусства там задавала женщина. И к чему все это привело?..

Источник: otvet.mail.ru

Крит – это не только теплое море, чистые пляжи, вкусная еда, природа и интересные традиции. Крит – это еще уникальная история цивилизации, которая уже для древних Греков была легендой, письменность которой еще до сих пор не полностью расшифрована, и о причинах гибели которой есть только предположения.
Именно о ней английский археолог сэр Артур Эванс сказал: «Я открыл цивилизацию не похожую ни на греческую, ни на римскую» и назвал в честь легендарного царя Миноса – Минойской.
Следы Минойской цивилизации на Крите встречаются на каждом шагу. Практически в каждой прибрежной деревушке есть своя вилла или захоронение, оставшееся от той загадочной эпохи. Но самое значительные памятники – это минойские дворцы.  Их четыре. И один из них Кносский дворец – где как продполагают и обитал мифический минотавр из мифа Тесее и Ариадне.
За этим воздухом, припитанным тайными и легендами, тоже стоит приехать на остров Минотавра. Криту повезло больше, чем Трое или Парфенону. Сокровища и памятники, найденые при раскопках не были разграблены, или вывезены за пределы Греции. Их вы можете увидеть в архелогических музеях Крита, ну а самый большой и один из самой значимых археологических музеев Европы – это археологический музей Ираклона. Музей обладает уникальной коллекцией произведений искусства Минойскох эпохи, и поэтому музей с полным правом называют музеем Минойской культуры.
В 2002 году в музее началась полная реконструкция. Через 10 лет в результате реконструкции открыты 2 зала постоянной выставки (зал скульптуры и минойских фресок). Вход в них пока свободный.
Именно об уникальных фресках, фрагменты которых были найдены при раскопка вилл и дворцов на Крите и пойдет речь.

Когда речь идет о Кносском дворце, предполагается, что большая часть дворца была украшена фресками в изображением природы, животных, священных ритуалов. За 3500 лет, прошедщих с того времени, сохранилось не так уж и много, но даже, по этим фрагментам можно получить представление как выглядели критяне эпохи Миноса.
Вот юноша, прекрасеный как цветок, который в конце года должен умереть, чтобы вновь вернуться — «Принц с лилиями».

Фреска в музее и реплика фрески во дворце, помещенная Эвансом на месте находки.
AM2

 По предложению Артура Эванса фреска изображает Аристократа или Жреца. Однако фреска была собрана из нескольких разрозненных фрагментов (торса с рукой, локтя, ладони с веревкой, ноги и тиары), что хорошо видно на самой фреске в музее, поэтому есть несколько предположений, какое изображение могли содержать эти фрагменты. Также учитывая, что в традициях минойского искусства мужчин окрашивали в красный цвет, а фигура белая, — это могла быть даже женщина.
Также есть предположения, что на фреске было изображено как минимум два человека. Примерно вот  так.

king1
Священное животоное древних минойцев – бык. Практически не один турист на уезжает из дворца без похожей фотографии на фоне фрески с быком, копия которой находится  портике западного бастиона в Кносском дворце

AM14

Сам оригинал не такой впечатляющий. Как видно сохранились три фрагмента рельефной фрески изображают охоту на быка в скалистой местности с оливковыми деревьями. Основной элемент фрески – голова быка – является шедевром натурализма в минойском искусстве. Предположение, что на фреске изображена именно охота на дикого быка, основано, на изображениях на золотых кубках из Вафио, где нанесены похожие сцены. Да, да, в те давние времена на Крите водились дикие быки.

AM13

Минойские женщины – изящные, с выско поднятой головой, с дорогими украшениями, они играли не последнюю роль в жизни минойского общества. Есть предположения, что верховным жрецом – правителем Кноссоса – могла быть женщина.
«Дамы в голубом» — еще одна сильно повреженная, но от этого не менее известная фреска. Одетые по последней моде той эпохи дамы, скорее всего жрицы, учавструющее в священном ритуале. Вот эта фреска, скорее всего,  и вдохновила Ивана Ефремова создать образ критянки Таис.

AM8
 А современнное трактование можно посмотреть в ролике, где дама с фрески играет главную роль.

Знаменитая фреска «Парижанка», так назвал А. Эванс сохранившийся фрагмент, где изображена женская фигура со средиземноморскими чертами лица и ярким макияжем. Она скорее вписалась бы в богемный мир Парижа, чем в патриархальное общество Древней Греции.

AM7

Как видно, фрески на сохранились целиком, как мог бы предположить неискушенный турист. При раскпопках первоначально находился был мусор из остатков осыпавшейся штукатурки с нанесёнными на неё красками.
Из этих то кусочков и собирали реставраторы фрески, выкладывая их как мозаику. Представленные в музее фрески состоят где-то наполовину из оригинальных фрагментов, а наполовину из дорисовок.

AM6

Одна из любимых тем в фресках — мартышки. Тема мартышек пришла из Египта. Вполне возможно, что в садах Кносского дворца обитали обезьянки – подарки фараонов Египта. В Египте бог Тот часто изображался в облике бабуина, и в фресках Кносского дворца, обезьянки часто встречаются как часть священного ритуала.

AM5

AM4

AM11

А это мальчик. Может и обязьянка, но не нашли хвостика, поэтому мальчик.

AM10

Предполагается, что традиция рельефной фрески пришла на Крит из Египта, но в своей интерпритации. А также характерной особенность настенной росписи на Крите – это микрофрески, на которых отражается повседневная жизни дворца.

AM9

Минойцы практически, за редким исключением, не строили керпостных стен вокруг своих дворцов и поселений. У них нет изображений батальных сцен, по крайней мере пока не найдено. Их жизнь была связана с море. Стены, полы, потолки дворцов и вилл были украшены сценами на морскую тематику —  осминоги, рыбы, и самые известные – дельфины из Мегарона царицы в Кносском дворце.
Древний художник изобразил морской простор, синих дельфинов и разноцветных рыб. Поражает достоверность и точность росписей. От кораллов и губок, составляющих бордюр фрески, поднимаются вверх прозрачные пузыри.

AM12

Ярким подтверждением связей Крита с африканскими странами, которые осуществлялись, естественно, по морю, является фреска с изображением негра. Весьма показательна картина, на которой мы видим отряд чернокожих воинов под командой критского командира. Эта фреска находится в самом Кносском дворце.
AM1
Смотря на эти произведения искусства, порой кажется, что человечество что-то безвозвратно утратило. И как жаль, что тайны минойцев так еще и не разгаданы…

Источник: affresco.livejournal.com


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.