Базилика сант аполлинаре ин классе


История византийской живописи

IV. Эпоха Юстиниана и VII век (527–730)

Церковь Сант Аполлинаре ин Классе была начата постройкой при архиепископе Урсицине (533–536) и освящена 9 мая 549 года архиепископом Максимианом (табл. 61). И эту постройку финансировал Юлиан Аргентарий. Сохранившиеся мозаики относятся к различным эпохам: к середине VI века принадлежат композиция конхи, четыре фигуры епископов между окнами апсиды и две пальмы и две фигуры архангелов на триумфальной арке, ко второй половине VII века — Передача привилегий Константином IV архиепископу Репарату и Жертвоприношения Авеля, Мельхиседека и Авраама по краям апсиды, к IX веку — украшающие верхнюю часть триумфальной арки медальон с полуфигурой Христа между четырьмя символами евангелистов и символизирующие апостолов двенадцать агнцев, выходящие из стен двух градов, Иерусалима и Вифлеема, к XI (?) веку — две полуфигуры апостолов в нижнем регистре триумфальной арки. Наиболее значительными являются мозаики середины VI века, которым присущи высокие декоративные качества.


Конху украшает необычная композиция. Здесь мы видим Преображение, которое дано в абстрактной редакции: фигура Христа заменена большим крестом, заключенным в медальон. По сторонам парят на облаках полуфигуры пророков Моисея и Илии, а наверху представлена Десница божья. Несколько ниже, посреди деревьев, изображены три агнца, символизирующие апостолов Петра, Иакова и Иоанна. Еще ниже, под медальоном с крестом, расположена монументальная фигура св. Аполлинария. Он стоит с воздетыми кверху руками, в позе оранта; с обеих сторон к нему подходят по шесть агнцев, это — двенадцать апостолов. Фигура Аполлинария и агнцы четкими силуэтами выделяются на светло-зеленом фоне пейзажа с рассаженными в два ряда деревьями. Здесь выбраны те породы деревьев (лавр, олива, пиния, кипарис), которые сохраняют свой зеленый убор круглый год. Тем самым пейзаж намекает на вечную жизнь мученика Аполлинария, чей триумф как бы перекликается с триумфом Христа, символизированного золотым крестом на синем, усыпанном звездами фоне. Отдельные элементы этой своеобразнейшей композиции восходят к декорациям палестинских мартириев. Но они объединяются здесь в композицию столь монументального размаха, что обретают в новом контексте новую жизнь.


Мастера, работавшие в Сант Аполлинаре ин Классе, близки тем мастерам, которые исполнили мозаики пресбитерия в Сан Витале. И у них мы наблюдаем тягу к упрощенным формам и к излишне ярким цветовым сочетаниям. Этому сопутствует снижение качества рисунка и вялая трактовка карнации, в которой заметно уменьшается количество тональных оттенков. В лицах и светлых одеждах мозаичисты все чаще прибегают к мрамору, что приводит к оплощению форм. Особенно ясно это сказывается на фигурах епископов Севера, Экклесия, Урса и Урсицина, в меньшей степени на фигурах архангелов, выполненных более одаренным мастером.

Около середины VI века в Равенне были созданы еще два памятника мозаического искусства: погибшая мозаика апсиды Санта Агата Маджоре (восседающий на троне между двумя ангелами и искаженные до неузнаваемости рядом повторных реставраций мозаики церкви Сан Микеле ин Аффричиско, перенесенные в 1851 году в Берлин, где они теперь . Заново реставрированные в 1951–1952 годах, мозаики дают представление лишь об их первоначальной иконографической схеме.

Церковь Сан Микеле ин Аффричиско была основана в 545 году вездесущим Юлианом Аргентарием вместе с его зятем Бакауда и освящена в 547 году архиепископом Максимианом.


нху апсиды украшает фигура стоящего между двумя ангелами Христа. Правой рукой Христос опирается на крест, в левой — держит раскрытую книгу с надписями: Qui videt Me, videt et Patrem и Ego et Pater unum sumus. Эти слова из Евангелия от Иоанна (XIV, 9 и Х, 30) использовались противниками арианской ереси как один из главных аргументов в пользу доказательства равенства Бога-Отца и Сына. Поэтому они более чем уместны на мозаике, возникшей вскоре после изгнания вестготов из Равенны. Христос здесь выступает в образе победителя и триумфатора. Почва усеяна белыми лилиями, символизирующими невинные души, и красными цветами, символизирующими кровь мучеников, пролитую за Христа. По краю конхи идет декоративный пояс с изображениями Агнца (новый) и двенадцати голубей, которые символизируют апостолов. На триумфальной арке запечатлено апокалипсическое видение: сидящий на троне Христос (новый) между архангелами Рафаилом и Уриилом и шестью трубящими ангелами (все фигуры справа новые). Ниже находились несохранившиеся изображения святых врачей Косьмы и Дамиана, чей культ был занесен в Равенну из Константинополя (им приписывалось чудесное исцеление Юстиниана от смертельной болезни). В этих мозаиках бросается в глаза усиление догматического начала, что нельзя не поставить в связь с воздействием византийской иконографии. Но стиль мозаик чисто местный. Даже учитывая позднейшие искажения и доделки, приходится все же признать, что здесь подвизались мало искушенные мастера, работавшие в довольно примитивной манере.


Как уже отмечалось, при епископе Аньелло (556–570) были переделаны мозаики Сант Аполлинаре Нуово, когда сюда введены две фризовые композиции с процессиями святых мучеников и мучениц. Эти новые мозаики, неоднократно получавшие преувеличенно высокую художественную оценку, в действительности свидетельствуют о нарастающем упадке мозаического искусства Равенны. Несмотря на то, что мученицы облачены в роскошные одеяния византийских патрицианок, их фигуры кажутся скучными и однообразными.

Сант-Аполлинаре ин Классе

В трактовке лиц, мотивов движения, силуэтов есть нечто стереотипное. Еще схематичнее фигуры мучеников. Их лица лишены всякой индивидуальной окраски, одеяния ложатся жесткими, мало ритмичными складками. Здесь наблюдается дальнейшее развитие тенденций, которые впервые наметились в мозаиках Арианского баптистерия.

Самые поздние из мозаик Равенны доиконоборческого периода — групповой портрет и Жертвоприношения Авеля, Мельхиседека и Авраама в Сант Аполлинаре ин Классе.


е эти мозаики свидетельствуют о явном творческом оскудении. Их композиции восходят к мозаикам Сан Витале, причем все здесь огрублено и оплощено. Групповой портрет, сильнейшим образом пострадавший от времени и почти наполовину дописанный темперой, изображает византийского императора Константина IV Погоната с братьями Ираклием и Тиверием; император передает привилегии архиепископу Репарату (671–677), около которого стоит другой известный поборник независимости равеннской церкви от Рима — архиепископ Мавр. Этот портрет, имевший чисто политические цели, не вносит ничего нового по сравнению с тем, что мы находим в известной мозаике из церкви Сан Витале.

В целом мозаики Равенны образуют довольно замкнутую стилистическую группу, хотя они и отразили различные периоды в истории города. Если в IV веке равеннское искусство тяготело к Риму и Милану, в V веке оно стало завоевывать себе самостоятельное место. С появлением вестготов начался процесс варваризации равеннской монументальной живописи, послуживший одной из причин ее сближения с художественной культурой Востока (Сирии . С захватом Равенны византийцами в 540 году этот процесс был частично приостановлен. Но только частично, поскольку в дальнейшем он стал нарастать, что привело некогда славную школу к полному упадку.


Допуская сильные византийские влияния на равеннских художников в пятом десятилетии VI века, мы все же не должны их переоценивать. Равеннские мастера имели настолько большие и старые традиции, что они перенимали из Византии в гораздо большей мере иконографические типы, чем художественные приемы. Отголоски константинопольской живописи можно отметить лишь в Мавзолее Галлы Плацидии и в Сан Витале. Но и в данном случае приходится говорить скорее об отголосках, чем о непосредственной работе заезжих греческих мастеров (если только действительно один из них не принимал участия в исполнении мозаик Мавзолея). Все же остальные памятники Равенны лежат в стороне от путей развития константинопольской живописи. Это произведения местной школы со своим ярко выраженным местным колоритом.

Источник: go2dream.ru

Лазарев В. Н.


← Ctrl  пред.

Содержание

след.  Ctrl →

IV. Эпоха Юстиниана и VII век (527–730)

[IV.7. Равенна: Сант Аполлинаре ин Классе, Санта Агата Маджоре, Сан Микеле ин Аффричиско и поздние мозаики доиконоборческого периода]

Базилика сант аполлинаре ин классе
61. Церковь Сант Аполлинаре ин Классе, Равенна. Середина VI века. Мозаики в апсиде и на триумфальной арке

      Церковь Сант Аполлинаре ин Классе была начата постройкой при архиепископе Урсицине (533–536) и освящена 9 мая 549 года архиепископом Максимианом (табл. 61)36. И эту постройку финансировал Юлиан Аргентарий. Сохранившиеся мозаики относятся к различным эпохам: к середине VI века принадлежат композиция конхи, четыре фигуры епископов между окнами апсиды и две пальмы и две фигуры архангелов на триумфальной арке, ко второй половине VII века — Передача привилегий Константином IV архиепископу Репарату и Жертвоприношения Авеля, Мельхиседека и Авраама по краям апсиды, к IX веку — украшающие верхнюю часть триумфальной арки медальон с полуфигурой Христа между четырьмя символами евангелистов и символизирующие апостолов двенадцать агнцев, выходящие из стен двух градов, Иерусалима и Вифлеема, к XI (?) веку — две полуфигуры апостолов в нижнем регистре триумфальной арки. Наиболее значительными являются мозаики середины VI века, которым присущи высокие декоративные качества.


      Конху украшает необычная композиция. Здесь мы видим Преображение, которое дано в абстрактной редакции: фигура Христа заменена большим крестом, заключенным в медальон. По сторонам парят на облаках полуфигуры пророков Моисея и Илии, а наверху представлена Десница божья. Несколько ниже, посреди деревьев, изображены три агнца, символизирующие апостолов Петра, Иакова и Иоанна. Еще ниже, под медальоном с крестом, расположена монументальная фигура св. Аполлинария. Он стоит с воздетыми кверху руками, в позе оранта; с обеих сторон к нему подходят по шесть агнцев, это — двенадцать апостолов. Фигура Аполлинария и агнцы четкими силуэтами выделяются на светло-зеленом фоне пейзажа с рассаженными в два ряда деревьями. Здесь выбраны те породы деревьев (лавр, олива, пиния, кипарис), которые сохраняют свой зеленый убор круглый год. Тем самым пейзаж намекает на вечную жизнь мученика Аполлинария, чей триумф как бы перекликается с триумфом Христа, символизированного золотым крестом на синем, усыпанном звездами фоне. Отдельные элементы этой своеобразнейшей композиции восходят к декорациям палестинских мартириев. Но они объединяются здесь в композицию столь монументального размаха, что обретают в новом контексте новую жизнь.

      Мастера, работавшие в Сант Аполлинаре ин Классе, близки тем мастерам, которые исполнили мозаики пресбитерия в Сан Витале.


#160;у них мы наблюдаем тягу к упрощенным формам и к излишне ярким цветовым сочетаниям. Этому сопутствует снижение качества рисунка и вялая трактовка карнации, в которой заметно уменьшается количество тональных оттенков. В лицах и светлых одеждах мозаичисты все чаще прибегают к мрамору, что приводит к оплощению форм. Особенно ясно это сказывается на фигурах епископов Севера, Экклесия, Урса и Урсицина, в меньшей степени на фигурах архангелов, выполненных более одаренным мастером.

      Около середины VI века в Равенне были созданы еще два памятника мозаического искусства: погибшая мозаика апсиды Санта Агата Маджоре (восседающий на троне между двумя ангелами Христос)37 и искаженные до неузнаваемости рядом повторных реставраций мозаики церкви Сан Микеле ин Аффричиско, перенесенные в 1851 году в Берлин, где они теперь выставлены38. Заново реставрированные в 1951–1952 годах, мозаики дают представление лишь об их первоначальной иконографической схеме.

      Церковь Сан Микеле ин Аффричиско была основана в 545 году вездесущим Юлианом Аргентарием вместе с его зятем Бакауда и освящена в 547 году архиепископом Максимианом. Конху апсиды украшает фигура стоящего между двумя ангелами Христа. Правой рукой Христос опирается на крест, в левой — держит раскрытую книгу с надписями: Qui videt Me, videt et Patrem и Ego et Pater unum sumus.


и слова из Евангелия от Иоанна (XIV, 9 и Х, 30) использовались противниками арианской ереси как один из главных аргументов в пользу доказательства равенства Бога-Отца и Сына. Поэтому они более чем уместны на мозаике, возникшей вскоре после изгнания вестготов из Равенны. Христос здесь выступает в образе победителя и триумфатора. Почва усеяна белыми лилиями, символизирующими невинные души, и красными цветами, символизирующими кровь мучеников, пролитую за Христа. По краю конхи идет декоративный пояс с изображениями Агнца (новый) и двенадцати голубей, которые символизируют апостолов. На триумфальной арке запечатлено апокалипсическое видение: сидящий на троне Христос (новый) между архангелами Рафаилом и Уриилом и шестью трубящими ангелами (все фигуры справа новые). Ниже находились несохранившиеся изображения святых врачей Косьмы и Дамиана, чей культ был занесен в Равенну из Константинополя (им приписывалось чудесное исцеление Юстиниана от смертельной болезни). В этих мозаиках бросается в глаза усиление догматического начала, что нельзя не поставить в связь с воздействием византийской иконографии. Но стиль мозаик чисто местный. Даже учитывая позднейшие искажения и доделки, приходится все же признать, что здесь подвизались мало искушенные мастера, работавшие в довольно примитивной манере.

      Как уже отмечалось, при епископе Аньелло (556–570) были переделаны мозаики Сант Аполлинаре Нуово, когда сюда введены две фризовые композиции с процессиями святых мучеников и мучениц. Эти новые мозаики, неоднократно получавшие преувеличенно высокую художественную оценку, в действительности свидетельствуют о нарастающем упадке мозаического искусства Равенны. Несмотря на то, что мученицы облачены в роскошные одеяния византийских патрицианок, их фигуры кажутся скучными и однообразными. В трактовке лиц, мотивов движения, силуэтов есть нечто стереотипное. Еще схематичнее фигуры мучеников. Их лица лишены всякой индивидуальной окраски, одеяния ложатся жесткими, мало ритмичными складками. Здесь наблюдается дальнейшее развитие тенденций, которые впервые наметились в мозаиках Арианского баптистерия.

      Самые поздние из мозаик Равенны доиконоборческого периода — групповой портрет и Жертвоприношения Авеля, Мельхиседека и Авраама в Сант Аполлинаре ин Классе. Обе эти мозаики свидетельствуют о явном творческом оскудении. Их композиции восходят к мозаикам Сан Витале, причем все здесь огрублено и оплощено. Групповой портрет, сильнейшим образом пострадавший от времени и почти наполовину дописанный темперой, изображает византийского императора Константина IV Погоната с братьями Ираклием и Тиверием; император передает привилегии архиепископу Репарату (671–677), около которого стоит другой известный поборник независимости равеннской церкви от Рима — архиепископ Мавр. Этот портрет, имевший чисто политические цели, не вносит ничего нового по сравнению с тем, что мы находим в известной мозаике из церкви Сан Витале.

      В целом мозаики Равенны образуют довольно замкнутую стилистическую группу, хотя они и отразили различные периоды в истории города. Если в IV веке равеннское искусство тяготело к Риму и Милану, в V веке оно стало завоевывать себе самостоятельное место. С появлением вестготов начался процесс варваризации равеннской монументальной живописи, послуживший одной из причин ее сближения с художественной культурой Востока (Сирии и Палестины)39. С захватом Равенны византийцами в 540 году этот процесс был частично приостановлен. Но только частично, поскольку в дальнейшем он стал нарастать, что привело некогда славную школу к полному упадку.

      Допуская сильные византийские влияния на равеннских художников в пятом десятилетии VI века, мы все же не должны их переоценивать. Равеннские мастера имели настолько большие и старые традиции, что они перенимали из Византии в гораздо большей мере иконографические типы, чем художественные приемы. Отголоски константинопольской живописи можно отметить лишь в Мавзолее Галлы Плацидии и в Сан Витале. Но и в данном случае приходится говорить скорее об отголосках, чем о непосредственной работе заезжих греческих мастеров (если только действительно один из них не принимал участия в исполнении мозаик Мавзолея). Все же остальные памятники Равенны лежат в стороне от путей развития константинопольской живописи. Это произведения местной школы со своим ярко выраженным местным колоритом.



← Ctrl  пред.

Содержание

след.  Ctrl →

Источник: www.icon-art.info

Сегодня нам предстоит увидеть последнюю ЮНЕСКОвскую церковь в Равенне, а точнее её пригороде Классе. Хронологически это — последние по времени создания равеннские мозаики — VI-IX века.

В Классе из Равенны можно добраться двумя способами: либо местным довольно часто ходящим автобусом № 12, либо поездом. Одержимый идеей экономии, я поехал на поезде: как оказалось билет Болонья-Равенна и Болонья-Классе стоят одинаково, так зачем же переплачивать лишних 1,30 евро? Единственным условием было уложиться в 6-часовой интервал с момента компостирования билета; я перемещался по Равенне столь резво, а расписание в моем случае было настолько точно подогнано, что в Классе я вышел за пару минут до окончания дозволенного времени. По иронии судьбы за пять минут, что поезд идет из Равенны в Классе, меня впервые за каникулы настиг контролер, который, впрочем, не стал сверять часы и минуты, а, напротив, еще и любезно подсказал, что Классе — это следующая станция. Мне кажется, в эйфории от мозаик я вам не сказал, что в тот день 4 января 2016 года в Равенне был ливень, продолжался он и в Классе. Пока я шел от станции до базилики, меня обогнал тот самый автобус № 12, так водитель, сжалившийся над моей одинокой фигурой под зонтом, затормозил, сообщил, что едет в Равенну, и предложил подвезти. Этот добрый человек несомненно войдет в рай, когда придет его черёд; тем более, что я невольно его огорчил, не воспользовавшись его добротой: мне-то нужно было в местную церковь, а не в Равенну)))

В античные времена Классе была портом Равенны — столицы сначала Римской империи, потом Остготского королевства и наконец Равеннского экзархата. В базилике Сант-Аполлинаре-Нуово мы видели на мозаике, каким значительным городом был в VI веке Классе (помните, именно из Классе выходит процессия мучениц, поспешающая вслед за волхвами поклониться Младенцу: http://sibeaster.livejournal.com/194446.html). В те золотые времена, а именно во второй четверти VI века и была здесь построена базилика над мощами святого Аполлинария. Спонсировал строительство тот же ростовщик Юлиан Аргентарий, что дал денег на Сан-Витале. Известна дата освящения Сант-Аполлинаре-ин-Классе архиепископом Максимианом — 9 мая (этот день победы!) 549 года. Но затем наступали темные Средние века, византийцев выбили из Равенны лангобарды, которым порт в Классе был не нужен; за гаванью перестали следить, она обмелела, и Классе из преуспевающего приморского города превратилась в убогую деревеньку. В 856 году мощи святого Аполлинария были перенесены из Классе в равеннскую Сант-Аполлинаре-Нуово (их, правда, вернули в 1748 году, но Классе это уже не помогло). И по сию пору Классе остается маленькой деревенькой, на окраине которой одиноко высится ЮНЕСКОвская базилика.

Напоминаю в последний раз, что возможностью внимательно и в мельчайших подробностях рассматривать равеннские мозаики мы обязаны тому фотомастеру, который благородно передал свои отличные снимки в общее пользование на Викисклад. В данном случае я вынужден позаимствовать у него и фото фасада, так как мои картинки под ливнем ничего, кроме беспросветной тоски, вызвать не могут.
001-фасад.jpg
Базилика является музеем с весьма приятным расписанием, да еще и без выходных дней: http://www.soprintendenzaravenna.beniculturali.it/index.php?it/133/santapollinare-in-classe
Внутри нам открывается традиционная трехнефная базилика с приподнятым пресвитерием
002-главный неф.jpg
Ныне Сант-Аполлинаре предствляет собой лишь тень себя самой: ее изрядно пограбили венецианцы, а затем и Сиджизмондо Малатеста, по повелению которого со стен были сняты мраморные плиты — ими потом облицевали кафедральный собор Римини. По счастью до главного сокровища — мозаик пресвитерия и триумфальной арки — грабители не дотянулись.
003-апсида и триумфальная арка.jpg
Будем в этот раз двигаться не в хронологическом порядке, а от плохого к хорошему; в данном случае это означает от VII (некоторые считают даже от IX-го) века к VI-му. Начинаем с триумфальной арки, где строгий нахмуренный Христос из медальона взирает на летящих к Нему евангелистов:
004-триумфальная арка.jpg

007-Христос во славе.jpg

005-Иоанн Богослов.jpg

006-Матфей.jpg

008-Марк.jpg

009-Лука.jpg

Приемлемых фотографий четырех равеннских святителей, размещенных между окнами пресвитерия, и двух архангелов (в самом низу арки) я не нашел. Есть плохонькие снимки боковых стен пресвитерия. На правой стене изображены три ветхозаветных жертвоприношения: Авеля, Мельхиседека и Авраама, которые, как мы помним, воспоминаются в каноне римской литургии.
014-Авель, Мельхиседек и Авраам.jpg

На левой поместились император Константин IV Погонат (тот самый, при котором состоялся VI Вселенский собор) с его братьями и номинальными соправителями Тиверием и Ираклием, а также еще какими-то членами правящей династии. Все они по формирующейся византийской традиции, которая затем была "успешно" усвоена Русью, украшены нимбами. Если совсем не знать византийской истории, то можно умилиться благочестию и братолюбию императорской семьи, но, увы, беспристрастная история сообщает нам, что Константин IV повелел отрезать носы своим братьям, дабы они не могли и помыслить о государственном перевороте. Естественно, авторы мозаики не осмелились изобразить кесарей обезображенными их страшим братом; на мозаике все носы — на месте.
013-Константин IV Погонат.jpg
Еще один человек с нимбом на мозаике — это архиепископ Мавр; он получает из рук императора свиток с надписанием privilegia.
 Ну а теперь поглядим на главное — мозаику в конхе апсиды, датируемую VI веком.
010-апсида.jpg
Проще всего дешифровать нижнюю часть мозаики: там в раю среди спасенных овечек молится святой Аполлинарий.
012-святой Аполлинарий.jpg

А вот сцена наверху — это уникальное в своем роде изображение Преображения. Крест в мандорле (если присмотреться, то можно увидеть в центре еще и медальон с ликом Христа) — это символическое изображение Спасителя.
011-крест.jpg
Две фигуры в облаках — это Моисей и Илия, а вот три овечки (одна слева, две справа) — это символические изображения Петра, Иакова и Иоанна, свидетелей Преображения. Почему мозаичисты выбрали такую замысловатую символическую композицию вместо того, чтобы все изобразить как было, — я не ведаю.

С равеннскими мозаиками мы на этом прощаемся. Покажу вам еще несколько хранящихся в Сант-Аполлинаре-ин-Классе саркофагов:
017-саркофаг.jpg
Гробница епископа Феодора (+688)

018-саркофаг.jpg
"Саркофаг 12 апостолов". Вы видите только шестерых, из которых четко выделены Петр (с крестом и ключами) и Павел (получает от Христа свиток закона); прочие шестеро находятся на неудобофотографируемой стороне саркофага.

019-саркофаг.jpg

020-саркофаг.jpg

021-саркофаг.jpg

022-саркофаг.jpg

023-саркофаг.jpg
Видно, как стремительно деградировало искусство с окончанием античного времени: в этом журнале неоднократно появлялись римские саркофаги, а с недавних пор еще и этрусские урны, так вот в сравнении в ними равеннские саркофаги — это печальный закат. Впрочем, впереди маячит Возрождение; вспомним, что мраморные плиты из Сант-Аполлинаре-ин-Классе "ушли" в ренессансний Темпьо Маластино в Римини.

Вот теперь конец и Равенне. Начиная со следующего раза я вернусь к хронологическому порядку повествования, т.е. буду показывать города Эмилии-Романьи в той последовательности, в какой смотрел их я. Первой у нас на очереди Болонья, так что не отключайтесь.
Кстати, из Классе в Болонью я возвращался прямым поездом — оказывается, бывают и такие.

Источник: sibeaster.livejournal.com


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.