Цалкинские греки фамилии


Александр Франгуланди

1991 г.

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА 

БИБЛИОТЕКА
А: Айзатуллин, Аксаков, Алданов…
Б: Бажанов, Базарный, Базили…
В: Васильев, Введенский, Вернадский…
Г: Гавриил, Галактионова, Ганин, Гапон…
Д: Давыдов, Дан, Данилевский, Дебольский…
Е, Ё: Елизарова, Ермолов, Ермушин…
Ж: Жид, Жуков, Журавель…
З: Зазубрин, Зензинов, Земсков…
И: Иванов, Иванов-Разумник, Иванюк, Ильин…
К: Карамзин, К.

230;
Т: Тарасов, Тарнава, Тартаковский, Татищев…
У: Уваров, Усманов, Успенский, Устрялов, Уткин…
Ф: Федоров, Фейхтвангер, Финкер, Флоренский…
Х: Хилльгрубер, Хлобустов, Хрущев…
Ц: Царегородцев, Церетели, Цеткин, Цундел…
Ч: Чемберлен, Чернов, Чижов…
Ш, Щ: Шамбаров, Шаповлов, Швед…
Э: Энгельс…
Ю: Юнгер, Юсупов…
Я: Яковлев, Якуб, Яременко…

Родственные проекты:
ХРОНОС
ФОРУМ
ИЗМЫ
ДО 1917 ГОДА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПОНЯТИЯ И КАТЕГОРИИ
Реклама:

Vulkan бесплатно множество игроков отдающих предпочтение досугу в стенах виртуальных азартных

Александр Франгуланди

Греки-понтийцы: дорога длиной в 2,5 тысячи лет


РАЗДЕЛ 4. ПОНТИЙЦЫ ПЕРЕД ВЫСЕЛЕНИЕМ ИЗ ТУРЦИИ (1900-1924 г.г.)

Глава 3. Греки плоскогорья и "цалкинские" греки

Особую группу понтийских греков Грузии составляют, так называемые "цалкинские" греки, основная часть которых проживает в Цалкинском районе (районный центр — г. Цалка) Грузии. Собственно название "цалкинские греки" используется понтийскими греками побережья Грузии и не является этническим. Но самоназвание этих греков — "урумы" (т.е. "ромеи" по турецки) — не получило распространения в греческой среде, и потому мы тоже будем пользоваться этим обозначением для всех греков этой группы, хотя проживают они не только в Цалкинском районе. Основная территория их размещения — юг Грузии, районы Цалкинский, Тетрицкаройский, Дманисский, Болнисский, Боржомский. Часть греков этой группы живет в соседних районах Армении.

Своеобразие этой группы понтийских греков заключается в том, что до переселения на территорию Российской империи (ее Тбилисской губернии) они (за исключением небольшой их части) жили не на побережье Черного моря (т.е. не именно в границах Трапезундской империи), а южнее, в районе нагорий Восточной Анатолии. Как и когда они попали туда, сейчас определить трудно. Специальных исследований по этому вопросу, по-видимому, не было. Можно предположить, что проникновение греков с побережья во внутренние районы началось еще во времена Понтийского царства, которое временами распространяло свою юрисдикцию на эти районы Малой Азии. Эти области иногда назывались в древности Каппадокией, хотя позже под Каппадокией подразумевалась более западная часть этой территории.


Но основная масса греков появилась здесь, по-видимому, в течение столетий господства эллинистических государств, а затем Константинополя над всей Малой Азией вплоть до IХ-Х веков. Можно предположить, что значительная часть этих людей не были по "крови" (т.е. генетически) греками, а окрещенными местными жителями Малой Азии (в основном, сирийцами, ассирийцами, армянами, потомками фригийцев и прочих племен, поселившихся здесь в незапямятные времена). Как и все жители восточной Римской Империи, они после крещения стали называться ромеями и автоматически приобщились в последствии к греческому миру, как наследники грекоязычной империи. Как мы отмечали, в то время наименование "ромей" не означало национальности, а только принадлежность к христианскому миру. После крушения империи все ромеи продолжали считать себя потомками жителей этой империи, а поскольку племенная принадлежность их уже была забыта, они считали себя потомками древних греков.

Как свидетельствуют воспоминания и исторические источники, часть греков этой территории пришла сюда именно с побережья и говорит именно на понтийском диалекте новогреческого языка.


то же время большая часть "цалкинских" греков (как и часть крымских греков) либо забыла греческий язык, либо плохо знала его и легко перешла на турецкий после завоевания Византийской империи турками. Самоназвание последних — "урум" — повторяет на турецком языке слово "ромей", т.е. житель Римской империи (Византии). Антропологически "цалкинские" греки почти не отличаются от других групп греков. Можно отметить только, что они несколько темнее греков Понтийского побережья и принадлежат к более однородному типу людей.

Известно [45, 46], что на территорию Российской империи "цалкинские" греки, так же, как и остальные, переселилась в результате русско-турецких и греко-турецких войн. После присоединения Грузии к России в 1801 году последняя получила возможность вести военные действия с Турцией и в Малой Азии. Для того, чтобы обезопасить свои южные границы, Россия продвигалась раз от разу вглубь Анатолии. Но часто, в результате восстановления баланса сил, России приходилось оставлять захваченные территории и отводить войска на прежние рубежи. Наступление российских войск провоцировало христианских жителей Турция (армян, греков) приветствовать своих, как им казалось, избавителей от турецкого ига. Уход российских войск повергал христиан в понятную панику. Часть из них уходила с российскими войсками. Часть позже была вынуждена покидать родину под угрозой расправы со стороны возвратившихся турок. Всю эту ситуацию дают возможность почувствовать и оценить мемуары, описывающие военные действия в Анатолии (наиболее доступными из них являются, пожалуй, "Путешествие в Арзрум" А.С.Пушкина, совершенное в 1829 году, хотя о собственно греках там нет ничего).


Несомненно, российское правительство ощущало какую-то моральную ответственность за судьбу оставляемых на произвол турков христиан; поэтому оно позволяло и даже помогало христианам — грекам и армянам — переселяться на земли Российской империи, и не только в Грузию, но и в Ставрополье и Крым, где необходимо было усилить присутствие христианского элемента. Кроме того, такое переселение, как и в случае с Крымскими греками, ослабляло турецкую империю и усиливало Российскую. Таким образом, трудно подсчитать, чего больше — плохого или хорошего — получали христиане Турции от "защиты" России. Однозначно лишь можно сказать, что Россия из этого неизменно извлекала выгоду.

По существующим данным первые поселенцы — греки с плоскогорья появились не в Цалкинском районе, а на территории Тетрицкаройского района. Здесь в селе Цинцкаро в 1813 году обосновались 17 фамилий (120 дворов) выходцев из анатолийской местности Пасена. В 1829-30 годах часть этих жителей перешла на незаселенные места Цалки, образовав селения Верхнее и Нижнее Цинцкаро. Возможно, что это вторичное переселение было следствием переселения новых групп греков в районы г. Цалка и г. Триалети после войны 1828-1829г.г.


В эти же годы в районы Цалки, Тетрицкаро и другие стали переселять греков — эллинофонов. Считается, что на Цалке первые эллиннофоны появились в 1830-1831 годах и основали там в 1832 году село Санта (Санда). В 1854-1855 годах в ходе и по окончании Крымской войны в эти же районы г. Тетрицкаро (с. Прага, с. Ивановка), г. Триалети (с. Гюмбат, Тарсон, Неон-Хараба), а также в Боржомское ущелье (с. Цихисджвари) были переселены греки-эллинофоны с понтийского побережья. Основная масса последних, как мы отмечали, селилась на побережье Черного моря и какие причины заставляли их отправляться вглубь Грузии, на часто весьма суровые в климатическом отношении земли, непонятно. Единственным объяснением может служить желание царского правительства заселить свои южные провинции.

Нужно отметить некоторую особенность переселения этих групп греков. Эти переселение осуществлялось с позволения и под присмотром российских властей целыми деревнями. Для них выделялись места поселения, проводилась, вероятно, перепись и регистрация. Это существенно отличало переселение отдельных семей на побережье Черного моря, осуществляемое греками самостоятельно в разные периоды времени. Различие проявлялось еще в двух пунктах: во-первых, большинство греков, переселенных под правительственным надзором, получали российское гражданство и были записаны под фамилиями, оканчивающимися на "-ов" и, гораздо реже, "-пуло", "-иди". Греки, переселявщиеся самостоятельно, часто либо сохраняли турецкое поданство, либо брали греческое.


милии этой части греков в большинстве случаев сохраняли свое написание с окончаниями на турецкое "-оглу" (по-турецки, "сын") и на греческие "-пуло" ("отпрыск, сын" по-гречески) и "-иди", например, Четыроглы, Политиди. Окончание на "-иди" является древнегреческим указанием на родовую принадлежность и имеет то же происхождение, что родовые имена потомков древнегреческих героев, например, Геракла — Гераклиды, Пелопса — Пелопиды и т.д. Фамилии "цалкинских" греков-ромеев тоже часто оканчиваются на "-ди", "-пуло", "-оглу", редко на "-ов". В качестве примера приведем случай оформления фамилий четырех родов, основатели которых ушли из села Ули-Чухур (под городом Саракамыш) в 1877-1878 годах. Они имели в Турции имена Ангел-оглы, Сотир-оглы, Сардар-оглы, Ламбриан-оглы, а в России получили фамилии Ангелов, Сотиров, Сардаров, Ламбрианов. Интересно, что некоторые их ближайшие родственники (например, братья) эмигрировали тогда же из Турции в Грецию и соответственно своим тогдашним именам получили фамилии с ромейским окончанием на "-иди".

Переселенцы — греки из внутренних районов Турции, также как их прибрежные собратья, придя на новые места, принесли свои традиционные хозяйственные занятия — земледелие и скотоводство, приспосабливая его к местным условиям.


так же, как и в случае побережных греков, преобладающее большинство мужского населения уходило на сезонные за­работки, как в Турцию, так и в Россию, поскольку заселенные земли также не отличались плодородием. Набор профессии здесь был несколько иной, чем на побережье: строители, каменщики, каменотесы и т.п. специальности. Надо сказать, что традиции сезонной работы сохранилась среди "цалкинских" греков в отличие от греков побережья Грузии и Краснодарского края до сего дня, причем с тем же примерно набором специальностей. По свидетельству самих греков только благодаря сезонным работам цалкинские греки живут ныне достаточно зажиточно. Но с другой стороны, именно этот фактор обусловливает значительный отток греков из этих мест. Ранее (до 1986-1987 г.г.) большой поток эмиграции шел в Россию (особенно Краснодарский и Ставропольский края и крупные города — Воронеж, Москва и т.д.), а также в Тбилиси и другие города Грузии. Ныне (1991 г.), в связи с националистической политикой грузин переселение в другие районы Грузии существенно сократилось, а увеличился по­ток в Ставропольский край и в Грецию.

Об уровне жизни греков в Турции можно судить по тому факту, что для первопоселенцев, например, в Цинцкаро первоначально были характерны, так называемые, земляные дома ("караяпы"). Для сохранения тепла пол такого дома находится ниже уровня земли, а стены и крыша сделаны из глины. Внутри жилого помещения находился открытый очаг, а дым выходил через дымовое отверстие в крыше. Через него же помещение освещалось. Такие же дома греки строили и на новых местах поселения. В настоящее время такие дома не сохранились даже в виде развалин, а греки живут довольно зажиточно в каменных домах обычной конструкции.


Как мы уже отмечали, наиболее компактно "цалкинские" греки живут в настоящее время в Цалкинском районе. Греки составляют основное поселение этого высокогорного района — 64% (более 30 тысяч человек); 28% — армяне и 8% — азербайджанцы, грузины и другие национальности.

Климат здесь суров, обычны частые ветры, грозы с градом, резкие перемены в атмосфере, рано наступают холода. Для хлебопашества эта зона всегда была малопригодна. В настоящее время основным здесь является производство картофеля, капусты, мясо-молочное животноводство. По-видимому, суровые условия жизни и хозяйствования смягчили здесь страсти коллективизации: раскулачивание имело место (хотя кулаков не было, а раскулачивали середняков), но сослали немногих. В настоящее время колхозы распадаются, как вследствие оттока из сел молодежи, так и по причине распада системы принудительного труда. Незначительно коснулось этих мест и выселение греков 1949 года, ибо заселение этих мест грузинским населением трудно было осуществить.

Согласно рассказам греков Цалки, их предки были выходцами с довольно обширной территории восточной Турции: из сел вокруг городов Карс, Ардаган, Саракамыш, Байбурт (Пейперт) и многих других, а также из самих городов (названия некоторых сел Цалки сохраняют имена мест первопоселения).


этих же территорий происходят и многие армяне, живущие в южных районах Грузии и Армении, переселявшиеся из Турции, начиная с начала XIX века. Стоит отметить, что греки-туркофоны и армяне владеют особым восточным диалектом турецкого языка, который существенно отличается от государственного (западного) языка. Его изучение могло бы дать некоторые данные о том, в какой среде и на какой основе он складывался, что представляет несомненный интерес для истории понтийских греков. Переселение греков, по свидетельству тех же людей, происходило волнами и подсчеты показывают, что даты появления здесь их предков совпадают с датами русско-турецких войн.

Цалкинские греки по-прежнему чтут православные обычаи, но церковные праздники и обряды молодежью почти не соблюдаются. В каждом крупном селе имеется церковь. Интересно, что обычно еще имеется нечто вроде часовенки на одной из ближайших возвышенностей, которые греки посещают (сейчас только старики) в большие церковные праздники.

Переселение греков в Россию как из внутренних районов Анатолии, так и с побережья шло вплоть до 1917 года. Немалая часть этих греков через Россию затем отправлялась в Грецию. Но до 1922 года во внутренней Турции все еще сохранялось понтийское греческое население. "Малоазийская катастрофа" заставила эмигрировать оставшуюся часть греков, причем подавляющее их большинство отправилосъ в Грецию.

Греки-понтийцы, жители Турции, почти не принимали участия в регулярных военных действиях во время этой греко-турецкой войны, но, разумеется, сочувствовали грекам, участвующими в войне. Это привело к обострению отношений между греками и турками. Турецкое правительство, как и ранее, использовало фанатично настроенных турков и курдов для давления на понтийцев с целью заставить их покинуть свою родину. В некоторых местах развернулись, фактически, боевые действия. Так [49], в районах Ардаган и Гьёлия Карсской провинции нападения турок и курдов на деревни длилось в течение тринадцати месяцев начиная с 1921 года. Греки, создав вооруженные отряды, сдерживали эти нападения. Когда греки поняли, что надежды на спасение нет, они решили уйти, и зимой 1922 года жители двадцать одного села (13 из района Гьёлия и 8 из района Ардаган) покинули родину предков, пешком и на арбах со скарбом добрались до Батума, а затем выехали пароходом в Грецию (в основном, в район Фессалоник).

Надо сказать, период истории Понта, начиная с начала XX века и кончая выселением, был очень насыщен событиями. Известны многие документы этого периода, но полной документированной истории все еще нет. Анализ событий этого времени может дать ответы на многие вопросы, связанные с судьбой греков.

Вернуться к оглавлению

Александр Франгуланди. Греки-понтийцы: дорога длиной в 2,5 тысячи лет. Сухум, 1991.


Далее читайте:

Греки, эллинес (самоназвание), народ, основное население Греции и Кипра.

 

 

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании всегда ставьте ссылку

Источник: rummuseum.ru

Цалкинские греки — особая группа понтийских греков Грузии, компактно проживала преимущественно в Цалкском районе. Самоназвание — урумы[1].

До переселения на территорию Тбилисской Губернии, которая в то время, была частью Российской Империи, Цалкинские греки проживали в нагорьях северо-восточной части Оттоманской Империи. Основная масса переселенцов, прибывала из районов Гумющхана (Аргируполис), Байбурт и Эрзерум. Карская область, будучи зачастую частью Российской Империи, являлась перевалочным пунктом для многих греков, как предков Цалкинских греков, так и других греков спасавшихся от турецкого гнета. Некоторые названия сёл Цалки сохраняют имена мест первопоселения[1].

Основная территория размещения цалкинских греков — южные районы Грузии, среди которых Цалкинский, Тетрицкаройский, Дманисский, Болнисский, Боржомский. Часть цалкинских греков проживает в соседних районах Армении [1]. В 1991 году грекам бывшего СССР разрешили выезд за границу. Начался массовый отъезд греков на историческую родину[3].

Первые переселенцы-греки появились в 1813 году в селе Цинцкаро Тетрицкаройского района[4]. Здесь обосновались 17 фамилий греков. В 1829-30 годах образовались селения Верхнее и Нижнее Цинцкаро[1]. Первые эллиннофоны в Цалкинском районе появились в 1830-31 годах, основав в 1832 году село Санта. В 1854—1855 годах во время и после Крымской войны были переселены греки-эллинофоны с понтийского побережья в город Тетри-Цкаро, поселок Триалети (сёла Гумбати, Тарсони, Неон-Хараба), а также в Боржомское ущелье (село Цихисджвари)[1]. Особенность переселения заключалась в том, что оно осуществлялось с позволения и под присмотром российских властей целыми деревнями. Для греков выделялись места поселения, проводилась перепись населения и регистрация[3].

Подавляющее большинство Цалкинских греков не говорило на греческом языке. После завоевания Византийской Империи турками, они перешли на турецкий диалект. Интересен факт того что, в селах Цалки в периоды ее заселения многие греки были носителями понтийского диалекта греческого языка. Однако, практическая востребованность турецкого языка (оружающие районы Цалки были заселены Карскими и Эрзерумскими армянами, азербайджанцами и турками месхетинцами использующими турецкий в качестве общего языка) заставила многих перейти на турецкий. Например, жители сел Имера, Гуния-Кала, спустя сто лет перестали полностью говорить на греческом языке. Самоназвание цалкинских греков «урум» происходит от греческого «ромеос» (в переводе грек житель Римской/Византийской Империи)[1].

Самым значительным, но не единственным отличием внутри-анатолийских групп греков является их язык — говоры восточноанатолийского диалекта турецкого языка[2].

Грузинский историк Николоз Джанашиа также отмечал, что греческое население Цалкинского района разговаривает преимущественно на восточноанатолийских диалектах турецкого языка[5].

По словам Пашаевой, на наречие цалкинцев значительное влияние оказали три языка: с одной стороны, азербайджанский, с другой — грузинский и русский[6]. Цалкинские греки общаются на турецком наречии, которое делится на ряд мало отличающихся друг от друга говоров.

Греки-туркофоны и армяне владеют особым восточным диалектом турецкого языка, который существенно отличается от современного турецкого языка. Его изучение могло бы дать некоторые сведения о том, в какой среде и на какой основе он формировался и видоизменялся, что представляет несомненный интерес для истории цалкинских греков[3].

Цалкинские греки подразделяются на туркоязычных и грекоязычных. Та часть греков, которая проживала в северо-восточных вилайетах Османской империи, вынуждена была отказаться от родного языка и принять анатолийское наречие турецкого. Потомки этой части греков составляют большинство греков Цалки. Предки же грекоязычной части населения Цалки (сёла Санта, Гумбати, Тарсони и Нео-Хараба) по различным обстоятельствам, например в связи с проживанием в горных труднодоступных районах, сохранили понтийский диалект греческого языка. Грекоязычное население Цалкинского района составляет не более 20 % общего числа греков Цалки[3]. В туркоязычных греческих сёлах широко распространено турко-русское двуязычие. При этом турецкий язык используется главным образом в быту, обыденной жизни. Русский же язык принят в государственных учреждениях, в культурной жизни.

Русский язык оказал благотворное влияние на все стороны жизни цалкинцев. Знание русского языка способствовало для многих греков Цалки поступлению в высшие учебные заведения советских республик, повышению квалификации, активному включению в процесс развития различных областей науки и культуры. Вместе с тем тяга к возрождению родного греческого языка все больше усиливается[3]. Языковая ностальгия особенно характерна для туркоязычных греков. Их этническое самосознание столь обострено, что многие, не владея греческим языком, признают все же его родным, турецкий же язык осознается ими как чужой, навязанный[3].

Среди цалкинских греков немало известных личностей. Член Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Михаил Афанасов по своему происхождению — грек[7]. Он является автором исследования «Известные греки Ставрополья» (2006 г.)[8].

Еще один выдающийся грек — знаменитый генерал-губернатор Ставропольской губернии Николай Егорович Никифораки. В период его семнадцатилетнего правления в Ставропольской губернии наблюдался настоящий промышленный бум. Вступали в строй паровые мельницы, винокуренные, маслобойные, кожевенные, свечные заводы. Газеты тех лет писали: «Все сферы жизни Ставропольской губернии Никифораки превратил в цветущий оазис»[8]. К 225-летию Ставрополя на площади у железнодорожного вокзала города ставропольскими греками при поддержке ростовской греческой диаспоры был возведен памятник «самому блистательному губернатору»[9] Ставрополья, как назвал его в своей книге известный краевед, почетный гражданин Ставрополя Герман Беликов[10].

Среди выдающихся представителей цалкинцев также голкипер, заслуженный тренер России Неофити Бурсаниди, который всю свою жизнь посвятил футболу, артист Леонид Самарджиди, композитор Ставро Колианиди, киноактер Эвклид Кюрдзидис, художники Леонид Попандопуло, Александр Ливинский, фотохудожник и поэт Станислав Ливинский и многие другие.

Источник: dir.md

Я м,

Уважаемые меня жалеть не стоит. Лучше хорошенько почитайте разные материалы, а затем высказывайте свою точку зрения. Главное опираться на факты,а не говорить то что вам рассказала знакомая или кто-то там ещё. Иначе следует пожалеть вас. Геноцид армян проводился в два этапа

«
1876-1914гг
На первоначальном этапе была предпринята попытка частичного уничтожения армянской этнической группы в Османской империи с целью предотвращения активизации армянской национально-освободительной борьбы и исключения из повестки международной дипломатии Армянского вопроса. Это позволило бы предотвратить вмешательство великих держав во внутренние дела оттоманского государства с целью проведения под международным контролем реформ, направленных на обеспечение безопасности армянского населения.

1915-1923гг
Успешное наступление русских и англо-французских войск в 1914-1915гг. приближало освобождение Западной Армении и Киликии, что, в свою очередь, способствовало активизации политики Геноцида в отношении армянского народа Османской империи. Получив отказ армянских политических организаций от совместного участия в войне против России и блока Антанта в целом, правительство младотурок в 1915-1918 гг. осуществило поголовное и повсеместное уничтожение и депортацию более 1,5 миллионов армян.
«
(c) Александр Сваранц — кандидат юридических наук, доктор политических наук, Армянский институт междунродного права и политологии, Москва

При чём тут вера или язык? Турки хотели стабилизировать своё государство и исключить любую возможноcть каких бы то ни было освободительных кампаний армян, греков и тд в будущем. Если вы считаете что среди турков было так много идиотов веривших что если армяне или греки приняв ислам или заговорив на турецком никогда в будущем не предпримут попыток освободить свои земли, то с тем же успехом может верить что ЕС и МВФ спишут все долги греции и позволят и дальше жить не по средствам.

Видимо всё же жалеть нужно вас.
Простите за резкость, смягчил как мог )

Источник: bonalba.ru

« Назад

Или полемические заметки по книге И.Джухи «Мариупольские, цалкинские, понтийские …».

Здравствуй, Иван!

…  Конечно же, ты ждёшь от меня, как от цалкинца, жёсткой критики твоей классификации, когда без колебаний ты развёл по разным группам наших цалкинцев и понтийских греков. Я вполне понимаю твою аргументацию, хотя и не могу принять её, потому как она в своей основе противоречива и непоследовательна.

… Как известно, абсолютное большинство наших греков из Цалки  принято относить, как это и не звучит прискорбно и обидно, к туркофонам. Но такова наша история и таковы судьбы моих сотечественников.  

Вместе с тем  уже с детских лет мы знали,  что являемся греками по происхождению, и этим мы очень гордились.

Ещё не зная почти ничего о новейшей истории нашей исторической родины, мы пытались перещеголять друг друга фрагментарными сведениями о Древней Греции, о выдающихся наших предках античного периода, отдельными персонажами и разными сюжетами из древнегреческой мифологии.

Взрослея, мы стали временами невольно и всё чаще задумываться о наших корнях, о своей истории, о связях наших с Грецией.

И очень часто задавали сами себе мучительные вопросы, на которые в те годы, в условиях отсутствия необходимой литературы и информационного голода, не всегда находили более-менее удовлетворительного ответа на вопрос: КТО МЫ? Мы — греки?

Мы, не знающие греческого (понтийского) языка, греческих или понтийских песен? А обычаи наши – чьи? Греческие или …? А что у нас греческого? Но далее мы уже успокаивали себя – у нас высокое национальное самосознание.

Греческое самосознание! И это тот феномен, который учёным ещё предстоит разгадать: как, каким образом в течение столетий проживая среди ментально чуждого нам народа, испытывая систематическое унижение, гнёт и всякие лишения, не имея практически никаких контактов со своей исторической родиной, как в этих условиях наши предки сумели сохранить и передать нам самое ценное – нашу «греческость», нашу тавтотиту и самобытность?

И здесь мы с радостью и необыкновенной гордостью выкладываем ещё один наш спасательный круг: МЫ — ПРАВОСЛАВНЫЕ ГРЕКИ!

Цалка. Церковь Рождества Пресвятой Богородицы

Цалка. Церковь Рождества Пресвятой Богородицы

Православие мы воспринимаем не только как свод сведений и уверований о сверхъестественном, не только как веру. Православие для нас — это сложный феномен, который вобрал в себя также наши обычаи, традиции, нашу духовность, что и сформулировало наш менталитет, наше греческое самосознание.

Это, если хочешь, наш образ жизни! И всё это даёт нам право говорить о своём греческом происхождении. Но давай вернёмся к твоей книге и к выводам твоим.

Итак, уважаемый Иван, ты практически утверждаешь, что цалкинцы и есть цалкинцы, и не имеют они никакого отношения к грекам понтийским.

Но что  ты считаешь существенным в различиях, как ты предполагаешь, трёх общин греков в странах постсоветского пространства?

 1.«Тесное сожительство и взаимодействие с другими этносами, несхожесть условий проживания, разные языки и диалекты сформировали разные культуры и развели общины далеко друг от друга» (стр. 6).

 

2.«Понтийцы – это потомки жителей исторического Понта, сохранившие язык, культуру и ментальность своих предков» (самоназвание – ромеи), стр.10.

«Цалкинские греки – потомки переселенцев из окрестностей турецких городов Эрзерума и Карса, … говорящих на восточно-анатолийском диалекте турецкого языка» (самоназвание – урумы), стр.9.

То есть здесь (2) ты говоришь, по сути, о географическом факторе. Бесспорно, эти факторы – язык, музыкальная культура и т.д. – могут рассматриваться как существенные при классификации греков постсоветского пространства на три разные общины.

 И, возможно, не было бы особой реакции на такую позицию, если бы не явная твоя непоследова-тельность  в этом вопросе: проведя довольно резкую грань различий между цалкинцами и понтийцами, ты почему-то не хочешь  замечать, точнее, закрываешь  глаза на гораздо большие различия между твоими земляками,  между мариупольцами-ромеями и мариупольцами-урумами, то есть теми, которые говорят на татарском языке. 

Я говорю о различиях именно в этом смысле – в знании языка или диалекта, музыкальной культуре и т.д. Интересной, на мой взгляд, получилась у тебя глава «Культура и ментальные особенности цалкинских греков». Но одновременно и очень тенденциозной.

г. Цалка, Храм Пресвятой Богородицы, 1911 год

г. Цалка, Храм Пресвятой Богородицы, 1911 год

На стр. 171-172 ты приводишь слова Э. Эриксона о быте цалкинцев конца 19-го века: «Греки … кажутся безличными, робкими, подозрительными, производят впечатление жалких забитых существ. Всё культурное им чуждо, непонятно и неинтересно… Злоупотребление спиртными напитками распространено довольно широко. … Пьют не только мужчины, но и многие женщины, даже дети».

Что сказать по этой, не очень приятной, характеристике?

Первое. Цалка конца 19-го века, к сожалению, была заброшенной окраиной империи, а цалкинцы в своём подавляющем большинстве были неграмотными и отсталыми жителями глухих деревень. Но не только Цалка, подчеркнём мы здесь.

Такое в те годы можно было встретить по всему Кавказу, по всей Империи Российской. А если называть вещи своими именами, то ты не можешь не признать нечто очевидное и для наших дней: даже сегодня, через сто лет, в начале 21-го века, нас поражают забитость и полная деградация некоторых деревень в России и на Украине, что можно видеть не так редко и по каналам телевидения. А ты, Иван, смакуешь деревенщину 19-го века!?

Второе. Меня лично задело последнее предложение в приведенном описании Э.Эриксона, что в Цалке пьют не только мужчины, но и многие женщины, даже дети(?). Ложь и враньё! Что пьют (пили) наши мужчины, обычно в рамках кавказских обычаев, да, это известно.

Но чтобы женщины, тем более дети!? Думаю, всем понятно, о чём мы говорим – речь не идёт о паре рюмок «Хванчкара» на каком-то веселье или на свадьбе. Здесь подчёркивается — злоупотребление спиртными напитками.

Любой, хоть немножко знакомый с нашим районом, скажет, что такое утверждение абсолютно не характерно для Цалки, это – нонсенс! И эту полнейшую глупость в высказывании Э. Эриксона ты с удовольствием смакуешь: «Вряд ли стоит сомневаться в приведенных Э. Эриксоном частных примерах» — эти твои слова мне не понятны.

Надо было поближе познакомиться тебе с цалкинцами для написания книги, чтобы не было подобных недоразумений..

…  Давай пролистаем, что ты сам пишешь о мариупольских урумах в этой книге. «…Песни и танцы урумов целиком заимствованы у господствующего этноса Крымского ханства» (стр. 109), то есть у местных татар.

На стр. 125 читаем: «Крымско-татарский язык преподавался в школах сёл, где говорили на урумском языке в качестве родного языка» (?).

У греков Цалки, имею в виду наших урумов, говорящих на диалекте турецкого, этого не могло быть в принципе! Да, мы также говорим «бизим дил» («наш язык»), и многие из нас даже сегодня не стесняются говорить на турецком языке.

Но надо быть цалкинцем, чтобы понять, почему до сих пор многие привязаны к этому языку, одновременно подчёркивая, что это не наш язык; для нас, греков, язык этот мусульманский. Чтобы мы, урумы, изучали в школах Цалки турецкий в качестве нашего родного языка?

Да что вы, ни в коем случае! Это было бы воспринято нами как оскорбление нашего национального достоинства, это было бы невозможно в принципе! Хотя одновременно, не стесняясь, многие цалкинцы, преимущественно люди старшего поколения, говорят на турецком публично даже в Греции и на Кипре.

Такая вот «психотипическая», как сказал бы ты, головоломка: этот язык -наш в том смысле, что с детских лет нас учили этому, мы свободно на нём выражаем свои мысли, чувства, настроения, но одновременно он чужой, «мусульманча» — язык наших исторических врагов.

Заметим для себя, что сегодня для большинства цалкинцев, разбросанных по всему миру, основным повседневным языком общения является русский. В связи с массовым переездом в Грецию и на Кипр укрепляется роль греческого в качестве основного языка общения наших репатриантов: пока ещё не очень большой процент наших переселенцев говорит дома на греческом, но с каждым годом этот процент неуклонно увеличивается

Подытоживая, хотел бы высказать своё первое серьёзное замечание, недоумение по поводу предложенной тобою схемы: выделять цалкинцев в отдельную группу в отличие от понтийцев по признакам языка, песенной культуры и не замечая того же, даже в большей степени, у мариупольских урумов в отличие от их земляков-ромеев, неправильно, неточно, некорректно.

То есть хочу сказать, что следуя принципам твоей же классификации, ты должен неминуемо признать две ветви мариупольских греков.

 

… На примере же понтийских греков Грузии можно было сделать  напрашивающийся вывод о безусловной близости урумов-цалкинцев к понтийцам.

А не делать из нас какой-то непонятный и ущербный субэтнос, которому ты делаешь такое вот снисхождение и оставляешь для него жалкую периферийную нишу где-то на окраине греческой ойкумены.

Нельзя не заметить, что термин «цалкинские греки» получился у автора очень растяжимым, допускающим различное истолкование: то он включает в него всех туркоязычных греков Цалкского, Дманисского, Тетрицкаройского и Марнеульского районов Грузии (стр.9), то добавляет к ним также и понтийцев, длительное время проживавших с ними (стр.10).

Нормальная дискуссия в таких условиях становится невозможной – прежде чем спорить, надо договориться о терминах.

 На той же странице чуть ниже мы читаем: «изучение греческого языка и, как следствие, потребление греческой культуры, не стало для первого поколения эмигрантов-цалкинцев насущной потребностью».

Зачем опять надо было тебе особо выделять здесь цалкинцев, непонятно. Зато понятно, что фраза эта, скажем так, не совсем уместная, не совсем корректная. Во-первых, потому, что это неправда – довольно многие за короткий срок уже объяснялись на новогреческом.

А во-вторых, надо было быть в те первые годы приезда и адаптации в шкуре нашего переселенца, который в новых, совершенно незнакомых условиях, без знакомств и связей, без признанного диплома и другой специальности, без своей крыши над головой и каких-либо финансовых сбережений, так вот, в этих тяжёлых условиях он должен был думать, по-твоему, о чём? О театре и о выставках работ импрессионистов или же о куске хлеба для своих несовершеннолетних детей и пожилых родителей?

Надпись на греческом языке на храме Святого Николая , с.Бешташени

Надпись на греческом языке на храме Святого Николая , с.Бешташени

… Евреи, армяне, а вместе с ними и мы, греки, разбросанные трагическими коллизиями прошлого по всему миру, пытаемся лечить глубокие свои этнические раны, нанесённые нам историей, и возвращаемся к своим корням. И называть это судьбоносное веление истории сухим термином «попытка «регенерации» у меня не повернулся бы язык. Даже не хочется далее комментировать.

«Большинство выходцев из Цалки предпочли города, периферию Салоник с Афинами, а не фракийские сельские районы» (стр. 323).

 Как будто другие переселенцы, не из Цалки, сплошь и рядом поселились на севере Греции, во Фракии! Вместо анализа опять голое утверждение. Я попытался найти какие-то данные по этому вопросу, и вот наш общий друг Яннис Карипидис подсказал мне, что выходцев из Цалки во Фракии около 60-70%.

Цифра приблизительная, конечно же, но она соответствует реальности – наших цалкинцев там больше других. Это что касается конкретных фактов, которые на поверхности. Но я посоветовал бы тебе копнуть поглубже, а не бросаться популистскими упрёками, тем более, ложными. Скажу очень коротко по этой важной для Греции проблеме

Результатом исключительно недальновидной политики греческого государства в течение длительного времени в регионе, играющей на руку Турции, стало значительное укрепление мусульманской общины при активной работе турецкого консула в Комотини и турецких спецслужб под разным прикрытием.

Наше родное греческое государство даже в 90-ые годы вместо того, чтобы способствовать заселению наших переселенцев из стран постсоветского пространства в эти регионы, создавая для этого рабочие места, выделяя им государственные и церковные земли, льготные кредиты и тому подобное, вместо этого оно заселило часть переселенцев в железные вагоны, других же оставили на произвол судьбы.

Что оставалось делать в этих условиях нашим репатриантам? У них не было выбора, и они вынуждены были уехать в крупные города или даже заграницу, где можно было найти работу и прокормить свои семьи.

Такова была реальная история… И очередной намёк или искусственное выпячивание вопроса о различиях в менталитете разных общин греков здесь ни при чём.

«Цалкинцев редко встретишь в афинских театрах, концертах, популярных в Греции кафе-бузуки, они не читают греческих газет и не смотрят греческое телевидение» — стр. 324.

 Чушь несусветная!

Видно, что слабовато ты владеешь информацией о наших переселенцах в Греции. Тебе абсолютно неизвестно, какая у нас здесь талантливая молодёжь: способные музыканты, певцы, художники, врачи, адвокаты, учителя, мастера разных специиальностей.

… Твоя классификация греков по трём группам была бы более обоснованной, если бы ты привёл некоторые дополнительные данные: как, откуда и когда наши греки переселились в районы Эрзерума и Карса, исходя из чего вполне аргументировано ты смог бы утверждать, почему наших предков и, следовательно, и нас, ты воздерживаешься причислять к понтийцам.

Но так как об этом в книге нет ни слова, то твоя аргументация становится не состоятельной: утверждение о том, что если цалкинцы жили в определённый исторический период вне Понта, значит они не понтийцы — ошибочное по сути. Не говоря о том, что у тебя понятие исторического Понта расплывчатое – то сужается, то расширяется…

 Возражения мои против твоей классификации, конечно же, не означают, что я отрицаю реальные различия между разными общинами греков. Совсем нет, просто я постарался показать слабости приведенной классификации и, соответственно, аргументации, когда чрезмерный субъективизм автора превалирует над объективным анализом фактов.

А различия между нами очевидны даже в пределах одной страны, будь это Казахстан, Россия, Украина или даже небольшая по территории Грузия…

 В заключение позволю себе нечто личностное: ты очень субъективен в своих оценках даже там, где нужен спокойный и объективный анализ данных. Должен заметить, что явно прослеживается в книге твоя непочтительность к цалкинским грекам, часто переходящая в разные колкости, а местами даже неприкрытое глумление.

Не знаю, является ли это проявлением некоего произвола или это твоя принципиальная позиция? В любом случае она неприемлема как для нас, цалкинцев, так и для любого серьёзного исследователя.

Кроме того, такая позиция автора девальвирует ценность подаваемого материала, а также мировосприятия самого исследователя. В книге имеется ряд примеров и утверждений, не имеющих ничего общего с реальностью и с истиной.

Я не смог охватить все вопросы, которые показались мне спорными и по которым хотелось бы высказаться. Надеюсь, однако, что и эти небольшие мои заметки будут учтены тобою при переиздании данной книги.

Всего доброго!

Кириак Иорданов,

председатель исполкома Всемирного Совета греков зарубежья, САЕ Периферии Чёрного моря и Средней Азии.

Поделиться статьей


Источник: grekobook.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.