Где похоронен паганини


27 мая – Скончался Никколо Паганини (1782-1840).

Где похоронен паганини

Последние дни Паганини

Последние месяцы жизни Паганини провел в Ницце.

В письмах к друзьям он жаловался: "Грудной кашель, который мучает меня, очень огорчает, но я держусь больше, чем могу, и хорошо ем то, что мне готовит "великолепный повар"… Я разваливаюсь на куски, и мне бесконечно жаль, что я не могу снова увидеться с нашим добрым другом Джордано…" Именно к Джордано обращено последнее письмо Паганини от 12 мая: "Мой дорогой друг, и вое же возможно не отвечать на сердечные письма друга. Обвини в этом упрямые и бесконечные болезни… Причина всему этому судьба, которой угодно, чтобы я был несчастлив…


Где похоронен паганини

Доктор Бине считается в Ницце самым лучшим врачом, и только он лечит меня сейчас. Он говорит, что, если мне удастся на треть уменьшить катар, я смогу еще немного протянуть; а если удастся на две трети, то я смогу питаться, но от лекарств, которые я начал принимать четыре дня тому назад, нет никакой пользы".

И все же прежде, чем умереть, он еще раз играл на скрипке… Однажды вечером, на закате, он сидел у окна в своей спальне. Заходящее солнце озарило облака золотыми и пурпурными отблесками; легкий нежный ветерок доносил опьяняющие ароматы цветов; множество птиц щебетало на деревьях. Нарядные молодые люди и женщины прогуливались по бульвару. Понаблюдав некоторое время за оживленной публикой, Паганини перевел взгляд на прекрасный портрет лорда Байрона, висевший у его кровати. Он воспламенился и, думая о великом поэте, его гениальности, славе и несчастьях, стал сочинять самую прекрасную музыкальную поэму, какая когда-либо была создана его воображением.

"Он как бы проследил за всеми событиями бурной жизни Байрона. Сначала это были сомнения, ирония, отчаяние — они видны на каждой странице "Манфреда", "Лары", "Гяуры", затем великий поэт бросил клич свободы, призывая Грецию сбросить оковы, и наконец смерть поэта среди эллинов". Музыкант едва закончил последнюю мелодическую фразу этой удивительной драмы, как вдруг смычок внезапно замер в его леденеющих пальцах… Этот последний всплеск вдохновения уничтожил его мозг…


Трудно сказать, насколько достоверно это свидетельство, но остался также рассказ графа Чессоле, который утверждает, что байроновская импровизация Паганини на пороге смерти была поразительна.

Пророчество поэта, к сожалению, оправдалось: Паганини, как и Байрон, познал всю глубину страдания, и перед концом жизнь предстала перед ним во всей своей жестокой реальности. Слава, богатство, любовь — все это у него было, и всем этим он был пресыщен до отвращения. Теперь душа его была совершенно опустошена, в ней остались лишь бесконечное одиночество и великая усталость. Успех оставил ему дашь горечь. И его умирающее тело конвульсивно вздрагивало, прежде чем застыло в ледяной неподвижности смерти.

Неописуемые мучения пережил Паганини в последние дни жизни — с 15 по 27 мая. Долгими часами он упрямо пытался проглотить хоть крохотнейшие кусочки пищи, и, уже совершенно потеряв голос, он не мог объясниться даже с сыном и писал свои просьбы на листках бумаги… Юлиус Капп в своей книге дал факсимильное воспроизведение последнего листка, на котором Паганини написал: "Красные розы… Красные розы… Они темно-красные и кажутся дамаском… 18, понедельник".


Начиная с этого дня он уже не брал больше в руки пера. О последнем часе великого музыканта написано немало фантастического. Один поэтический рассказ рисует такую картину: Паганини умирает в лунную ночь, протянув руку к своей скрипке. На самом деле все было не так поэтично. Один из друзей скрипача, не покидавший его в последние дни, Тито Рубаудо, рассказывал, что ни он сам, ни кто-либо другой из тех, кто бывал в эти дни рядом, не думали, "что так близок его конец, как вдруг Паганини, согласившийся пообедать, начал мучительно кашлять. Этот приступ и оборвал мгновения его жизни."

Это подтверждает и другой очевидец — Эскюдье. По его свидетельству, когда Паганини садился за обеденный стол, у него внезапно начался сильный приступ кашля. Он захаркал кровью и тотчас захлебнулся ею. Произошло это 27 мая 1840 года, в 5 часов дня.

В завещании Паганини было написано: "Запрещаю какие бы то ни было пышные похороны. Не желаю, чтобы артисты исполняли реквием по мне. Пусть будет исполнено сто месс. Дарю мою скрипку Генуе, чтобы она вечно хранилась там. Отдаю мою душу великой милости моего Творца".

Где похоронен паганини
Могила Паганини в Парме

Посмертное путешествие Паганини

Более десяти раз гроб с останками великого музыканта предавали земле и откапывали вновь. При жизни, возможно, он не проделывал без остановок столь долгий путь, какой совершило это уже бездыханное тело.


«Паганини продал душу дьяволу, -гласила людская молва. — И после смерти ему не найти успокоения!» Трудно сказать, насколько соответствует истине первая часть этого утверждения. Но то, что тело умершего маэстро действительно долгое время не знало покоя, — абсолютная истина.

Знаменитый скрипач умер в Ницце от чахотки в мае 1840 года. Ею останки были забальзамированы по всем правилам того времени и выставлены в зале. Толпы людей приходили взглянуть на музыканта, столь виртуозно владевшего своим инструментом, что его заподозрили н связях с нечистой силой. Между тем сына Паганини Акилле.и без того убитого горем, ожидал новый удар судьбы. Епископ Ниццы преподобный Доменико Гальвано запретил хоронить еретика Паганини на местном кладбище.

Красивый ореховый гроб тайно перевезли на корабль. Друзья маэстро решили доставить его в родной город музыканта — Геную, которому он завещал свою скрипку. Но трусливый губернатор города Филипп Паолуччи отказался даже впускать судно в гавань.

Три месяца простояла шхуна на рейде. Матросы пили горькую, утверждая, что по ночам из тяжелого орехового ящика доносятся горестные вздохи и звуки скрипки. Наконец в результате длительных переговоров с самыми высокопоставленными лицами останки Паганини было разрешено перенести в подвал замка графа Чессоле — друга великого скрипача.


Но и там они, увы, пролежали недолго. Слуги стали жаловаться, что гроб мерцает в темноте дьявольским светом. Вновь ореховый ящик погрузили на повозку и повезли в морг лазарета в Виллафранке. Однако там взбунтовались местные служащие, которые, казалось бы, должны были быть привычны к мертвецам. Но и на них тело Паганини наводило непередаваемый ужас. Людям регулярно слышались стоны и вздохи призрака, сопровождаемые звуками страстной музыки.

И вновь друзья Паганини были вынуждены пуститься в дорогу вместе с печальным грузом…

Ги де Мопассан, воодушевленный этой невероятной эпопеей, написал в одном из своих романов, «что гроб из орехового дерева с телом музыканта более пяти лет покоился на пустынном скалистом острове Сент-Онора, пока сын Пагапини добивался в Риме высочайшего разрешения предать его земле». Но граф Чессоле в своих воспоминаниях приводит совсем другую версию. Вот основные ее этапы:


В 1842 году скрипача захоронили на мысе Сент-Оспис, у подножия старинной башни.

В апреле 1844 года останки вновь откопали и перевезли в Ниццу.

В мае 1845 года гроб перевезли на виллу графа Чессоле.

Но и это еще не все. Друзья не оставляли усилий захоронить маэстро по-христиански на кладбище. Усилия эти увенчались успехом лишь в 1876 году — спустя тридцать лет после его смерти!

Но в 1893-м гроб вновь откопали, так как пошли слухи, что из-под земли доносятся странные звуки, словно там находится живое существо. В присутствии внука Паганини, чешского скрипача Франтишека Ондржичека, прогнивший ореховый ящик был вскрыт. Тело музыканта практически истлело, но голова, особенно лицо, загадочным образом великолепно сохранились, Это дало пищу для новой волны самых невероятных слухов и сплетен.


В 1897 году гроб с останками Паганини вырыли еще раз и перевезли на новое кладбище…

Источник: sandinist.livejournal.com

Посмертное путешествие Паганини

Вдоль северного побережья Италии недалеко от острова Сент-Онора, есть красная, ощетинившаяся как дикобраз, скала — она называется Сен-Ферреоль. Небольшое количество земли, неизвестно откуда взявшейся, накопилось в трещинах и щелях скалы, и там выросла особая порода лилий, а также прелестные синие ирисы, семена которых словно упали с небес. На этом причудливом рифе в отрытом море было погребено и скрыто в течение пяти лет тело Никколо Паганини. Легенда это или реальность, никто теперь об этом не узнает…

Великий скрипач умер в Ницце от чахотки 27 мая 1840 года, прожив 57 лет и семь месяцев. Все эти годы были прожиты им без отдыха и покоя. Но судьбе было этого мало: прошло еще почти столько же времени — пятьдесят шесть лет, прежде чем прах скрипача обрел, наконец, покой.

Легендарная личность Паганини еще при жизни породила ряд полуфантастических историй. Но самой невероятной кажется легенда о нетленном теле великого маэстро, которого, прежде чем захоронить спустя 56 лет после кончины, освидетельствовали несколько авторитетных лиц. Они утверждали, что Паганини лежал в деревянном ящике без всяких признаков разложения, а это явный признак как минимум исключительности, а быть может, и высшей духовности.


Более десяти раз гроб с останками великого композитора предавали земле и откапывали вновь. Даже при жизни Паганини не проделывал без остановок столь долгий путь, какой совершило его уже бездыханное тело. «Паганини продал душу дьяволу, — кричала людская молва. – И после смерти ему не найти успокоения!» Трудно сказать, насколько соответствует истине первая часть этого утверждения. Но то, что тело умершего маэстро действительно долгое время не знало покоя, — абсолютная истина.

Трудно еще найти в истории человечества такую личность, вокруг которой родилось бы столь невероятное количество слухов, забавных историй и фантастических легенд. Даже самые выдающиеся люди того времени, друзья и доброжелатели Паганини, говорили, что есть в нем что-то «дьявольское». «Адски-божественным скрипачом» назвал Паганини Шуберт. Гёте, слушая его игру, видел перед собой «столб огня». Вот что рассказывает Генрих Гейне о Паганини во «Флорентийских ночах» устами глухого художника, который в порыве вдохновения несколькими взмахами карандаша точно уловил черты таинственного образа скрипача: «Поистине, сам дьявол водил моей рукой, когда мы стояли вместе с ним перед Альстерским павильоном в Гамбурге, где Паганини должен был дать свой первый концерт. — Да, мой друг, продолжал он, — справедливо то, что все про него говорят, — что, когда Паганини был капельмейстером в Лукке, он влюбился в одну театральную примадонну, приревновал ее к какому-то ничтожному аббату, быть может, стал рогоносцем, а затем, по доброму итальянскому обычаю, заколол свою неверную возлюбленную, попал в Генуе на каторгу и продал себя, наконец, чёрту, для того, чтобы стать лучшим в мире скрипачом».


На беду, в своих восторгах великие оказались весьма неосторожны. То, что говорилось из чувства восхищения, получило превратное истолкование. То, что для гениев было образом, метафорой, для простых обывателей это были иносказания, которые в прямом смысле обогащались их собственными домыслами. Человек, обладавший колоссальным талантом, невероятным трудолюбием, благородством натуры и тонкостью души, обрел славу убийцы и страшного колдуна, подписавшего контракт с дьяволом. Даже газеты просвещенного Лейпцига и те намекали, что игра Паганини – промысел нечистого.

Надо сказать, что в то время, в Германии была создана благодатная почва для всего необычного, страшного и загадочного Воображение Гофмана, Жанна Поля и Гёте вернули в моду образ мессера Дьявола, и не было никакого основания сомневаться в том, что Паганини, как доктор Фауст, подписал с ним контракт. В Вене один господин уверял, будто отчетливо видел, что за спиной музыканта стоял дьявол в красном, с рогами на голове и хвостом между ног и водил его рукой, держащей смычок, и что между ними было поразительное сходство.


всей Европе музыкальные критики сообщали в своих газетах об этом вполне серьезно. Может быть, поначалу Паганини и не возражал против таких слухов, потому как они возбуждали любопытство, подогревали к нему интерес и умножали его известность. Но по мере того, как, слухи, разрастаясь, достигли невероятных размеров и распространились так широко, что стали доставлять ему немало неприятностей, — Паганини брался за перо и принимался опровергать вымыслы клеветников и завистников.

Конечно же, великий скрипач вовсе не был безгрешен, и нелегкое испытание дурной славой, выпавшее на его долю, стало естественной реакцией общества на независимое поведение талантливого и эксцентричного музыканта. Было чрезвычайно трудно не озлобиться на весь мир и смиренно пройти сей тернистый путь. Надо сказать, что это стоило Паганини немалых душевных и физических сил, и далеко не всегда ранимая личность экзальтированного музыканта могла сдержать негодование.

Находясь в Праге в 1829 году, Паганини в своем письме другу Джерми жаловался: «Если бы ты знал, сколько врагов тут у меня, ты бы просто не поверил. Я не делаю никому зла, но те, кто меня не знает, расписывают меня как самого последнего негодяя — жадного, скупого, мелочного и т.д. И я, чтобы отомстить за все это, официально заявляю, что еще больше повышу цены входных билетов на академии, которые дам во всех других странах Европы».

И хотя Паганини часто выступал с благотворительными концертами, всегда раздавал бесплатные билеты артистам и студентам-музыкантам, щедро одаривал родственников и благотворительные общества, — дурную молву ничем нельзя было заглушить. А ведь этот человек обладал поистине добрым сердцем, иначе, чем можно было бы объяснить благородный поступок по отношению к тем, кто считался его врагом. Согласно посмертному завещанию непревзойденный виртуоз безвозмездно дарил все свои драгоценные скрипки не только друзьям-музыкантам, но и недругам, талант которых он был способен оценить! Нельзя умолчать о той помощи, которую оказал Паганини своему коллеге — композитору Берлиозу, еще никому не известному на тот момент времени, и находящемуся в крайне затруднительном материальном положении. Тем самым маэстро обеспечил талантливому начинающему композитору безбедное существование на пять лет вперед. Однако в мелочах Паганини действительно проявлял скупость, и это объясняется, видимо, привычкой экономить, сохранившейся с детства, когда он жил в бедности. Так, например, он не любил тратить деньги на одежду и часто покупал ее у старьевщиков, упрямо с ними торгуясь.

В последние годы жизни скрипач тяжело болел и очень беспокоился о будущем своего сына Акилле, о близких и родных, которым он все еще пытался помочь. Это обстоятельство побуждало его влезать в финансовые авантюры, в которых он ровным счетом ничего не смыслил, и в конечном итоге все это оборачивалось для скрипача огромными материальными потерями и бесконечными судебными разбирательствами.

Паганини оказался жертвой хитрости и сутяжничества недоброжелателей, которые постарались сделать так, чтобы дурная слава маэстро затмила его несравненную одаренность и светлые стороны натуры великого музыканта.

Никколо Паганини (1832, портрет работы Эжена Делакруа)Он выходил на сцену с бесстрастным лицом, брал в руки скрипку – и мгновенно преображался. Губы складывались в сардоническую улыбку. Глаза метали молнии. Поза его была некрасива, неестественна, корпус невероятно искривлён. Худоба невероятная. Когда он кланялся, казалось, кости его скрипят и вот-вот рухнут грудой наземь. Паганини раскачивался как пьяный, подталкивал одну ногу другой, выставляя ее вперед. Руки вскидывал то к небу, то протягивал их к людям – взывал о помощи в своей великой скорби, и зал приходил в исступление… сохранился портрет Паганини в ранней юности – он и красив, и строен. Но прошло несколько лет, и фигура музыканта изменилась самым страшным образом! На какой дыбе было переломано его тело? Тысячи скрипачей изнуряют с утра до ночи свой организм теми же упражнениями – но лишь тело Паганини было перекроено таинственным портным на особый демонический лад. Впалая грудь его с левой стороны, где он держал скрипку, значительно расширилась, а рука заметно вытянулась. Пальцы, вроде бы не длиннее, чем у обычных людей, во время игры растягивались, удлинялись вдвое! Руку в локте Никколо легко поворачивал назад. А кисть! Она жила самостоятельно: просто отрывалась от запястья! И как легко извлекал он из одной и той же струны самые высокие и самые низкие ноты! Как-то на спор скрипач сыграл арию на шелковом шнурке от лорнета. Но значит ли это, что Паганини был безбожником? Действительно ли он отверг в час смерти святое причастие? Нет, крещенный в малолетстве, Никколо всегда был добрым католиком. И сына своего Акилле, родившегося в 1825 году, единственную свою радость, свою всепоглощающую любовь, заставлял неукоснительно исполнять все христианские обряды. Так что вовсе не убеждения Паганини стали причиной трагедии.

Великий скрипач был болен всю жизнь. Его постоянно мучил холод – даже в жару он кутался в шубу, по ночам изводил кашель. За два года до кончины туберкулез горла отнял у музыканта речь. И по странному совпадению, в тот же день потеряла голос и его любимая скрипка Гварнери! Инструмент удалось починить, а вот голос к маэстро уже не вернулся. Один лишь Акилле, приблизив ухо к губам отца, мог угадывать произнесенные им слова. И вот епископ Ниццы послал на виллу графа Чесолле, где умирал Паганини, каноника, исповедника прихода. Каноник знал, чего хочет от него епископ, и в угоду того извратил события. Якобы Паганини наотрез отказался произнести имя Святого Иисуса и Марии. И даже не осенил себя крестным знаменем!

Паганини на смертном одре (акварель)На самом деле всё было иначе. Приступ кашля вдруг скрутил Николо. Он поднял было руку, чтобы осенит себя крестом и … не успел. Не хватило какой-то минуты, может быть, мига. Рука, что 40 лет, послушная гению, вдыхала человеческую душу в кусок безжизненного полированного дерева, та, что сделала миллионы и миллионы могучих взмахов, приподнялась и плетью упала вниз…

Сразу после смерти Паганини, его станки были забальзамированы по всем правилам того времени и выставлены в зале. Толпы людей приходили взглянуть и проводить в последний путь музыканта, столь виртуозно владевшего своим инструментом, что его заподозрили в связях с нечистой силой.

Между тем сына Паганини Акилле, и без того убитого горем, ожидал новый удар судьбы. Доменико Гальвано, епископ Ниццы, обрушил на Паганини обвинение в ереси: «Нечестивец, он перед смертью оказался принять святое причастие!», и на этом основании запретил церковное захоронение его останков на местном кладбище. Вот оно последнее и несокрушимое доказательство дьявольской сущности скрипача, о которой все говорили уже давно!

Посмертное завещание Никколо Паганини заканчивалось так: «Запрещаю какие бы то ни было пышные похороны. Не желаю, чтобы артисты исполняли реквием по мне. Пусть будет исполнено сто месс. Дарю мою скрипку Генуе, чтобы она вечно хранилась там. Отдаю мою душу великой милости моего творца».

Написавший эти строки, разумеется, не был еретиком, и уж тем более, неверующим человеком. И все же…

Началась жуткая одиссея праха великого музыканта. На кораблях он бороздил моря, на простых телегах могильников и на мрачных катафалках отправлялся с одного места на другое, но всякий раз словно неприступная стена вставала на пути к кладбищу.

Сначала два месяца тело Паганини пролежало в подвале виллы графа Чесолле. Но стали роптать слуги: им чудилось, будто остатки излучали зыбкий свет, слышались стоны призрака. Нашлись фанатики, задавшиеся целью похитить тело «сатанинского скрипача», чтобы бросить его в болото. Опасаясь насилия, друзья покойного под охраной людей Чессоле переместили его в погреб госпиталя. В сентябре 1841 года 16-летний Ахиллe в сопровождении друзей отправился в Рим, где был принят его святейшеством главой католической церкви папой Григорием XVI, как сын кавалера ордена Золотой шпоры. Папа обещал ему защиту, содействие и доведение дела до справедливого решения. Он назначил специальную комиссию для вторичного строжайшего расследования. Между тем, клерикалы Ниццы и скрытые за ними силы (иезуиты) не на шутку были встревожены известием о том, что папа под давлением мирового общественного мнения назначил особую комиссию из высокопоставленных лиц, имевшую задание беспристрастно выяснить подлинные обстоятельства дела, какими бы они ни были. Воинствующие мракобесы приняли решение уничтожить останки Паганини, с тем чтобы поставить мир перед свершившимся фактом. Чессоле ответил контрмерой: в сопровождении отряда вооруженных солдат он ночью перевез гроб в военный госпиталь в Виллафранке, поместил в потайную подземную кладовую, лично запер ее и взял с собой ключ. Однако там взбунтовались местные служащие, которые, казалось бы, должны были быть привычны к мертвецам. И на них тело Паганини наводило непередаваемый ужас. Людям регулярно слышались стоны и вздохи призрака, сопровождаемые звуками страстной музыки. И вновь друзья Паганини были вынуждены пуститься в дорогу вместе с печальным грузом… Снова тайком, снова ночью – тело перевезли к старой фабрике по производству оливкового масла. Здесь гроб и закопали. Но вскоре выяснилось, что от фабричных отходов земля там столь ядовита, что может разъесть не только дерево, но и железо.

Друзья попытались переправить останки Никколо в Геную, его родной город. Однако губернатор запретил ввоз праха на территорию герцогства. Тогда граф Чесолле на свой страх и риск темной безлунной ночью, в бурю, перевез гроб друга в одно из своих владений, где какое-то время он был прикопан у подножия сарацинской башни. Друзья Никколо обратились к королю Карлу Альберту. Тот изумился и велел передать свое удивление архиепископу Генуи: дескать есть такое «высочайшее желание» — чтобы прах Паганини захоронили «в святом месте» с «подобающей пышностью». Но … не все могут короли. Кардинал оставил просьбу без внимания. Ги де Мопассан, воодушевленный этой невероятной эпопеей, написал в одном из своих романов, «что гроб из орехового дерева с телом музыканта более пяти лет покоился на пустынном скалистом острове Сент-Онора, пока сын Паганини добивался в Риме высочайшего разрешения предать его земле».

Памятник Паганини на пармском кладбище (фото)Друзья не оставляли усилий захоронить маэстро по-христиански на кладбище. И в 1844 году останки гениального музыканта морем были переправлены в Геную. Сделано это было по несогласному указу самого короля, но «желания» его были куда скромнее. Все должно было произойти незаметно, «прах помещен в скромном месте, без погребальной процессии». Ведь запрет церкви снят не был. Акилле все же добился разрешения отслужить мессу по отцу. Лишь после этой искупительной церемонии пармский епископ разрешил ввезти тело музыканта в герцогство. Но не на кладбище. 28 лет пролежал многострадальный прах под кипарисами в саду одной из вилл.

Уже давно лежали в могилах епископы Ниццы и Генуи. Состарился, ушёл из жизни Акилле. И только сын его, Аттиле, внук Никколо Паганини, добился наконец отмены страшного запрета епископа Ниццы. В 1876 году останки великого музыканта были захоронены на пармском кладбище. Но еще дважды тревожили прах Никколо. Невероятно, но в 1893-м году вновь пошли слухи, что из-под земли доносятся странные звуки, словно там находится живое существо. В присутствии внука Аттиле и чешского епископа Ондржичека гроб вскрыли. Присутствующие увидели прекрасно сохранившееся лицо великого музыканта. То был добрый знак свыше…

Мемориальная доска на родине семьи Паганини (фото)В 1897 году прах Паганини перенесли на новое пармское кладбище. На могиле поставлен памятник — бюст Паганини, окруженный колоннадой.

Так закончилась скорбная одиссея. 57 лет прожил на свете Никколо Паганини, и 56 кочевали его останки по Италии в поисках последнего приюта…

Впрочем, и это, по-видимому, еще не последнее путешествие бессмертного музыканта. Генуэзцы считают, что он должен закончить свой земной путь там, где начал и где покоится под стеклом его верная спутница — скрипка Гварнери Дель Джезу. Место в генуэзском Пантеоне ему приготовлено…

Какое же проклятие преследовало великого Паганини? В чём секрет этой посмертной эпопеи? Может, и впрямь тут замешаны мистические законы и высшие силы? Не будем спешить с выводами. Замечено, что тела людей, вкусивших при жизни власти или славы, не имеют покоя после смерти. Вспомните хотя бы египетских фараонов, Наполеона, Ленина, Чарли Чаплина… Их останки подвергались ограблениям, их забальзамированные тела препарировали любопытные ученые, их мумии развезли по всему свету и выставили в музеях на всеобщее обозрение… Вряд ли в этом повинны какие-то потусторонние силы, сами люди, движимые любовью или ненавистью к великим умершим, не дают им покоя…

Источник: music-fantasy.ru

Более десяти раз гроб с останками великого музыканта предавали земле и открывали вновь. Даже при жизни, возможно, он не проделывал без остановок столь долгий путь, какой совершило его уже бездыханное тело.
«Паганини продал душу дьяволу, — гласила людская молва, — и после смерти ему не найти успокоения!» Трудно сказать, насколько соответствует истине первая часть этого утверждения. Но то, что тело умершего маэстро действительно долгое время не знало покоя — абсолютная истина.
Знаменитый скрипач умер в Ницце от чахотки, в мае 1840 года. Его останки были забальзамированы по правилам того времени и выставлены в зале. Толпы людей приходили взглянуть на музыканта, столь виртуозно владевшего своим инструментом, что его заподозрили в связях с нечистой силой. Между тем сына Паганини — Акилле, и без того убитого горем, ожидал новый удар судьбы. Епископ Ниццы — преподобный Доменико Гальвано, запретил хоронить еретика Паганини на местном кладбище.
Красивый ореховый гроб тайно перевезли на корабль. Друзья маэстро решили доставить его в родной город музыканта — Геную, которому он завещал свою скрипку. Но трусливый губернатор города Филиппо Паолуччи отказался даже впускать судно в гавань.
Три месяца простояла шхуна на рейде. Матросы “пили горькую”, утверждая, что по ночам из тяжелого орехового ящика доносятся горестные вздохи и звуки скрипки. Наконец, в результате длительных переговоров с самыми высокопоставленными лицами, останки Паганини было разрешено перенести в подвал замка графа Чессоле — друга великого скрипача.
Но и там, увы, тело пролежало недолго. Слуги стали жаловаться, что гроб мерцает в темноте дьявольским светом. Вновь ореховый ящик погрузили на повозку и повезли в морг лазарета в Виллафранке. Однако, взбунтовались местные служащие, которые, казалось бы, должны были быть привычны к мертвецам. Но и на них тело Паганини наводило непередаваемый ужас. Людям регулярно слышались стоны и вздохи призрака, сопровождаемые звуками страстной музыки.
И вновь друзья Паганини были вынуждены пуститься в дорогу вместе с печальным грузом…
Ги де Мопассан, воодушевленный этой невероятной эпопеей, написал в одном из своих романов, «что гроб из орехового дерева с телом музыканта более пяти лет покоился на пустынном скалистом острове Сент-Онора, пока сын Паганини добивался в Риме высочайшего разрешения предать его земле». Но граф Чессоле в своих воспоминаниях приводит совсем другую версию. Вот основные ее этапы:
*В 1842 году скрипача захоронили на мысе Сент-Оспис, у подножия старинной башни.
*В апреле 1844 года останки вновь откопали и перевезли в Ниццу.
*В мае 1845 года гроб перевезли на виллу графа Чессоле.
* Но и это еще не все. Друзья не оставляли усилий захоронить маэстро по-христиански на кладбище. Усилия эти увенчались успехом лишь в 1876 году — спустя 36 лет после его смерти.
Но в 1893-м гроб вновь откопали, так как пошли слухи, что из-под земли доносятся странные звуки, словно там находится живое существо. В присутствии внука Паганини, чешского скрипача Франтишека Ондржичека, прогнивший ореховый ящик был вскрыт. Тело музыканта практически истлело, но голова, особенно лицо, загадочным образом великолепно сохранились. Это дало пищу для новой волны самых невероятных слухов и сплетен.
В 1897 году гроб с Паганини вырыли еще раз и перевезли на новое кладбище.

Новость отредактировал TheRedQueen — 1-10-2013, 17:27

Ключевые слова: Паганини продал душу призрак кладбище

Источник: 4stor.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.