История афона в греции


Население полуострова, более всего известного как Гора Афон (монашеская республика), остаётся исключительно мужским – даже из домашних животных допускаются только самцы – с 1060 года, когда византийский император Константин Мономах издал указ («аватос» – непроходимый), запрещавший существам женского пола нахождение, временное или, тем более, постоянное в афонских пределах. Эти самые пределы греки называют Святой Горой и административно они представляют собой самоуправляемую область страны – автономную «монашескую республику», объединяющую двадцать монастырей и какое-то число монастырских владений и скитов, разбросанных по горным склонам полуострова.

Монастыри Афона в большинстве своём были основаны в X-XI веках, все уцелевшие дошли до нашего времени в состоянии, которое можно охарактеризовать как упадок той или иной степени, однако обители по-прежнему представляют архитектурный и общий интерес, ничто не сравнится и с художественными сокровищами, принадлежащими монастырям.


ли вы – мужчина старше 18 лет и серьёзно интересуетесь монашеством, историей православия, церковной музыкой или хотя бы просто византийской и средневековой архитектурой, то вам очень даже стоит посетить Святую Гору. Разрешение получить сравнительно просто, обратившись в соответствующее учреждение в Салониках, но учтите, что на протяжении большей части года вам придётся хлопотать о поездке и улаживать формальности задолго до самого посещения.

Гора Афон в Греции

Следует добавить, что кроме замечательной архитектуры и живой религии, Афон ещё и красив – полуостров, бесспорно, принадлежит к живописнейшим частям страны. Транспортные услуги скудны: изредка попадается служебная машина, берег обслуживают только два автобуса и, при случае, прибрежные суда, так что придётся много ходить пешком, а тропы проходят по густым лесным чащам, добираются до главных вершин и возносятся над побережьем, которое, наверное, самое «неосвоенное» туризмом и прочим прогрессом во всём Средиземноморье. Немало из выбирающихся на Афон туристов приступают к столь нелёгкому предприятию не только – а многие, и не столько – ради знакомства с иноческим житием, но и чтобы вступить в соприкосновение с очень необычной природой полуострова.

Краткая история монашеской республики (гора Афон)


Указ греческих законодателей, принятый в 1926 году, предоставил Афону статус теократической республики. Это церковное государство управляется из собственной столицы – таковой считается городок Карье – советом из двадцати представителей, избираемых по одному от каждого монастыря сроком на один год, этот правящий орган называется Айия Эпистасия (Святое Надзирательство). При этом Афон остаётся частью Греции: все монахи, прибывшие на Святую Гору из других стран, обязаны принять греческое гражданство, а греческое светское правительство представляет на полуострове назначенный этим правительством губернатор и небольшое полицейское подразделение.

В иерархии Афона у каждого монастыря своё особое место: Великая Лавра – на почётном первом месте, Констамониту занимает 12-ю строчку в списке. Все селения на полуострове присоединены к тому или другому из двадцати «правящих» монастырей, и «владения» эти довольно разнообразны: от скитов, как называются небольшие монашеские общины (занимающие группу домов или жилой корпус, так что подчас непонятно, в чём отличие скита от монастыря), до келий – обычно это хижина или нечто вроде крестьянского дома, но есть ещё и исихастирьо – жилища отшельников, и нередко такие склонные к предельному уединению монахи селятся в пещерах. На полуострове немало и мужчин-мирян, в том числе мусульман-албанцев: по большей части они обрабатывают принадлежащие монастырям сельские угодья или заняты другой физической работой.


История монашества на Афоне уходит в седую старину, и о возникновении этого явления много споров и ещё больше преданий. Самое расхожее в народе сказание утверждает, что сильный ветер прибил корабль Богородицы, направлявшийся на Кипр, к афонским берегам. Она поразилась великой красотой Горы, а некий небесный голос освятил местность во Её имя (провозгласив Гору уделом Богородицы). Согласно другому преданию Константин Великий заложил здесь первую обитель в IV веке, но эта дата, несомненно, слишком ранняя, поскольку первое упоминание об афонском монашестве в документах появилось лишь в 843 году (монахи-святогорцы присутствовали на совете у императрицы Феодоры), так что скорее всего первые иноки пришли на полуостров к концу VII века.

Монашеская республика (гора Афон)

Афон предоставлял раннехристианскому монашеству благоприятнейшие условия: где ещё укрываться от внешнего мира – в частности, от напиравших с востока арабских завоевателей, да и от властей самой Византии, если те вздумают, например, позариться на иконы (как было в VIII-IX веках), если не на далёких и безлюдных горных склонах? К тому же внушающие благоговение красоты края облегчали примирение и соединение с Богом.


авнее прочих из первых монахов-святогорцев – Пётр Афонский и Святой Евфимий Солунянин (из Салоник), оба в середине IX века жили в кельях, устроенных в пещерах, которых в здешних горах немало. В 885 году эдикт императора Василия I признал Афон монашеским заповедником, а отшельники мало-помалу начали собираться в общины, переходя тем самым к «общежительному иночеству» – по-гречески такой коллектив монахов обозначается термином киновия (буквально: «жизнь вместе, сообща»).

963 год традиционно считается датой основания первого монастыря: Афанасий Афонский при мощной финансовой поддержке императора Никифора Фоки заложил обитель, называющуюся теперь Великой Лаврой. За два последовавшие за этим столетия под покровительством других византийских императоров основывались всё новые и новые монастыри, и их число достигло сорока (и в каждом будто бы спасалось по тысяче насельников), и это не считая скитов, отшельничьих пещер и прочих меньших обителей. А в XI веке Афон стал причинять хлопоты. То пираты на монастырь нападут, то на Гору вторгнутся пастухи-влахи – ордой в 300 семейств. После вызвавшего толки и немалое смущение известного неблагообразного происшествия, случившегося между монахами и пастушками, влахов с полуострова прогнали, а имперская власть издала «хрисовул» (золотую буллу – указ под золотой («хрисо») печатью) с запретом любой млекопитающей твари женского пола, от людей ли или же, равно, скотов, вступать на Афон.


Этот эдикт, известный как «аватон» (да не прейдёт) в силе и поныне: для кошек, правда, сделано не очень гласное исключение – не то от грызунов житья бы не было. В XII веке монастыри обрели некий международный – и уж, по крайней мере, все православный – облик, поскольку румынские, русские, сербские иноки, по одиночке и целыми толпами стали искать на Святой Горе укрытия от трёх волнений и превратностей «века сего» (того, в котором Господь судил им жить). Сам Афон страдал от франкских набегов, когда Константинополь (нынешний Стамбул) был оккупирован латинянами (1204-1261 годы), да и позднее испытывал немалое давление радетелей за Унию из латинских Салоник, подталкивавших обитателей Святой Горы к союзу с западными католиками: во дворе монастыря Зограф стоит памятник монахам, принявшим мученическую кончину в то время за верность православию, точнее, за отстаивание независимости православного христианства.

В начале XIV века монахи пережили два ужасающих года непрерывных грабительских набегов каталанских наёмников, но они оправились, в чём очень помогли благотворители из Сербии – затем наступили годы небывалого процветания в XV и XVI веках. А когда Византийская империя подпала под власть Османов, отцы мудро отказались от сопротивления, поспешив наладить отношения с султанами, и один из первых владык новой мусульманской Империи даже побывал на Святой Горе с государственным визитом.


нец Средневековья принёс хозяйственные трудности из-за непосильных налогов и конфискаций, и самосохранения ради многие монастыри отказались от общего владения имуществом и сменили киновию на идиоритмию – в этой саморегулирующейся системе монахи жили вместе и совместно участвовали в богослужениях, но трудились и вкушали пищу порознь, каждый за свой счёт. Тем не менее, Афон оставался духовным средоточием Православия, а в XVII и XVIII веках даже сумел построить и содержать свои собственные учебные заведения.

Порт Дафни (гора Афон)

Но подлинный упадок пришёл на Святую Гору в начале XIX века, с окончанием Войны за независимость, в которой немало монахов приняло сторону греческих революционных сил. В Македонии мятежники были без труда раздавлены, область осталась под османским управлением, и монахов призвали к расплате за содеянное. На Афоне разместился постоянный турецкий гарнизон, а число насельников в монастырях начало стремительно сокращаться – тем более на заре греческой независимости, занявшейся на юге Греции, монашество в греческом православии частично утратило своё значение. На грани XIX и XX веков образовывающуюся пустоту пробовали заполнить православные монахи из-за рубежа, в частности, из России. Но афонские отцы всегда противились любым поползновениям, грозившим размыть греческий облик Святой Горы, и были готовы платить за это даже собственным вещественным благополучием.


В самом начале 1960-х годов падение достигло наинизшей точки и число монахов не превышало тысячи – по сравнению с 20 тысячами в славные времена Афона. К нынешнему времени, правда, численность монахов доползла до двух тысяч, средний возраст снизился и заметно возросло присутствие в монашеской среде хорошо образованных людей. Приветствуя наметившееся возрождение, многие монахи и заинтересованные наблюдатели сетуют на просачивание светскости на Святую Гору: в некогда смиренных обителях есть такие вопиюще мирские ухищрения, как факсы и мобильные телефоны, а иные части полуострова обращены в стройплощадки, и чуть ли не повсюду реставрируются старинные, а то и сооружаются новые здания.

Как добраться и перемещаться по горе Афон

Чтобы попасть на Афон из Салоник, садитесь на автостанции КТЭЛ на Каракасси 68 на автобус до Уранополиса или Иерисоса. Из Уранополиса большую часть года ежедневно отправляются два судоходных рейса: большинство предпочитает садиться на корабль, отправляющийся в 9:45 и идущий 90 минут в главный порт Афона на юго-западном побережье Дафни, откуда служебный транспорт доставляет паломников в небольшую монастырскую общину Святой Анны. Выезжая из Салоник в тот день, с которого начинается период разрешённого вам пребывания на Афоне, вам необходимо успеть на самый ранний автобус (6:00) КТЭЛ, чтобы попасть на этот утренний корабль. Есть ещё один рейс, он отправляется в 6:30, идёт быстрее и приходит прямо в Дафни (разумеется, вам придётся остановиться на одну ночь в Уранополисе).


Из Иерисоса судно отправляется в 8:35 ежедневно и идёт вдоль северо-восточного побережья до монастыря Великой Лавры (2 часа; 15 €), но обычно команда дожидается прихода первого утреннего автобуса. Опасаясь упустить корабль, ночуйте в Иерисосе. Корабль не обязательно причаливает к каждой пристани на своём пути, но всегда останавливается у полицейского поста в Хиландариу для проверки документов. Мини автобусы и другие сухопутные средства передвижения обычно приходят ко времени отправления больших паромов в Дафни и другие гавани, чтобы доставить людей в городок Карьес и другие монастыри, которые недалеко от дороги. Это может быть дорого, но если водитель из мирских, вы можете заранее договориться о цене. Большинство иностранных приезжих, однако, предпочитают передвигаться пешком, используя превосходную карту «Road Editions», к которой прилагается 48-страничный информативный буклет.

Покидая монастырь, просите, чтобы вам показали начало тропы, сказали примерное время в пути и рассказали о состоянии дороги. Если вы держите путь на Афон из Уранополиса, вам первым делом следует посетить Бюро паломничества (ежедневно 8:10-14:00) – это на въезде в город, за бензозаправкой.


шив заночевать, приходите в учреждение задолго до начала его работы, поскольку маленькая контора переполняется народом сразу же по прибытии шестичасового автобуса из Салоник. В бюро вам поменяют полученную вами в Салониках квитанцию о подтверждении вашего желания побывать на Афоне на настоящее разрешение и надо будет заплатить за него (30 €; или, если у вас есть студенческая карточка, для лиц в возрасте до 27 лет –20 €). С этим документом на руках вы вправе останавливаться в любом из крупных монастырей и в обителях поменьше.

Дома на берегу Ватопедского монастыря (гора Афон)

Если же начать с Иерисоса, то разрешения пассажирам выдают в полицейском участке на пристани Хиландар, первого монастыря на северо-восточном побережье, после чего вы вправе или сойти на берег, или продолжить путь на корабле к любому из других монастырей – по вашему выбору. На время написания данной статьи 15 из 20 главных и 2 меньших монастыря требовали бронирования загодя (за два месяца вперёд официально), то есть предварительной договорённости по телефону или факсу круглый год – если вы намерены переночевать в соответствующей обители. Все эти 17 общин называются по ходу дальнейшего изложения и для каждой обители сообщаются № телефонов и факсов и время, когда следует выходить на связь с нею. Если телефон не отвечает сразу, будьте настойчивы, только звоните в указанные часы, с понедельника по субботу, и не рассчитывайте на ответ, если день приходится на большой церковный праздник. Многие гости хотели бы продлить срок пребывания за пределы минимума в 4 дня.


Теоретически подобные запросы удовлетворяет Айия Эпистасия (Святое Надзирательство), правительство монашеской республики в городке Карье, хотя вы должны будете убедительно обосновать свою просьбу. Обычно с разрешением на два или три дополнительных дня трудностей не возникает, и ваши шансы существенно возрастают, если не сезон. А в том случае, если вы и некоторый монастырь пришлись по сердцу друг другу и вы вознамерились стать послушником, то вам могут выдать «идико дьямонитирьо» (особое дозволение на проживание). Чаще всего архондарий (монах, ответственный за общение с гостями) первым делом просит показать разрешение, а если ваши манеры покажутся ему вызывающими или неподобающими, неважно, какой срок у вас остаётся согласно вашему разрешению – ничто не заставит его приютить вас. Да и надписи на монастырских стенах напоминают: «Гостеприимство необязательно».

  • Разрешения на паломничество и доступ на Афон

Для получения разрешений на посещение Афона (диамонитирьон) первым делом необходимо позвонить в Бюро паломничества на гору Афон (Графио Проскинитон Айиу Орос) в Салониках. Учреждение занимает прекрасное здание в стиле неоклассицизма на Эгнатия 109 (понедельник-пятница 9:00-14:00, суббота 10:00-12:00, закрыто по воскресеньям и главным святым праздникам; почтовый индекс: 54635). Здесь же находится книжный магазин, торгующий иконами и книгами об искусстве, истории и природе Афона и о самих монастырях. Чиновники не любят, если к ним просто заглядывают, сначала звоните.

По предварительной договорённости вам нужно будет отослать на адрес бюро по почте копию соответствующих страниц вашего паспорта или другого удостоверения личности, действительного в стране, гражданство которой вы имеете, а затем подтвердить своё намерение посетить Святую Гору, ближе к назначенной дате и, конечно, накануне её. Выдают десять разрешений в сутки не православным и сто в сутки – крещённым в греческой православной вере, независимо от гражданства.

Затем вам выдадут подтверждение разрешений на проживание в Афоне сроком до четырёх ночей (трёх дней) на определённую дату. Назначать эту дату по своей воле вы не сможете, особенно с мая по сентябрь. А чтобы попасть на православную Пасху, да и в любое другое время, требуется начинать хлопоты о разрешении за многие месяцы вперёд, хотя бы за полгода. В бюро собственно перед путешествием вместо разрешения вам выдадут квитанцию, которую в Уранополисе вам поменяют на само разрешение. Эту квитанцию вам могут переслать по почте или факсом или же вы можете явиться за ней лично.

Монастырь Дохиар на горе Афон

Посещение монастырей Афона в Греции

Имея разрешение на руках, вы вправе останавливаться и питаться в главных монастырях – и некоторых меньших – бесплатно. Будете предлагать деньги, у вас их не возьмут, хотя паломников всячески убеждают покупать свечи, ладан, диски с церковной музыкой и репродукции икон разного качества. Ночевать вы будете преимущественно в общих спальнях, условия воистину спартанские, но где-нибудь в подвале бывает душ (иногда даже с горячей водой) и вам всегда и везде дадут простыни и одеяла, так что нет нужды таскать с собой спальный мешок. Едой по большей части Афон обеспечивает себя сам: основу монашеской диеты составляют помидоры, бобы, фасоль, оливки, зелень, хлеб из муки грубого помола, сыр и паста (как в Италии), при случае появляются такие лакомства, как хальвас (халва) и фрукты.

В воскресенье, после утренней службы к рыбе (свежей или из банки) часто подают вино – это самая роскошная трапеза на всей неделе. Обычно в день к столу приглашают лишь дважды: поздним утром и примерно часа за полтора или два до заката. Возможно, вам не помешает какое-то самообеспечение – стоит иметь при себе такой сухой паёк, как орехи, сушёные фрукты и иные богатые энергией продукты – на тот случай, когда вы не успеваете к утренней или вечерней трапезе либо вам предстоит долгий путь пешком из монастыря в монастырь (правда, если вы не успеете к столу, вас могут покормить остатками трапезы, которые приберегают для опоздавших). В Карьесе есть кое-какие магазины, но чтобы не мучиться с выбором и не тратить попусту дорогое время, запастись провизией лучше пораньше, до прибытия на Афон.

Даже если у вас хорошая карта, вы всё же попросите, чтобы вам показали начало тропы и сообщили хронометраж и протяжённость в километрах затеянного вами путешествия, а также рассказали об условиях в пути. Строят всё новые и новые дороги, поэтому тропы забрасываются, а климат – влажный, так что года за два всё бесповоротно зарастает высокой травой, а потом и густыми кустами. При необходимости вы можете дополнить пешие походы перемещением по морю: маленький катер регулярно снуёт вдоль побережья, но только юго-западного. Катер отправляется около 9:15 летом из порта Кафсокаливья, что почти на южной оконечности полуострова, и заходит во все гавани, попадающиеся на пути к Дафни и добирается до «границы» Афона около полудня. Гладенькие мини-автобусы марки «Лендровер» по расписанию подгадывают к прибытию крупных паромов, но кататься на такой красоте бывает накладно, а если за баранкой – мирянин (не монах), то о цене договаривайтесь до поездки.

В любом случае в выбранный вами монастырь вы должны прибыть засветло, так как все монастыри и многие меньшие иноческие обители запирают входные ворота на закате солнца. По прибытии вы спрашиваете архондария (монаха, распоряжающегося гостями), и тот, чтобы отметить встречу и знакомство, обычно подносит вам ципуро (крепкий спиртной напиток) и лукуми (турецкие сладости). Архондарии часто прилично говорят по-английски. Ежедневное расписание обители может сбить вас с толку – знайте, что время отсчитывается по рассвету или закату, в Византии. На северо-восточной стороне Афона за «12 часов», то есть за момент, когда обе стрелки на циферблате, и часовая, и минутная, показывают строго вверх, принимается не полдень и не полночь, но рассвет и закат солнца.

Лишь Ватопедский монастырь держится «мирского» времени, и по нему же ходят наручные часы на монашеских запястьях, а в большинстве монастырей на стене вывешивают настенные часы в двух экземплярах, бок о бок два циферблата: один с «византийским», другой со «светским» временем, со всеми переходами с летнего времени на зимнее и наоборот, как в остальной Греции. А вот юлианский календарь, отстающий от прочего мира на две недели, действует по всему Афону, и именно по «старому стилю» отмечаются церковные праздники. Большинство монастырей обходится «своим» электричеством от автономных генераторов – хотя нередко их заводят лишь на несколько часов на заре, и тогда в обители тускло светятся подслеповатые лампочки, но телефоны теперь – везде, а кое-где попадаются и факсы. Но вся эта сверх современность на распорядок жизни влияет очень слабо: и вы, и, разумеется, монахи будете ложиться рано, вскоре после захода солнца.

Русский монастырь Святого Пантелеймона на горе Афон

Иногда, в часы пополуночи монахи на какое-то время встают ради уединённых молитвенных размышлений или иных занятий, после чего бывает ортрос (утреня – (сравнительно) короткое богослужение). Примерно около рассвета случается ещё один «тихий час», сразу же перед главной литургией (аколутия, русское название «обедня»). После обедни все собираются на утреннюю трапезу – где-то между 9:30 и 11:30, в зависимости от времени года и дня недели. Пополудни монахи занимаются физическим трудом, до самой вечерни (эсперинос), на которую нередко созывает колокольный благовест – этот не лишённый определённой музыкальности «концерт» звучит часа за три до заката летом (и почти на самом закате зимой). За вечерней службой сразу же следует вечерняя трапеза, а за нею – коротенькая служба на сон грядущий (аподипно). Надо сказать и пару слов насчёт манер, поведения и обращения гостей с хозяевами (и наоборот), поскольку очень много недоразумений возникает из-за проявлений взаимного неуважения, действительного или случайного.

Что касается вас, то вы всегда должны быть «полностью» одеты, даже собираясь из спальни в ванную. Это значит, никаких шортов, никаких головных уборов в стенах обители, а рукав должен закрывать руку по всей длине, от плеча до запястья. Не вздумайте купаться в море или открытом водоёме при людях, и уже тем более нагишом – ищите такое место, где вас никто не увидит. Курение во многих обителях под запретом, хотя кое-где курильщикам и дозволяют предаваться этому пороку на балконах. А закурив на лесной тропе, вы совершите уголовное преступление, – греки (обоснованно) боятся лесных пожаров, часто вспыхивающих и без вашей «помощи». Так что, если вы курите, лучше распрощаться с этой привычкой на всё время пребывания на Афоне – такое решение удобно считать постом или покаянием.

Петь, свистеть или повышать голос категорически запрещается. Кроме того, не вздумайте держать руки за спиной или в карманах либо сидеть нога на ногу, тем более по ходу разговора с монахом – всё это позы неподобающие: подумают, что вы строите из себя какого-то властелина или большого начальника. Фотографировать монахов можно только с их разрешения – никогда не забывайте просить такового! Во многих обителях фотографировать вообще запрещено, а видеокамеры на Святую Гору не допускаются. Постарайтесь не заглядывать во все углы, особенно туда, куда вас как-то не приглашали, пусть и кажется, что место вроде бы открыто для всеобщего обозрения. Монастыри и их насельники относятся к туристам и паломникам, что называется, очень неровно, и слава той или иной обители предваряет встречу с этой самой обителью, будучи излюбленным предметом пересудов между зарубежными паломниками на тропе.

Если вы – не православный, вас, скорее всего, будут вежливо не замечать. Во многих учреждениях вывески откровенно запрещают не православным присутствовать на богослужениях и разделять с иноками трапезу. Но другие монастыри принимают гостей, независимо от их вероисповедания. Вы очень даже можете натолкнуться на фанатично верующих или встретиться с обезоруживающим добродушием, причём в одном и том же месте и за какие-нибудь минут десять, и безо всякого намёка на перепад, из-за чего не очень-то просто составить целостное представление об Афоне или о каком-то конкретном монастыре. Если вы не православный, но вроде бы достаточно понимаете по-гречески, чтобы сообразить, что вам пытаются внушить, то почти наверняка деликатно или не очень вам скажут, что вы должны обратиться в истинную веру.

Стоит учесть, что монахи вообще-то надеются принимать у себя религиозных пилигримов, а не досужих туристов, и что самим инокам подобает огненная ревность по вере, а не попустительство. Вообще говоря, на благожелательную заинтересованность в вас вы можете рассчитывать со стороны тех монахов, которые в какой-то мере образованы или поднаторели в иностранных языках. Кстати, в меньших идиоритмических общинах условия обычно тяжелы даже по не мягкотелым монастырским меркам, а на келли (отдельные кельи в домах и хижинах) правило монастырского странноприимства не распространяется, так что вам, чтобы переночевать в такой небольшой обители, надо сначала подружиться с её хозяевами.

Источник: turizm.world

Земной удел Божией Матери

История афона в грецииЭти стихи, написанные в прошлом веке архиепископом Черниговским Филаретом, стали своеобразным гимном афонскому монашеству. Они невольно приходят на память, когда красавец-корабль с гордым названием "Достойно есть" отходит от пристани Свято-Пантелеимонова монастыря и, зайдя в соседние Ксеноф и Дохиар, берет курс на материк.

Природа Афона действительно поражает своими первобытными красотами. Подобно клину, врезался Афонский полуостров в Эгейское море, которое с трех сторон омывает его своими светлыми водами. Узкая полоска суши (80 км в длину и 10-20 в ширину) с севера изрыта оврагами и ущельями, покрытыми зеленым ковром каштанового леса и разнообразной растительности; а в южной оконечности полуострова на высоту более 2 тысяч метров над уровнем моря вздымается неприступная вершина Афона, вся в облаках и туманах. Что-то грозное есть в этой горе, обрывом срывающейся в море, ветхозаветно-грандиозное.

Каждого, кто впервые попадает сюда, к восточным берегам Македонии (Греция), не покидает мысль, что он оказался в зеленом райском саду, которого почти не коснулась рука человека, что здесь, действительно, престол неба.

Тишину этого священного места нарушает только щебет ласточек да веселое пение соловья; иногда лишь зимой ветер просвистит в горных ущельях или шелестом листьев потревожит царящее здесь безмолвие.

Еще в дохристианские времена Афон вызывал восхищение античных поэтов и философов, окружавших его божественным ореолом. Римский поэт Никандр называл его "исполином, немного ниже звезд, стоящим среди безмерного моря". Но лишь с началом эры христианства раскрылось во всей полноте священное предназначение Афона, когда Божественный Промысл обратил языческую Аполлониаду (так Афон именовался в древности) в Святую Гору.

Бережно хранимое Церковью предание повествует, что, когда по вознесении Господа нашего Иисуса Христа на небо апостолы пребывали в Сионской горнице, ожидая сошествия Святаго Духа, с ними была и Пресвятая Дева Мария, Матерь Господа Иисуса. В это время апостолы бросали жребий: кому какая страна достанется для проповеди Божественного Евангелия. Видя это, Пресвятая Дева сказала апостолам: "Хочу и Я принять участие в трудах евангельской проповеди; а потому желаю вместе с вами бросить жребий, чтобы и Мне иметь для апостольских трудов страну, какую Бог укажет". Апостолы с великим благоговением исполнили желание Божией Матери, причем пал жребий на Иверскую страну (Грузию). Приняв благодать Святаго Духа в огненных языках, Божия Матерь готовилась уже к отправлению в Иверскую землю, как вдруг является ей Ангел и говорит: "Не отлучайся из Иерусалима, но подожди до некоторого времени. Относительно же страны, доставшейся Тебе по жребию, не беспокойся: она просветится впоследствии; Тебе же предстоит труд апостольства в другой земле, куда Тебя Сам Бог приведет". Приняв это извещение, Божия Матерь осталась в Иерусалиме в ожидании исполнения ангельского проречения.

В это время (по рассеянии апостолов по вселенной) на острове Кипр был епископом праведный Лазарь четверодневный. Он весьма желал видеть Пречистую Матерь Господню, но, по случаю гонения иудеев на христиан, боялся приехать в Иерусалим. А потому он, по предварительному соглашению с Божиею Матерью, прислал за Ней свой корабль, на котором Она и отправилась в плавание, взяв с собою святого апостола Иоанна Богослова и еще некоторых апостольских мужей. Когда же корабль отплыл далеко от берегов Азии, поднялся сильный ветер, которым и прибило путешественников к Афонской горе.

В это время жители Афона вдруг услышали в идольском капище громкие вопли: "Люди, прельщенные Аполлоном! Идите все к Климентовой пристани и встречайте там Марию, Матерь великого Бога Иисуса!" Народ быстро побежал на морской берег к указанному месту и, действительно, увидел там приставший корабль с Божиею Матерью. Все приняли Ее с великою честью, свели на берег и, обступив Ее всем своим собранием, начали расспрашивать, как Она родила Бога и как этот Бог называется. Пречистая же Матерь Господня благовестила подробно все евангельское учение. При этом Она совершила многие чудеса, и народ принял Святое Крещение. Афонцам был поставлен учителем один из апостольских мужей, прибывших на корабле, которому, вручая новокрещенных, Божия Матерь сказала: "Сие место да будет Мне в жребий, данный Мне от Сына и Бога Моего". Потом, благословив народ, добавила: "Благодать Божия да пребудет на месте сем и на пребывающих здесь с верою и благоговением и сохраняющих заповеди Сына и Бога Моего. Потребные к жизни на земле блага будут им с малым трудом в изобилии, и жизнь небесная уготовится им, и не оскудеет милость Сына Моего от места сего до скончания века. Я же буду заступницею места сего и теплая о нем ходатаица пред Богом". Вторично благословив народ и войдя со святым апостолом Иоанном Богословом и с прочими своими спутниками в корабль, Матерь Божия отбыла на остров Кипр для посещения праведного Лазаря.

Гонения на христиан в первые века не обошли стороной Афонскую гору. Находившиеся на ней храмы несколько раз разрушались до основания. Но жители Афона и во времена гонений, и в последующую эпоху догматических споров и разделений хранили в сердцах обетование Божией Матери и твердо исповедовали православную веру.

По прошествии восьми веков Матерь Божия снова удостоила Святой Афон Своим посещением. Первый афонский пустынножитель, преподобный Петр, еще до своего вселения на Святую Гору, в тонком сне увидел однажды в неизреченном свете Пречистую Деву и предстоящего Ей святителя Николая, который благоговейно и со страхом вопрошал Божию Матерь: "Владычице! Так как Ты изволила сего раба Твоего освободить из плена, то где укажешь ему место для жизни?" Божия Матерь на это сказала: "В Афонской горе будет покой его: ибо она есть жребий Мой, от Сына Моего и Бога данный Мне, чтобы удаляющиеся от мира и избравшие для себя подвижническую жизнь по своим силам, имя же Мое призывающие с верою и любовию от души, — там проводили свою жизнь без печали и за свои богоугодные дела получили бы Жизнь Вечную. Весьма бо люблю то место и хочу на нем умножить иноческий чин. Милость же Сына Моего и Бога пребудет во веки к тем, кои там будут иночествовать, если они исполнят спасительные заповеди. И распространю их в горе той на юг и север, и возобладают они ею от моря до моря, и имя их прославлю во всей подсолнечной, и защищу тех, кои в постничестве и терпении будут там подвизаться".

Приведенный на Афонскую гору Самой Пречистой Девой, преподобный Петр Афонский — безмолвник, первый в длинном ряду пустынников и созерцателей Афона, глава целого племени "исихастов", прожил здесь, в пещере, 53 года. Все это время Матерь Божия не оставляла его Своею помощью, избавляла от многообразных диавольских козней. Около пещеры, где он жил, откуда видно море, скалы да великая гора Афон, теперь стоит часовня. В самой пещере жить не дозволяется: слишком холодно зимой, у "ревнующих" подражать святому не хватает сил, и они гибнут.

Незадолго до прибытия святого Петра, по особому Промыслу Божию, Афон совершенно обезлюдел — жители оставили его, города и селения опустели, и император Константин Погонат отдал полуостров в вечное владение православным монахам. Почти две тысячи лет не знает эта земля никого, кроме монахов! Со времени первых иноческих поселений и до наших дней на Афон строго запрещен вход женщинам, даже животным женского пола. Сама Матерь Божия следит за исполнением этого древнего запрета. Не раз являлась Она царственным женам, запрещая им ступать на священную землю Афона. Ослушниц же воли Божией Матери ожидала суровая кара.

В 869 г. царь Василий Македонянин, по примеру предыдущих благочестивых царей, оградил права монахов на владение Афоном своей царской грамотой. В благодарность Пречистой за Ее неусыпное попечение о Своем земном жребии иноки воздвигли в Карейском скиту церковь в Ее честь. Ежегодно в храмовый праздник Успения Божией Матери собирались они в эту церковь, чтобы вместе славословить Пречистую и решать общие дела.

С X века начинается новый период в истории Афона. В 963 г. преподобный Афанасий Афонский начинает строительство первого на Афоне общежительного монастыря. Свою Лавру он называет в честь Богоматери и Ее попечению вверяет основанную им обитель. Пречистая не посрамила упования преподобного Афанасия и, укрепив его веру, когда он уже готов был в трудную минуту оставить строительство, явила Себя божественною Домостроительницей (Экономиссой) Афонской Лавры. Уже после смерти святого Афанасия Богоматерь явилась ее настоятелю и повелела, чтобы отныне храмовый праздник обители отмечался не на Благовещение, а в день памяти преподобного Афанасия. "Ибо Меня, — рекла Пречистая, — прославляют во всех обителях святогорских. Так и Я хочу прославить избранного угодника Моего Афанасия".

Два века, последовавшие за основанием Лавры преподобного Афанасия, были временем наивысшего расцвета святогорского монашества. Усердием благочестивых византийских царей на Афоне во множестве восстанавливаются древние и строятся новые обители. Самые известные из них — Иверская, Ватопед, Хилендар — посвящены Божией Матери. Афон приобретает полную независимость в гражданских и церковных делах. Само имя Афона с благоговением произносится императорами и патриархами. Царь Алексий Комнин (XI в.) так отзывается об афонских иноках: "Как Константинополь, этот царь городов, превыше всех их, так царственнейшая и божественная гора (Афонская) превосходнее всех гор во вселенной. А вы (иноки афонские) — наш свет и наша соль. И не только цари христианские, но и самые народы, окрест нас обитающие, и они с нами умиляются и радуются вашему житию сверхчеловеческому".

История афона в грецииВ это время окончательно складываются три вида афонского монашества, существующие и поныне: монастырское, скитское и келлиотское (отшельническое). Более 50 тысяч иноков подвизались в 180 больших и малых обителях (келлиях). Сюда, под Покров Пресвятой Девы, собирались иноки со всех стран Востока и Запада.

Подобные духовные расцветы Афон переживал не однажды за свою многовековую историю. Чему уподобить их, как не пышному цветению прекрасного сада, где каждый цветок, каждое дерево по-своему красивы и совершенны, и в свое время приносят обильные плоды. Иначе и быть не может, ведь Садовница и Назирательница этого сада день и ночь неусыпно печется о Своем земном уделе. "Сад Панагии (Всесвятой)" — таким поэтичным названием именуется Афон у греков.

О высоте тогдашнего афонского монашества свидетельствовали не только императоры. Сама Игумения Святой Горы в явлении святому игумену Лавры Николаю повторила ему обетования, данные преподобному Петру Афонскому, и прибавила, что «отныне и впредь Святая Гора (Агион Орос) да наречется от всех и новым именем — Святая Польза (Агион Арос), ибо все, кто оставляет мир и приходит, чтобы потрудиться в Моем Жребии, получают великую пользу для спасения души".

Еще не раз после этого наивысшего расцвета были в многовековой истории Афона времена духовного подъема и суровых испытаний. Но даже в самую тяжелую минуту иноки афонские не унывали; смиренно принимали все, что посылал Промысл Божий, и только усердно молили Пречистую Владычицу не оставить Своего Покрова над Святой Горою. Никогда еще Матерь Божия не презирала этих слезных молений. Сколько раз избавляла Она Свой земной жребий от варварских нападений; упреждала о нашествии латинян; укрепляла веру монахов во времена оскудения земных благ, чудесным образом наполняя сосуды вином и елеем. В Лавре Она благоволила быть Экономиссой, в Хилендаре Игуменьей, а в Иверской обители —Вратарницей. Каждое из этих чудес связано с какой-либо иконой Небесной Владычицы, которые зримо свидетельствуют о любви Богоматери к афонским инокам. И, хотя не все чудотворные иконы имеют особые дни празднования (по греческому обычаю все местночтимые иконы Богоматери чествуются в праздник Успения), — они, без сомнения, составляют главный предмет почитания не только афонских монахов, но и каждого благочестивого паломника, приходящего на поклонение афонским святыням.

История афонского подвижничества немыслима без той роли, которую в судьбах Афона сыграла Россия, — как невозможно без Афона представить себе историю Русской Церкви. Особенно упрочилась эта связь после Крещения Руси, когда Покров Богоматери распростерся над нашей землею. Но первая встреча Руси с Афоном произошла столетием раньше, в царствование императора Михаила III (около 842 г.), когда "приходила Русь на Царьград и многие русы крестились". В это время, вероятно, появились на Афоне первые русские иноки. Один из них основал на Святой Горе обитель с храмом в честь Успения Божией Матери. По афонской традиции монастырь получил имя своего основателя, и уже в самом начале XI в. подпись "монаха Герасима, пресвитера и игумена обители Русской", стоит под святогорским актом 1016 г. Позднее монастырь получил другое название —Ксилургу, т.е. обитель Древодела: видимо, и на Афоне русские занимались традиционным на Руси столярным и плотническим ремеслом.

Из Успенской обители — Ксилургу русское монашество распространилось не только по всему Афону, но принесло благословение Святой Горы и на Русскую землю.

Сюда, под Покров Богоматери, в самом начале XI в. пришел основоположник русского монашества преподобный Антоний Печерский. Обойдя все святогорские монастыри и собрав, подобно духовной пчеле, мед благочестия, он воспламенился божественной любовью и, желая подражать равноангельской жизни святых иноков, сам принял постриг в русской обители. После длительного пребывания святого на Святой Горе игумен получил от Бога повеление отпустить его в Россию. Призвав преподобного, он сказал ему: "Антоний! Иди опять в Россию, чтобы и там быть тебе примером и утверждением для других, и пусть будет с тобою благословение Святой Горы!" После этого преподобный Антоний еще однажды приходил на Афон, и вновь после нескольких лет, проведенных в подвигах, возвращался он в Россию, унося с собой благословение Святой Горы. Собравшейся вокруг него уже в России, в Берестовской пещере, братии преподобный Антоний сказал однажды: "Да будет на вас благословение первое от Бога и Пресвятой Богородицы, а второе — от Святой Горы". И думается, не случайно воздвигнутую над пещерой церковь преподобный назвал в честь Успения Божией Матери. Как говорится в житии преподобного Антония Печерского, он "принес закон для земли Российской с Афонской горы".

В XII в. русское братство на Афоне так умножилось, что прот Иоанн передал в вечное владение русским инокам монастырь святого великомученика Пантелеймона, сохранив за ним и обитель Ксилургу. Это историческое для русского монашества событие произошло в день Успения Богоматери в 1169 г. По словам современного исследователя, утверждение русских на Афоне явилось "закономерным итогом благочестивого устремления русских подвижников со времени Крещения Руси к высшему иноческому идеалу и приобщению к земному жребию Богоматери".

Благословением Пресвятой Богородицы и Святой Горы росло и набирало силу русское монашество. Крепли и связи России и Афона — двух уделов Божией Матери.

Даже во времена княжеских междоусобиц не прерывалось благодатное общение Русской земли со Святой Горой. Трудности и опасности многомесячного пути не в силах были остановить русских иноков-паломников, подвижническими усилиями которых поддерживалась непрерывная духовная связь не только с Афоном, но через него — со всеми Восточными Православными Церквами, хранительницами духовного просвещения. Ослабевшие во время монголо-татарского нашествия, эти связи с новой силой возрождаются в XIV-XV веках. В то время на Святой Горе подвизались многие русские святые: преподобные Лазарь Муромский, Дионисий Глушицкий, Александр Куштский, Нил Сорский, Иннокентий Комельский.

История афона в грецииЗдесь невозможно удержаться от краткого отступления. Однажды в Хилендарском монастыре я увидел в местном ряду иконостаса в соборном храме икону, которая показалась мне очень знакомой. Подойдя поближе, я не мог поверить своим глазам: украшенная чеканным серебряным окладом, передо мной была Коневская икона Божией Матери, что подтверждала русская надпись на окладе. Как и когда она попала сюда, я так и не узнал, только не раз потом приходил на память рассказ об иноке, который, придя на Святую Гору, не мог ужиться ни в одном монастыре, ибо рукоделием, которым он зарабатывал на хлеб, была чеканка по меди. Через три года "шумный" монах, имея благословение Святой Горы — икону Божией Матери, вернулся с Афона в Новгород. Вскоре на острове Коневец на Ладожском озере он основал обитель, где ввел принесенный с Афона общежительный устав. Этот остров и дал имя замечательному подвижнику, преподобному Арсению Коневскому (f 1444). Незадолго до своей кончины преподобный вновь побывал на Афоне. Пройдя места своих юношеских подвигов, он завещал преемникам хранить благодатное общение со Святой Горой. А принесенная с Афона икона Богоматери с Богомладенцем, держащим на левой ладони голубиного птенца, прославилась многими чудесами под именем Коневской.

Недавно побывал в Греции настоятель Коневского монастыря игумен Назарий, чтобы испросить благословение Святой Горы на труды по возрождению обители. Едва оправившись от безбожной тирании, Россия вновь обращает свои взоры к Афону, этому "Сиону истинной веры".

Не прекращались связи России и Афона и в последующие века. Киево-Печерская Лавра и обитель Пресвятой Троицы на Маковце, Валаам и Соловки — не раз посылали на Святую Гору, как в "школу православного подвижничества", своих ходоков. Поэтому неудивительно, что в России хорошо знали об Афоне и с величайшим благоговением относились ко всякой афонской святыне. Посылая на Святую Гору обильные жертвы, благочестивые русские цари и патриархи просили прислать в Россию списки прославленных афонских икон. Дважды, в 1648 и в 1656 гг., в Москву, по просьбе Патриарха Никона, с Афона приносились списки Иверской "Вратарницы". Пройдя по всей Русской земле, они оросили ее новыми благодатными силами. Этот афонолюбивый Патриарх, желая упрочить связи первого и последнего земных уделов Богоматери, основал на озере Валдай Иверский монастырь, который, по замыслу Никона, должен был стать Новым Афоном, как Воскресенский монастырь стал Новым Иерусалимом. Сюда, на берега реки Истры, в 1663 г. принесена была икона "Троеручица" — точный список с афонской.

Не раз еще Святая Гора благословляла Россию богородичными иконами. В конце прошлого столетия из Русского Свято-Пантелеимонова монастыря были принесены в Москву иконы Богоматери "Скоропослушницы" и Тихвинской, а на подворье Андреевского скита в Петербурге находилась чудотворная икона "В скорбех и печалех Утешение". Эти иконы были известны многими чудесами и исцелениями, жаль, что их судьба после революции неизвестна. Списки с наиболее почитаемых в России чудотворных афонских икон Богоматери — Иверской, "Скоропослушницы", "Отрады" или "Утешения", "Достойно Есть" — имелись в каждом храме и почти в каждом доме. При этом россияне непременно желали иметь икону с самой Святой Горы, зная, что иноки-святогорцы пишут иконы с молитвой и при строжайшем посте.

В свою очередь, ни откуда на Афон не поступали такие обильные жертвы, как из православной России. Пожертвования посылались не только в Свято-Пантелеимонов монастырь и другие русские и славянские обители — многие греческие монастыри имели в России свои подворья, которые собирали немалые суммы для своих обителей. Память об этих благодеяниях до сих пор сохраняется на Святой Горе. Часто из уст русских паломников я слышал, что ни в одном греческом монастыре их не принимали так тепло и радушно, как в Симонопетре. У симонопетрских монахов, кроме обычного афонского гостеприимства, есть на это свои причины: они помнят, что именно на русские пожертвования их обитель была заново отстроена после пожара 1891 г.

Усердием русских благотворителей почти все чудотворные иконы на Афоне были украшены дорогими ризами с золотом и драгоценными камнями. Не раз мне приходилось видеть, как греческие монахи и миряне при виде этих шедевров от восхищения не могли произнести ни слова, только восторженно качали головами и по-восточному цокали языком. Но стоит ли говорить, что для нас — русских святогорцев и для каждого русского человека, все эти многочисленные украшения храмов и икон: от богатых облачений и священных сосудов до массивных подсвечников и паникадил, — не просто прекрасные произведения русских мастеров, а, в первую очередь — прямые свидетельства искреннего благоговения перед Святой Горой и ее Неусыпаемой Назирательницей, которое всегда отличало православного русского человека, от царя до простолюдина. Это чувство в русском народе было столь глубоко, что даже в суровой северной природе Валаама и Соловков наши предки старались отыскать черты милого сердцу Афона.

История афона в греции"Афонской горой" назвал один из холмов своей Ближней пустыньки — любимое место молитвенного уединения — преподобный Серафим Саровский. Старец питал особую любовь к Афону. Во многих беседах с дивеевскими сестрами он указывал на Святую Гору как на заветный идеал истинного монашества. Особенно нравилась преподобному по-детски чистая и искренняя любовь святогорцев к Божией Матери. Без сомнения, этот избранный угодник Пречистой чувствовал невидимую связь, соединяющую Афон и Дивеево — первый и последний уделы Царицы Небесной на земле. И после блаженной кончины старца эта связь не прерывалась, и в наши дни можно заметить ее зримые проявления. Летом прошлого года, во время своего паломничества на Святую Гору, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий П преподнес в дар Русскому Свято-Пантелеймонову монастырю частицу святых мощей преподобного Серафима. Часть мощей преподобного была подарена и Дохиарскому монастырю, в котором будет устроена первая на Афоне церковь в честь преподобного Серафима Саровского. А в самой России Афонское подворье в Москве поддерживает самые теплые отношения с возрождающейся Серафимо-Дивеевской обителью.

Святую Гору и ее насельников можно уподобить свече, о которой Господь говорит в Евангелии (Мф.5,15). Каждый раз, когда Афон переживал духовный расцвет, его свет распространялся по всему миру. Многие традиции старчества и исихазма, богослужения и устава, книжности и духовного просвещения пришли в славянские земли и в Россию, как лучи этого света. Благодатная сила Афона сообщалась процессам духовного подъема в этих странах, чтобы затем новыми живительными потоками возвратиться на Святую Гору.

Символично, что и в наши дни возрождение афонского монашества промыслительно совпало с трудным, но благодатным временем возрождения Русской Церкви и монашества, за которым, Бог даст, последует возрождение России — Дома Пресвятой Богородицы. Этой надеждой живут все русские святогорцы, которые на несколько десятилетий были почти отторгнуты от России. С ее возрождением связывают они возрождение русского монашества на Святой Горе и потому за каждой литургией молятся: "Богохранимую страну нашу Российскую и всех верных чад ея, во Отечестве и рассеянии сущих, да помянет Господь Бог во Царствии Своем".

О том, что афонское монашество переживает сегодня духовный подъем, свидетельствует каждый, кто бывал на Святой Горе в 50-е — 60-е гг. Один из его несомненных признаков — восстановление общежития во всех 20 монастырях Святой Горы. Вместе с этим в греческих монастырях появилось много молодых иноков, большинство из которых имеют духовное или светское высшее образование. Несмотря на то, что в Греции немало монастырей, эти люди приходят именно на Святую Гору. Но двухтысячное монашеское братство Афона состоит не только из греков, хотя их большинство. Свои обители имеют здесь русские, сербы, болгары и румыны. В некоторых греческих монастырях есть монахи из числа принявших Православие жителей Западной Европы и Америки.

Некоторые из них возвращаются затем на родину и несут миру святогорское свидетельство: основывают монастыри и подворья, издают духовную литературу. Один из таких монастырей основал в Великобритании наш соотечественник архимандрит Софроний, ученик преподобного старца Силуана (f 1938). Даже те из афонитов, которые несут свое служение за пределами Святой Горы, имеют ее благословение и всегдашнее заступничество Божией Матери.

Первое, что поражает при разговоре со святогорцами, — их особенная любовь к Пречистой. Одни живут уверенностью, что Она Сама привела их из мира на Святую Гору; другие на собственном опыте познали Ее милосердие и помощь в различных опасностях и искушениях; третьи несомненно чают, что Она будет ходатайствовать за них перед Божественным Своим Сыном в день Страшного суда. Эта любовь подвигает иноков Святой Горы во всех радостях и печалях обращаться к Ней и непрестанно славословить Бога и Его Пречистую Матерь в церкви и в келейной молитве. На всей Святой Горе свято соблюдается трогательный обычай ежедневного пения Параклиса — Молебного канона Божией Матери.

Когда одного старца спросили, где монахи берут силы, чтобы выстоять долгие — до 15-17 часов — ночные богослужения, он ответил: "Как человек еще до своего рождения имеет в материнской утробе все необходимое для жизни, Господь и Матерь Божия подают нам силы для деннонощного Их славословия. Ибо, хотя Пресвятая и усыновила в лице святого Иоанна Богослова весь человеческий род, особое попечение имеет Она о монахах".

Часами можно слушать такие назидательные рассказы современных старцев-подвижников. О том, например, как бушевавший летом 1990 г. пожар, которым было объято сразу несколько обителей, внезапно угас, лишь только на место пожара была принесена чудотворная икона "Достойно есть" и отслужен молебен Божией Матери. Или, как один инок Григориатского монастыря во время бдения увидел, как с началом пения "Честнейшей" из алтаря вышла прекрасная Жена в игуменском одеянии и начала кадить церковь и молящихся.

В Свято-Пантелеимоновом монастыре еще недавно были живы монахи, ставшие свидетелями следующего чуда. Когда после революции прекратился поток паломников из России, а вместе с ними и обильные пожертвования в русский монастырь, наша обитель стала испытывать нужду. Запасы таяли с каждым днем, хозяйство из-за нехватки людей постепенно приходило в упадок, а отнятие в 1927 г. греческим правительством всех владений (метохов) афонских монастырей в Греции лишило русский монастырь последних средств к существованию. Тогда же игумен с собором старцев решили, невзирая на строжайшую заповедь великого старца игумена Макария, прекратить обычную раздачу милостыни. (С конца прошлого столетия, когда русские монахи вновь получили в управление Пантелеимоновский монастырь, братия щедро делились всем, что имела эта богатейшая в то время обитель на Афоне. Каждую неделю к воротам монастыря приходили бедные монахи и паломники — греки и славяне — и получали милостыню деньгами, одеждой или продуктами. Никому ни в чем не было отказа.) Об этом решении было объявлено по всему Афону, и в назначенный день к монастырю npишли сотни просителей, чтобы в последний раз получить милостыню. Монахи сфотографировали эту грустную картину.

История афона в грецииКогда снимки были готовы, братия не поверили своим глазам: на одной из фотографий, позади многолюдной толпы просителей шла Женщина в светлых одеждах. Когда игумен о.Мисаил узнал об этом, он сразу же отменил предыдущее решение и вместе со всей братией прославил Божию Матерь, Которая таким образом вразумила их и в который раз показала, что раздаяние милостыни во исполнение заветов старцев не должно нарушаться даже при самых трудных обстоятельствах. А снимок с изображением световидной Жены до сих пор хранится в русском монастыре.

А вот что рассказал отец И., который один подвизается в древнем Нагорном Руссике, в часе ходьбы от нашей обители.

— Однажды собирал я с дерева грецкие орехи. Вдруг сук подо мной, видимо гнилой, обломился, и я упал с высокого дерева. Придя в сознание, я почувствовал страшную боль — ни встать, ни пошевелиться не могу. Все кости переломаны, нога вся в крови. Собрался с силами — и за "телефон". "Звоню", "звоню" — то "занято", то не отвечают. Наконец, "дозвонился". "Матерь Божия, — молю, — великомучениче Пантелеймоне, не оставьте погибнуть, помогите!" И что ты думаешь? Не прошло и нескольких часов, слышу: зовут меня. А это отец В. приехал из монастыря с паломником-доктором из Европы: показать ему Руссик. Нашли они, значит, меня; отвезли в монастырь, а оттуда — в больницу в Салоники. Вот что значит монашеский "телефон", — тут отец И. многозначительно показал на четки.

Кому-то, кто вырос в городах со всевозможными техническими чудесами, рассказ этого монаха покажется детским и наивным. Но он как нельзя лучше отражает реальность непосредственного общения со святыми и Божией Матерью, которым живут святогорцы. Даже в трогательных мелочах повседневного общения, — на Афоне не здороваются по-мирскому: на обычное приветствие "Эвлогите (Благословите)" отвечают "О Кириос (т.е. Господь благословит)", а перед началом всенощного бдения монахи приветствуют друг друга словами "Да поможет нам Пресвятая Богородица" и взаимно желают "хорошей агрипнии", — видна особая духовная атмосфера, напоминающая страницы древних Патериков.

Еще в прошлом веке на Афоне и в России получила широкое распространение икона, где Пресвятая Богородица изображена в игуменских одеждах, с жезлом и свитком, на котором начертаны Ее обетования преподобному Петру. Образ Афонской Игумении еще раз напоминает нам о том, что с Богоматерью связано начало Святой Горы и ее конечные судьбы. Не случайно еще с XV века на Афоне существует пророчество, повторяемое преподобным Нилом Мироточивым. "Перед пришествием Антихриста, — говорит преподобный Нил, — потрясется монастырь, в котором жительствует Лик Царицы Спасения. Бесчувственная земля восчувствует, что имеет обнищать от Хранительницы своей, Которая хранит ее до сего дня. Будут трястись все древа насажденные и будут наклонять всех насажденных (т.е. последует истребление православных монахов). Афон будет биться страшным шумом. Когда будет уходить Лик Госпожи нашей Богородицы (т.е. Иверская икона), все церкви поклонятся Царице Спасения (т.е. будут разрушены). Итак, говорю вам, преподобнейшие отцы: до тех пор, пока находится Лик Госпожи нашей Богородицы внутри Горы сей, да не подвигается никто уходить из Горы сей Честной. Когда же увидите, что удалилась икона Всесвятой с Горы, тогда уходите и вы, куда угодно; только обет монашеской жизни сохраните целым и чистым".

Но не только в пророчествах о грядущем Афонская Игуменья приуготовляет Свое избранное стадо к будущим испытаниям. Сегодня Она зримо, по неизреченному Своему милосердию призывает всех нас к покаянию — единственному средству избежать надвигающегося гнева Божественного Ее Сына: вот уже несколько недель подряд в Иверской обители раскачивается лампада над царскими вратами. Эта массивная серебряная лампада была пожертвована обители в благодарность Богоматери за одно из многочисленных Ее чудес. Иногда лампада, сама собою, вопреки всем физическим законам, начинает раскачиваться. Если лампада качается во время бдения, афонцы воспринимают это, как знак невидимого присутствия Госпожи Богородицы. Когда же лампада раскачивается подолгу в обычное время, как это было перед мировыми войнами и стихийными бедствиями, и как это происходит сегодня, — нет сомнения, что Матерь Божия упреждает святогорцев, а через них — весь христианский род, об испытаниях, которые Господь попустит за наши прегрешения.

Как тут еще раз не задуматься над безмерною любовью Богоматери к людям, как не воспеть эту любовь вместе с преподобным старцем Силуаном Афонским! "Много чудес и милостей видел я от Господа и Божией Матери, но воздать за эту любовь ничем не могу. Что воздам я Пресвятой Владычице за то, что не возгнушалась мною во грехе, но милостиво посетила меня и вразумила? Мал ум мой и бедно и немощно сердце мое, но душа радуется и влечется написать о Ней хоть несколько слов. Воистину Она Заступница наша пред Богом, и одно имя Ее радует душу. Чудное и непостижимое дело. Она живет на небесах и непрестанно видит славу Божию, но не забывает и нас убогих и Своим милосердием покрывает всю землю и все народы".

Игумен Петр (Пиголь)

Источник: afon-oros.ru

Византийское время и распорядок дня

«На Афоне действует византийское время. Объяснить его очень трудно, – начинает свой рассказ монах Ермолай. – Когда заходит солнце, стрелки часов ставятся на полночь, но это дает разницу с московским временем летом 7 часов, а зимой – 3 часа. Поэтому трудно сказать, например: «Мы встаем в 3 часа». В какие 3 часа? Все путаются». Видимо, заметив непонимание, монах с улыбкой просит ручку и листок. В блокноте появляется солнце – главное и единственное мерило византийского времени.

Монах Ермолай рассказывает, что с заходом солнца все монахи полуострова собираются в своих храмах на часовую службу, после которой расходятся по кельям и спят ровно пять с половиной часов. С 6:30 утра по византийскому времени начинается так называемый келейный канон, определенный индивидуально каждому духовником монастыря, который длится в течение полутора часов. Такой духовный труд не обходится без чтения молитв, поклонов.

«Потом в 8 часов утра по византийскому времени (не путайте, в это время в России час ночи – зимой, летом – 4 часа) начинается служба, которая заканчивается большой литургией, потом все причащаемся, и после этого начинается трапеза», – рассказывает монах. Трапеза на Афоне является продолжением богослужения. Один из монахов не прерывает молитвы на это время. Длится трапеза всего 10-15 минут.

«Потом мы идем отдыхать где-то на час-полтора, после этого все выходим на послушание», – продолжает он. Исполнение послушаний занимает пять часов: с 14:00 до 19:00. После рабочего дня – два часа личного времени, когда монахи могут погулять, ответить на письма родных, почитать, внести записи в дневник или поспать.

С 21:00 в течение двух с половиной часов длится богослужение, которое также завершается трапезой. Затем монахи исповедуются и с заходом солнца вновь приступают к богослужению. Интересно, что на Подворье Свято-Пантелеимонова монастыря в Москве также молятся по византийскому времени. Так монахи готовятся к новому распорядку дня перед отъездом на Афон.

Источник: tass.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.