Воины из риаче


Две статуи воинов из Риаче. Бронза. Около 460-450 гг. до н.э. Реджо ди Калабрия, Национальный музей.

Две статуи воинов из Риаче. Бронза. Около 460-450 гг. до н.э. Реджо ди Калабрия, Национальный музей.

«Современники Зевса — два бронзовых воина из Риаче, тоже найденные в море, ок. 460-450 гг. до н.э., хранятся в Реджо ди Калабрия. Оба воина — обнажённые, немолодые, с бородами, с мускулистыми крепкими торсами и длинными суховатыми ногами. Воин А держит в руке копьё и щит (утрачены), воин Б — тоже вооружён, но он ещё и в шлеме. Оба обращены почти фронтально к зрителю, но не вступают с ним в контакт. Пластика тел отличается строгой тектоникой — она очевидна в характеристике опорных и свободных ног, свободных и нагруженных рук. Система работы частей тела продумана до мельчайших деталей, и в анатомии уже полностью исчезает резкость: формы плавно перетекают друг в друга. От строгого стиля остаётся лишь некоторая жёсткость поворотов и суровое выпажение лиц.


Воин А смотрит вперёд, к подходящему противнику, который опять оказывается невидимым. Он встречает его без особой любезности, нетерпеливо и даже страстно, приоткрыв рот, так что видны сверкающие зубы. Приоткрытый рот может означать некий происходящий диалог, но фактически он выражает спешное дыхание, своеобразный акт ответа на посланное извне ему природой импульс. Недружелюбность воина по отношению к этому невидимому миру, из которого к нему является невидимый противник, подтверждается тем обстоятельстваом, что именно с этой стороны воин отрезает себя копьём от окружающей среды. Форма слегка возвышенного черепа подчёркнута тесно прилегаюшими к нему волосами; волосы гравированы тонкими прядями и перевязаны лентой, поверх которой голову мог венчать венок; длинные кудри ниспадают живописной массой на плечи, до мелко завитой бороды. Фигура была тчательно дораготана резцом и всевозможными инкрустациями: медные губы и соски, серебрянные зубы, инкрустированные глаза с тяжёлыми веками. Выражение лица у воина — напряжённое и чрезвычайно возбуждённое, о чём свидетельствуют тревохно изломанные брови.

У воина Б, при сходных внешних характеристиках, иной облик: торс мощнее и круче изогнут, плоть его зримо нависает над костной структурой, очевиден диссонанс поворотов — ноги обращены вправо от зрителя, а тело влево, причём ярко акцентировано напряжение мышц в районе бёдер, и все формы очерчены контрастнее (правая рука и левое предплечие были заменены уже при древней реставрации).


лова у воина Б — иная, с рыхловатой структурой пышной бороды и строго очерченным черепом. Его волосы ложатся более крупными завитками, в разделке которых сильнее звучит графический акцент. Исходя из того, что голова была в шлеме, в ней ещё резче разделялись конструктивный верх (собственно череп и лицо) и рыхлый низ (усы и борода).

Обе фигуры, несомненно выполненные выдающимся мастером, часто приписывают аттической школе. Их «строгость»» едва ли можно считать недостатком — непреодолёнными признаками архаизма. Напртив, они очень закончены и по своему очень цельны. Создатели бронз из Риаче свободно оперировали сложным набором приёмов для создания образа, живущего независимо в своём идеальном пространстве. Однако приписывать бронзы Фидию или другим великим мастерам V в. до н.э. мы бы не стали. На фоне аттической традиции они духовно особые. Их образы, с приоткрытыми ртами, магнетическими глазами и совсем натуральными формами излучают демоническое живоподобие. Они несут в себе некую духовную неудовлетворённость — непогашенный импульс, вопрос, не получивший ответа. При взгляде на статуи, сколь они не великолепны, нас одолевает ощущение встречи с реальным человеком, но каким-то не очень «человеческим». В обеих фигурах (и особенно воина Б) прослеживаются признаки натурализма, которого скульптура метрополии, в том числе Афин, целиком лишена. Непримирённость противоречий идеального и реального выступает как особый духовный статус героев — статус не завершивщегося результатом ожидания. Вероятно, эти фигуры были изготовлены в Южной Италии, контекст искусства которой наиболее близок такой концепции.»


Акимова Л.И. Искусство Древней Греции: Классика. — СПб.: Азбука-классика, 2007. Стр. 87-88.

Вверх.

На главную страницу.

Источник: www.varvar.ru

Воины из Риаче

Ионическое море у берегов Калабрии — изумительного, густо-синего, почти фиолетового цвета. Оно необычайно насыщено солью, в нем очень легко держаться на воде и плавать. А морское дно прибрежной полосы, опоясывающей Апеннинский полуостров, буквально усеяно обломками античных амфор, статуй и других реликвий древней культуры. Амфор, в которых древние перевозили зерно, оливковое масло и вина, находят так много, что они в последнее время стали непременной частью интерьера прибрежных ресторанов, тратторий и внутреннего убранства богатых частных вилл. Время от времени появляются сообщения о находках прекрасно сохранившихся целых скульптурных групп.


Но такой находки, которую сделал аквалангист Стефано Мариоттини, занимаясь подводной охотой близ селения Риаче, в 140 километрах от города Реджо-Калабрия, в Италии никто не помнит. Погрузившись в воду, Стефано Мариоттини вдруг заметил на дне торчащую из песка человеческую руку. Нырнув снова и коснувшись ее, он понял, что это скульптура. Статуя лежала метрах в трехстах от берега. Рядом Мариоттини увидел полузанесенную песком и заросшую водорослями другую фигуру.

Большая группа специалистов по подводной археологии из Реджо-Калабрии с огромными предосторожностями подняла статуи со дна моря. Археологам достаточно было лишь бегло взглянуть на скульптуры, чтобы понять, что они присутствуют при открытии огромной научной важности. Найденные статуи, бесспорно, принадлежат руке выдающегося древнегреческого мастера.

Однако прежде чем начать диспут о том, кто из мастеров античности мог быть автором найденных бронзовых фигур, предстояла долгая и кропотливая работа по их реставрации.

Первый этап был проведен на месте, в Реджо-Калабрии. Затем статуи были отправлены во Флоренцию, где со времени катастрофического наводнения 1966 года, нанесшего большой ущерб художественным ценностям этого города, действует реставрационный центр, собравший прекрасных специалистов и накопивший большой опыт, спасая и восстанавливая произведения искусства.


бронзовых античных фигур были сняты наслоения ракушек, водорослей и песка. Затем статуи были тщательно исследованы с помощью рентгеновских лучей, после чего начались более деликатные операции по очистке бронзы от коррозии с помощью хирургических инструментов, миниатюрных пневматических молоточков и ультразвука. Восстановительная работа проводилась в пять этапов и завершилась «купанием» статуй в специальных химических растворах, чтобы обеспечить консервацию металла. И только через восемь с лишним лет после находки Стефано Мариоттини бронзовые герои из Риаче наконец были выставлены для всеобщего обозрения во Флорентийском археологическом музее.

Они буквально приковали к себе на долгие месяцы внимание италь¬янской и мировой печати, интерес специалистов и широких кругов любителей искусства. У входов в музеи, где они экспонировались — сначала во Флоренции, а затем в Риме, прежде чем окончательно отбыть на место постоянного жительства в Реджо-Калабрию, выстраивались километровые очереди. И это в стране, которая вся — музей под открытым небом…

Италия действительно музей под открытым небом, в том числе и древнегреческой культуры.

Древнегреческие колонии были здесь цветущими центрами искусств и ремесел, оставив на земле Италии великолепные архитектурные комплексы, известные всему миру, такие как прославленные архитектурные ансамбли в Пестуме близ Неаполя с хрестоматийно известным дорическим храмом Посейдона (V век до нашей эры), «Долину храмов» в Агридженто, не говоря уже о многочисленных амфитеатрах, построенных древними греками.


храм Посейдона в Пестуме

Итальянские музеи полны древнеримских копий с греческих оригиналов, копий, способных донести до нас лишь в слабом отраженном свете представления об искусстве величайших ваятелей Эллады Мирона, Фидия, Поликлета, работы которых в подлинниках до нас не дошли. Копии всегда уступают оригиналам, особенно если при этом меняется материал скульптуры. Древние греки предпочитали работать с бронзой, а римляне — с мрамором, хрупким материалом, требовавшим подпорок там, где металл в этом не нуждался, и уже только этим искажая оригинал. Но, кроме того, мрамор не передавал тонального богатства бронзы, «засушивая» древнегреческие подлинники, обедняя их выразительные средства. Вот почему так важны находки бронзовых оригиналов древнегреческой скульптуры. И вот они — подлинники…

Найденные в Риаче фигуры принадлежат к периоду расцвета древнегреческого искусства, к эпохе высокой классики, которая приходится на середину V века до нашей эры.

Это была пора наибольшего могущества городов-государств, сумевших отстоять свою независимость в многолетней кровопролитной борьбе с завоевателями персами. После блистательных побед греков при Марафоне (490 год до нашей эры), Саламине (480 год) и Платеях (479 год) наступает наивысший подъем в развитии древнегреческой экономики и культуры.


Созданные в эти годы произведения древнегреческого искусства до сих пор покоряют совершенством форм, глубокой человечностью и красотой. Искусство Греции этого времени оказало огромное влияние на последующее развитие культуры — от древнего Рима и вплоть до наших дней.

Особенностью древнегреческой скульптуры было, прежде всего, стремление передать типические черты гражданина свободного полиса. Это искусство избегало индивидуальных, углубленных характеристик модели. Портрета древние греки не знали. Он будет изобретен позднее, в древнем Риме. Древние же греки ставили памятники своим согражданам за их подвиги на поле битвы или в ходе спортивных состязаний. Это были монументы достойнейшим из достойных граждан свободного полиса, они должны были отражать их типические черты и иметь воспитательное значение, вызывая стремление к подражанию.

Сколь неукоснительно выдерживались эти принципы, мы знаем со слов Плутарха, который рассказывает, что величайшего ваятеля античности Фидия афиняне обвинили в безбожии за то лишь, что он дерзнул высечь на щите, который держала в руках Афина Парфенос, свое собственное изображение и портрет Перикла.


Обнаруженные в Риаче статуи также представляют собой обобщенный образ воинов, а не каких- то конкретных исторических персонажей, отличившихся в борьбе с недругами Эллады. В руках у обоих были щиты, которые утеряны,— все попытки обнаружить их в море близ того места, где лежали статуи, ни к чему не привели.

Курчавая голова одного перевязана лентой. На голове у другого был шлем. Высота обеих статуй около двух метров — они значительно превышали всех тогдашних невысоких жителей Эллады, но вместе с тем не настолько, чтобы подавлять зрителя своими размерами. Это чувство меры — также очень характерная черта древнегреческого искусства.

Фигуру с повязкой на голове в Италии зрители нарекли «Юношей», потому что он изображен молодым и полным энергии благодаря собранности позы, напряжению мышц прекрасного тела, гордо запрокинутой голове и взгляду, бросающему вызов, выражающему готовность к действию. Вторая статуя получила название «Старик». Эта фигура также совершенна по своим пропорциям, но в ней заключены не столько энергия и порыв, сколько раздумье и душевный покой. Она более лирична. От всей фигуры этого воина, стоящего в непринужденной, расслабленной позе, веет элегической гармонией духа…

Воины из Риаче


При определении автора этих шедевров специалисты в первую очередь назвали Фидия. Высказывались предположения о принадлежности статуй другим первоклассным мастерам античной Греции, однако убедительных доводов пока не привел никто. Несомненно одно: воины из Риаче были сотворены рукой одного из самых одаренных, гениальных мастеров древности.

Столь же разноречивы и предположения о назначении статуй и их судьбе до того, как они очутились на дне Ионического моря. Немецкий исследователь античности Вернер Фукс полагает, что статуи были преподнесены дельфийскому святилищу афинянами по случаю победы над персами и были выполнены Фидием. Профессор археологии и истории античного искусства Римского университета Антонио Джулиано также придерживается этой точки зрения. «Возьмите Павсания,— говорит он,— и перечитайте то место, где говорится о подношении дельфийцам по случаю победы при Марафоне. Подношение состояло из тринадцати статуй». Воины из Риаче, по его мнению, были в их числе.

Но как они тогда оказались у берегов Италии? По этому поводу также уже существует целый рой гипотез. Одни ученые говорят, что когда Греция была завоевана древним Римом, статуи воинов вместе с другими военными трофеями, вероятно, были отправлены в столицу могущественной империи на кораблях, которые настигла буря. Другие полагают, что бронзовые герои из Риаче представляют собой диоскуров Кастора и Полидевка, полубогов, сыновей Зевса и Леды, считавшихся в Элладе покровителями воинов, а также мореплавателей и жертв кораблекрушений, и выполнены они были на территории Италии. Наконец, третьи говорят, что в данном случае речь идет о бронзовых изображениях героев битвы между властителями Локрии и Кротоне.


Автор: С. Доронин.

Источник: travel-in-time.org

См. также

  • Список античных бронз

Ссылки

  • На Викискладе есть медиафайлы по теме Воины из Риаче
  • Официальный сайт

Воины из Риаче Информацию О

Воины из Риаче


Источник: www.turkaramamotoru.com


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.