Венецианской биеннале


С 13 мая по 26 ноября проходит одно из самых крупных событий в мире современного искусства – Венецианская Биеннале 2017. Куратором 57-й по счёту выставки стала Кристин Масель, которая работает в Центре Помпиду в Париже и является одной из самых влиятельных женщин в мире искусства по версии портала Artnet.

Венецианской биеннале

Тема Биеннале 2017 –“Да здравствует живое искусство” (VIVA ARTE VIVA). Задача Масель как куратора заключалась в том, чтобы показать обществу, что вкладывают художники в свои работы, какие темы их занимают и какие вопросы они ставят перед собой. Что значит быть художником в современном мире? Ответ на этот вопрос пытается дать госпожа куратор. 

Основной проект состоит из девяти тематических павильонов, которые плавно перетекают из одного в другой. Они все связаны одной идеей от Павильона Земли до Павильона времени и бесконечности. Масель решила не затрагивать тему политики, которая доминировала на прошлой Биеннале под руководством Окве Энвейзора, куратора из Нигерии. Она пригласила участвовать в VIVA ARTE VIVA 120 художников, большая часть которых выступает на Венецианской Биеннале впервые.


Первые две локации основного проекта находились в Джардини, в отличие от всех остальных павильонов. Это решение показалось слегка нелогичным потому, что большинство зрителей начинали знакомство с экспозицией именно с локации под названием Арсенале.

Лучшими стали немцы, они получили сразу два приза.

Первый приз за “Лучший национальный павильон” присудили Анне Имгоф. Она создала перформанс под названием “Фауст”, который длился на протяжении пяти часов. В павильоне установили стеклянную конструкцию над мраморным полом, по которой ходили зрители. Действо занимало пространство всего немецкого павильона. На входе зрителей встречали злые собаки и безэмоциональные актёры. Участники перформанса задействовали все комнаты помещения, плавно передвигаясь по ним и используя жестикуляцию обозначающую доминирование и насилие. Актёры ползали под стеклянным полом и ходили по нему, толкали друг друга, но при этом оставались полностью безэмоциональными.

Венецианской биеннале

Венецианской биеннале

Лучшим художником стал минималист Франц Эрхарт Вальтер. Он получил премию Золотого Льва за красочную инсталляцию из грубой ткани “Wallformation”, с которой зритель мог взаимодействовать. Вальтер считает, что именно зритель своим телом “активирует” его арт-обьекты, которые художник относит к жанру скульптуры. 


Венецианской биеннале

На Биеннале можно выделить еще несколько сильных павильонов таких стран, как Франция, Италия, Румыния, США и Англия.

 

Ксавье Вейан “Студия Венеция”

Впечатляющая инсталляция французского павильона – музыкальная студия. В помещении были представлено огромное количество музыкальных инструментов — настоящих и сделанных самим автором. В павильоне играли и записывались около 60 музыкантов. Эту экспозицию после окончания Биеннале также покажут в Буэнос-Айресе и Лиссабоне.

 

Венецианской биеннале

Венецианской биеннале

Венецианской биеннале


 

Джорджио Андреотта Кало, Роберто Куохи, Аделита Хусни-Бей “Мир магии”

Невероятная инсталляция итальянского павильона, была создана сразу тремя художниками. Вдохновлялись авторы ритуалами и магией, которую использует человек для гармонии с миром в тяжелые моменты жизни. Одним из спонсоров итальянского павильона стал бренд Fendi.

 

Венецианской биеннале

Венецианской биеннале

 

Гета Брэтеску “Явление”

Румынский павильон удивил стильным и грамотным оформлением, эмоциональностью и яркостью работ. Ретроспектива на тему женщины: ее силу и индивидуальность представила румынская художница-феминистка Гета Брэтеску, одна из самых старых художниц на выставке. Ей 91 год.

 

Венецианской биеннале

 

Марк Брендфорд “Завтра другой день”

В белом кубе американского павильона разместилась огромная инсталляция художника из Лос-Анджелеса. Один из самых масштабных и амбициозных проектов имеет красно-черную поверхность, напоминающую раны. Инсталляция посвящена проблеме насилия и дискриминации в обществе.

 


Венецианской биеннале

 

Филлида Барлоу “Причуды”

Масштабные работы в английском павильоне поместились практически на всю высоту от потолка до пола. Созданные художником из предметов быта: штукатурки, ткани, дерева, скульптуры интуитивно напоминали театральные декорации. Их размер поражает воображение. Филлида Барлоу — известный скульптор. Сейчас ей 72 года, мировая слава обрушилась на нее всего 12 лет назад.

 

Венецианской биеннале Венецианской биеннале

 

Украина, как и многие другие страны, была представлена на Венецианской Биеннале со своим проектом. Павильон расположился в районе Канареджо —  достаточно далеко от садов Джардини. Идти до него необходимо 40 минут. Обычный жилой дом, рядом табличка “Борис Михайлов. Парламент”.

 


Венецианской биеннале Венецианской биеннале

Об украинском павильоне писали в самых восторженных словах ведущие глянцевые издания (от Vogue Ukraine до журнала Panorama), поэтому очень хотелось увидеть достойный проект.

Нашумевшей капсульной коллекцией Антона Белинского оказалась огромная белая рубашка с его инициалами. Она висела на веревке у входа в павильон и развевалась на ветру. Разве одна рубашка это целая коллекция?

К самому “Парламенту” Михайлова особых претензий нет, помимо оформления: оно хромает. Работы были напечатаны на глянцевой бумаге, из-за бликов было сложно рассмотреть содержание. Глитч-арт работы мэтра украинской фотографии расположились во всех комнатах украинского павильона.

Во втором зале установили две колонки китайского производства, издающие звуки – саунд-арт группы “Свитер”.

Третий зал был практически пустым. В нем гости увидели одинокий стол с каталогами, которые невольно как бы навязывались зрителю.

 

Венецианской биеннале

Венецианской биеннале


 

Украинский павильон вызвал чувство разочарования. Беспомощность кураторов в работе с молодыми художниками, просчеты в оформлении, отсутствие заявленных на официальном сайте павильона авторов в экспозиции, ну и, что немаловажно, неудобное расположение – вот далеко не полный список факторов, из которых это самое разочарование обосновано. Хочется верить, что работа над ошибками будет иметь место, и в 2019-м году Украина выдаст проект высокого международного уровня.

Источник: maincream.com

Арсенале и Джардини: что изменится

Основной проект биеннале объединен темой May You Live In Interesting Times и впервые собирает лишь ныне живущих художников. Так решил главный куратор Ральф Рагофф — в эру всеобщей усталости от ярмарок и выставок, посвященных одним и тем же вопросам, он стремится переработать саму структуру биеннале. Впервые в истории основной проект на двух площадках — Арсенале и Джардини — не цельный мир, а две параллельно существующие: с одним и тем же набором художников, участвующих «дважды». В списке — 79 имен: от Slavs and Tatars и Сиприена Гайяра до Шильпы Гупты, Лю Вэя и многих других. Рагоффу удалось выдержать гендерный баланс, равным образом представив в основном проекте и мужчин, и женщин. В сравнении с прошлыми годами — смотрами All the World’s Futures (2015, куратор — ныне покойный Окуи Энвезор) и Vive Arte Viva (2017, Кристин Марсель) — у Рагоффа получился проект на 30–40 процентов более скромных размеров.


Международное жюри: состав

Директор берлинского музея Мартин-Гропиус-Бау Стефани Розенталь возглавила жюри 58-й Венецианской биеннале. В него также вошли Дефне Айас (Турция / Нидерланды), куратор фонда V-A-C в Москве, итальянка Кристиана Коллу, генеральный директор Национальной галереи современного искусства в Риме, президент фонда биеннале в Кванджу Ким Сунджунг (Южная Корея) и американец Хамза Уокер, исполнительный директор некоммерческого арт-пространства Laxart в Лос-Анджелесе. «Золотых» и «Серебряных львов» жюри вручит 11 мая — на церемонии награждения в ходе официального открытия биеннале.

За вклад в искусство в этом году чествуют 78-летнего художника, публициста и поэта Джимми Дарема — он объявлен лауреатом «Золотого льва» в этом году. Дарем пять раз участвовал в Венецианской биеннале (1999, 2001, 2003, 2005, 2013), дважды выставлялся на «Документе» в Касселе (1992 и 2012) и 60 лет делал искусство, описанное Ральфом Рагоффом как «одновременно критическое, с чувством юмора и глубоко гуманистское».


Первая перформативная программа

Еще одно нововведение — лайв-программа с 14 произведениями искусства, параллельная основному проекту May You Live in Interesting Times. Увидеть все «живое» можно на открытии и закрытии — в майские дни превью и под конец ноября. Музыка, перформансы и визуальное искусство выбраны Венецианской биеннале совместно с лондонским некоммерческим фондом Delfina, к такому выставочному формату организаторы приближаются, глядя на успех проекта Анне Имхоф в 2017-м, показавшей перформанс «Фауст» на 57-й биеннале. В 2019-м такого искусства в разы больше — основной лайв-площадкой станет Teatro Piccolo Arsenale, хотя в садах и пространствах по всему городу тоже будет что посмотреть. Среди художников-участников — Алекс Бачински-Дженкинс, Пол Махеке и Мелика Нгомби Колонго, Флоренс Пик и Ив Стейнтон, Виктория Син и другие.

7 мая мадридский Музей Тиссена-Борнемисы устраивает в Венеции перформанс Джоан Йонас — к выставке Moving Off the Land II (24 марта — 29 сентября), первой для нового арт-пространства в церкви Сан-Лоренцо, — Ocean Space. Проект 82-летней американской художницы, пионера видео и перформанса, посвящен океану, биоразнообразию и экологии.

Российский павильон — Эрмитажу


Проект впервые подготовлен не отдельным человеком, а институцией — Государственным Эрмитажем, хотя комиссаром российского павильона остается ректор Санкт-Петербургского института им. Репина Семен Михайловский. Передать дух Эрмитажа, его грани (музей как храм, музей как аттракцион), создать закрытое пространство, где заботятся о современном искусстве, и показать влияние музея как хранителя мировой культуры — такое облако намерений есть у команды Эрмитажа с Михаилом Пиотровским во главе. Эксперименты продолжаются и в выборе авторов — Россию в этом году представляют кинорежиссер Александр Сокуров и театральный художник Александр Шишкин-Хокусай. Первый работает над инсталляцией, посвященной «Возвращению блудного сына» Рембрандта, одному из эрмитажных шедевров, вместе со студентами-скульпторами из Санкт-Петербургского института имени И. Е. Репина. Второй готовит проект «Фламандская школа» — инсталляцию из фанеры, транслирующую несколько произведений из музейной коллекции. Партнером павильона России вновь стал ЦУМ Art Foundation.

Что такое Giudecca Art District и зачем туда ехать

Во время 58-й Венецианской биеннале запускается арт-квартал с новыми галереями, выставочными пространствами и тремя национальными павильонами.


е это обоснуется на острове Джудекка, где в 1976 году Марина Абрамович устраивала первый перформанс, а в 2013-м Ай Вэйвэй показывал выставку Disposition, там же расположены дома Элтона Джона и Миуччи Прады. Теперь среди резидентов Giudecca Art District (GAD) — галереи Studio la Città, Chiesa delle Zitelle, Starak Foundation, Spazio Bullo, Spazio Raunich и Spazio Silos, павильоны Эстонии, Исландии и Нигерии плюс арт-центр Giudecca Art District Gallery & Garden. Идеологи проекта — два местных арт-директора, Пьер Паоло Скельзи и Валентина Джойя Леви. Они привезли на остров свежую кровь в лице галеристов и художников — с 2020 года GAD будут принимать заявки в свои арт-резиденции — рестораторов, которые откроют арт-проекты к началу биеннале, и других неравнодушных к искусству людей. В программе первого для Giudecca Art District лета — перформансы October Collective и арт-марафон на тему «Позаботься о своем саде». Отсылаясь к «Кандиду» Вольтера, Скельзи и Леви собирают тех, кто размышляет о прекарности нашего существования — в кураторских проектах и перформансах, видеопроекциях и паблик-арте.

Приехав на остров, зайдите и в художественную галерею Casa Tre Oci, где до 18 августа показывают снимки Летиции Баттальи, пионера итальянской фотографии.

Крымов, Нахова и Тинторетто на одной выставке

11 мая — 11 сентября
Церковь Сан-Фантин, 30124 Венеция

В мае ГМИИ имени А. С. Пушкина и Stella Art Foundation откроют проект «В конце пребывает начало. Тайное братство Тинторетто», посвященный 500-летию со дня рождения венецианского живописца эпохи позднего Ренессанса. Когда-то в церкви Сан-Фантин хранилась работа самого Тинторетто, а теперь, после десяти лет реставрации, она впервые откроется с выставкой его последователя Эмилио Ведовы и современных художников. Среди них — Дмитрий Крымов, Ирина Нахова и американец Гэри Хилл. Кураторы выставки Марина Лошак и Ольга Шишко собрали искусство, перекликающееся с тинтореттовским и в мотивах, и в новаторстве. «Это не традиционная выставка, а современная месса, — подчеркивают организаторы. — Каждый акт — новое произведение, заполняющее все пространство церкви».

«Время, вперед!»

8 мая — 20 октября
V-A-C Zattere, Дорсодуро 140

В Дзаттере, венецианском пространстве фонда V-A-C, в даты биеннале выставят 14 работ о значении и функции времени в XXI веке. Об этом c подачи кураторов Омара Холефа и Марии Крамар размышляют российские и зарубежные художники, среди которых — Джоана Аджитомас и Халил Джорейдж, Дарья Иринчеева, «Куда бегут собаки», Адам Линдер, Кирилл Савченков и многие другие. Кадры прогулок в Google Earth и керамическая плитка, достижения генной инженерии и египетский саркофаг, муранское стекло и алгоритмы распознавания лиц — здесь. 13 работ созданы специально к выставке.

В проекте «Время, вперед!» иронически переосмыслен известный лозунг XX века. Нащупать границы между фактами и фейками, настоящим и будущим, разобраться в эпохе постоянного ускорения, гибридных войн и тревожности предложено и в ходе публичной программы: V-A-C поможет зрителям и самим исследовать время. Детали объявят ближе к открытию, известно, что в планах фонда устраивать телесные практики, speed-dating и death-cafe, мастерские для детей и взрослых, пешеходные исследования в окрестностях Дзаттере и не только. Выставка будет открыта ежедневно, кроме среды, с 11:00 до 17:00 (по пятницам — до 21:00). Вход свободный.

Источник: www.vogue.ru

Сокуров и Шишкин-Хокусай: что Эрмитаж показывает в Венеции

В экспозиции 2019 года — инсталляции режиссера Александра Сокурова по «Возвращению блудного сына» Рембрандта (вместе с Сокуровым проект готовили Елена Жукова и Лидия Крюкова, режиссер Александр Золотухин и студенты Санкт-Петербургской академии художеств) и «Фламандская школа» художника Александра Шишкина (он же Шишкин-Хокусай).

Проект Сокурова «Lc 15:11–32» (эпизод Евангелия от Луки, в котором рассказано про возвращение блудного сына) расположен на втором этаже павильона, в темном зале. Посетители отмечают, что выставку сопровождают длинные тексты, которые сложно разглядеть в темноте — хотя они важны для понимания происходящего. Например: «Музей — это саморегулирующееся живое существо, способное принимать или отторгать, делать добро и зло, любить и ненавидеть, учить и наказывать. Музей выбрал творцами этого рассказа множество замечательных людей, объединенных вокруг него и способных его чувствовать… Они сумели по-своему передать три важные черты, по которым узнается наш музей, — храмовость, духовность, увлекательность».

Один из самых заметных экспонатов — «слепки ног атлантов, украшающих портик перед входом в Новый Эрмитаж на Миллионной улице». Рядом — мольберты-экраны, на которых появляется пустыня и Христос Ивана Крамского, а с ними — современные террористы-смертники. Еще в экспозиции имеется скульптура головы Рембрандта, поставленная на пол, и объемные фигуры героев его картин; пятки блудного сына Александр Сокуров лично посыпал песком.

Проект Шишкина-Хокусая «Фламандская школа» находится на нижнем этаже павильона. Он целиком выстроен из фанеры — это «берестяной Эрмитаж». Фанерный пол покрашен, как пол в Эрмитаже, на стенах — искаженные копии картин из коллекции музея. «У некоторых картин из центра торчат трубки с алой жидкостью, фигурки зрителей изрешечены невидимыми пулями. Выходишь из павильона с чувством, что покидаешь поле боя», — пишет Милена Орлова из The Art Newspaper Russia.

Источник: meduza.io

Как устроена Венецианская биеннале

На полгода Венеция превращается в мекку современного искусства и дизайна, центр международной культуры. По всему городу, как жемчужины, разбросаны национальные павильоны, экспозиции в исторических Палаццо и галереях, персональные выставки и инсталляции. В этом году только в основной программе заявлены 120 авторов из 57 стран. Для каждого творца участие в биеннале – это признание. Для меня, как единственного дизайнера представляющего Россию на выставке Venice Design, это дебют в новом статусе. Интересного много, я расскажу о том, что мне особенно запомнилось.

Выставка Дэмиена Херста «Сокровища “Невероятного”»

Полномасштабная экспозиция Херста открылась еще в апреле, но огромный фурор произвела с открытием биеннале. В основе выставки лежит легенда о корабле с названием «Невероятный», на котором во II в. перевозили сокровища богатого мецената. Там были и прекрасные мраморные бюсты греческих богинь, и золотые египетские статуэтки, и невозможные артефакты всех утонувших во времени цивилизаций. Корабль потерпел крушение, и все предметы – от крошечной монеты до 15-метровой статуи – оказались погребены под толщей воды, и только теперь были обнаружены и подняты на поверхность. Херст даже снял атмосферное видео, как все эти сокровища поднимали со дна. Многие из них покрыты кораллами и полипами – природа как будто внесла последний штрих в работу художника. Подготовка к выставке у Дэмиена заняла целых десять лет. В итоге почти две сотни экспонатов разместились на общей площади 5000 кв. м. Выставка занимает два здания – Палаццо Грасси и Пунта делла Догана. Оба принадлежат Франсуа Пино, владельцу аукционного дома Christie’s, обладателю самой большой коллекции искусства в мире и давнему поклоннику творчества Херста.

Затраты на производство экспонатов и подготовку выставки составили 50 млн. фунтов стерлингов, а вот выручить за нее собираются 1 млрд. фунтов! И это вполне возможно, учитывая, что уже к официальному открытию биеннале почти 70% коллекции Дэмиена Херста были выкуплены известными коллекционерами и ведущими галеристами. Оно и понятно: художник играет на вечной тяге человека к неизвестному, к открытиям, к поискам сокровищ, и это срабатывает – ты непременно хочешь почувствовать себя участником происходящего.

Корабль Apistos («Невероятный») в античные времена действительно затонул в Индийском океане, точное место крушения не известно

Выставка Venice Design

2017 год стал вторым по счету, когда двери Палаццо Мишель дель Бруса, готического дворца, выходящего на Гранд-канал, пережившего в восемнадцатом веке гибель и возрождение, распахнутся для Венецианской выставки дизайна. При поддержке Европейского Культурного Центра (European Cultural Center) 13 мая по 26 ноября дворец станет домом для лучших образцов предметного дизайна со всего мира. Голландский фонд Global Art Affairs, инициатор уникального события, тщательно отобрал для выставки работы пятидесяти дизайнеров со всего мира, в числе которых молодые амбициозные авторы и такие выдающиеся фигуры индустрии, как Nendo, Филипп Старк, братья Ронан и Эрван Буруллек. Я стала единственным представителем России на выставке, и это для меня большая честь. В экспозиции «Предметы дизайна как предметы искусства» выставлен мой будуарный столик Alien 3.0 Limited Edition. Лимитированная серия была создана в 2014 году по заказу Французского Аукционного Дома Tajan, и первый экземпляр сразу ушел с молотка в частную коллекцию. Ультрасовременный дизайн в исторических интерьерах Венецианского Палаццо приобрел особое вневременное звучание.

Палаццо Мора и палаццо Бембо

Я люблю галерейное искусство, арт объекты, которые станут акцентами в лучших интерьерах, поэтому палаццо Мора и палаццо Бембо с их идейно схожими экспозициями показались мне куда более интересными основных площадок биеннале. Выставленные здесь авторы произвели на меня сильное профессиональное впечатление.

Общая площадь экспозиции – порядка 3000 кв. м, и здесь есть, на что пристально обратить внимание. К примеру, на работы художницы из США Кэрол А. Фуеман. Она всемирно известна своими гиперреалистичными скульптурами. И воплощает она их в самых разных размерах и материалах: в натуральную величину, монументальные и миниатюрные произведения в бронзе, из смолы или мрамора. В Палаццо Мора выставлены ее купальщицы.

Джардини

Сады Джардини исторически считаются одной из основных площадок Биеннале. Здесь представлены павильоны ключевых стран, в том числе и России. Отмечу экспозицию группы Recycle (Георгий Кузнецов и Андрей Блохин).

В остальном же экспозиции в Джардини показались мне спорными. Я уже говорила, мне нравится функциональное искусство, а инсталляции, собранные из подручных средств – земли, камней или тряпок – меня совсем не трогают. Впрочем, интересные проекты попадались и здесь. Павильон Германии получил в этом году «Золотого льва». Художник Анне Имхоф и куратор Сюзанн Пфеффер создали синтетическое произведение искусства, которое включает в себя и архитектуру, и перформанс. В пятичасовом представлении задействованы даже доберманы.

Корея представила проект о течении времени. Перед тремя фигурами из пластика (отец, мать и ребенок у них на руках) – стена с парой сотен развешанных на ней часов. Все часы идут по-разному: какие-то очень медленно, почти стоят, другие – напротив, очень быстро. Автор проекта разработал особую формулу, по которой рассчитал субъективную скорость времени в зависимости от происхождения человека, его занятости, уровня жизни и прочих факторов.

Джардини

Еще из интересного – павильон Северной Америки. США на биеннале в этом году представляет Марк Брэдфорд, автор абстрактных холстов-коллажей и крупномасштабных инсталляций. Его картины собраны из множества тонких бумажек, выкрашенных определенным образом, а издалека кажется, будто они написаны крупными мазками кисти. Ну, и выглядит это словно бинарный код из «Матрицы».

Мне вообще очень нравится, как американцы работают с визуальной частью. Их павильон больше похож на декорации к очередному блокбастеру, вроде «Чужого»: зритель постоянно испытывает чувство тревоги, кажется, будто сейчас произойдет что-то нехорошее, пугающее.

Джардини

Арсенале

Арсенале – место полномасштабных инсталляций. Самый эффектный павильон – у Аргентины. Красивая и мощная инсталляция аргентинской художницы Клаудии Фонтес «Лошадиная проблема», кажется, один из самых популярных объектов биеннале. Лошадь, встающая на дыбы перед маленькой женской фигуркой, и правда огромна. За этой завораживающей инсталляцией стоит большая история. Художница обратилась к картине соотечественника Анхеля Делла Вальде, посвященной военной кампании аргентинского правительства по захвату земель Патагонии, населенных индейцами. В инсталляции Клаудии Фонтес грозное животное символизирует капитализм, а его положение по отношению к фигуре женщины — ситуацию доминирования и контроля, характерную для капиталистического общества.

У этой же художницы есть другая работа (на фоне лошади не столь эффектная): на ней мальчик сидит с осколком неба в руках – очень трогательно.

Национальный павильон Андорры

По всему городу разбросаны национальные павильоны стран-участниц биеннале, которые не вошли в основные площадки. Мне понравился павильон Андорры. На черных стенах они выстроили панно из сотен глиняных сосудов, выкрашенных в разные оттенки, от светлого до насыщенного красного и темного-графитового – получается градиент, равномерно разлитый по стенам. Но основная идея в том, что прислонив к сосуду ухо, можно услышать стены: в пространстве между стеной здания и стеной, на которой выстроена инсталляция, проходит особая звуковая дорожка. По задумке авторов, эти сосуды, напоминающие рот, символизируют людей, которые хотят быть услышанными.

Выставка Glasstress

Параллельно с основной программой биеннале в Венеции проходит выставка Glasstress. Основанная в 2009 году при поддержке фонда Berengo, она призвана продемонстрировать безграничные возможности муранского стекла и возродить историческую ценность острова Мурано. К участию в выставке привлекают именитых дизайнеров, архитекторов и художников. Их приглашают на фабрику, где стеклодувы делают объекты по их эскизам. на этот раз в числе 40 участников сплошь звезды: Ян Фабр, Эрвин Вурм, Жауме Пленса, Вик Мунис. Хедлайнер экспозиции – Ай Вэйвэй. По версии журнала The Time, он занимает 24 строчку в списке самых влиятельных людей в мире. Со стеклом он работал впервые. Часть экспозиции разместилась в Палаццо Франкетти, часть – прямо на муранской фабрике. Все предметы очень разные. Есть необычайно реалистичные, есть – провокационные, но все выполнено на высочайшем уровне. Мы успели только в Палаццо Франкетти, и это одна из самых красивых выставочных площадок. Побывать там стоит даже вне экспозиции.

Кстати, я упомянула Яна Фабра. В городе, кроме того, проходит его персональная выставка. Она называется «Скульптуры из стекла и костей», это ретроспектива творчества художника с 1977 года по 2017 год.

Инсталляции

На время биеннале на улицах Венеции можно заметить множество интересных инсталляций. Самая впечатляющая – проект итальянского скульптора Лоренцо Куинна: две гигантские белые руки, которые поднимаются из вод Гранд-канала, чтобы поддержать фасад палаццо XIV века. По замыслу скульптора, это обращение к человечеству, призыв отреагировать на изменения климата, и обратить внимание на угрозу глобального потепления. Гигантские руки олицетворяют надежду поддержать хрупкий мир в стабильном состоянии и необходимость задуматься о катастрофических последствиях таяния ледников для Венеции и всего мира.

Инсталляции

Источник: design-mate.ru

Центральный павильон Аравены

Аравена-куратор не уклоняется от проблем реальности. Но при этом он не бросает архитекторам упрёк в их игнорировании, а представляет эти проблемы как новые богатые поля для поиска решений. В этом свете выбранные им работы сфокусированы не на задачах, а на действительных, имеющих потенциал решениях, большинство из которых можно воссоздать в реальных условиях простым, дешёвым и часто красивым способом.

Взгляд входящих в центральный павильон биеннале сразу притягивает рама огромной каменной арки, получившей «Золотого льва» в категории «Лучший участник». Созданный парагвайским архитектором Солано Бенитесом и его архитектурным бюро Gabinete de Arquitectura, проект служит напоминанием посетителям о том, что более миллиарда жителей деревень переместятся в города в ближайшее десятилетие. И в большинстве случаев возведение их домов будет производиться без контроля архитектора или даже прораба.

В качестве ответа Бенитес и его команда разработали чрезвычайно простой, готовый к многократному использованию шаблон, позволяющий непрофессиональным строителям создавать красивые и надёжные здания из кирпича местного производства. Проект был отмечен жури биеннале за «использование простых материалов, структурных находок и неквалифицированного труда, открывающих обделённым сообществам доступ к архитектуре».

Вместо высокотехнологичных оболочек и ищущих внимания форм павильон Аравены (как и большая часть биеннале в целом) выполнен в нейтральных тонах и простых формах: квадраты, треугольники, кирпич и прессованный грунт. Например: проект Анны Херингер «Грязная работа!» служит напоминанием о том, что три миллиарда человек на земле по-прежнему обитают в жилищах, построенных буквально из грязи. Её работа выставлена на полу, выполненном из прессованной земли, необычайно похожем на мозаику терраццо. Символично, что техника тераццо зародилась именно в Венеции.

Вьетнамский архитектор Во Тронг Нгиа, известный своим инновационным применением бамбука, рассказывает, насколько мало зелёного пространства осталось в его родном Хошимине. Архитектор создал медитативный лабиринт из экранов, дополненный ростками живого бамбука.

Под простой тканью скрывается буря цветных изображений, в которых бюро VAV Studio задокументировало возвращение иранцев к традиционным строительным практикам перед лицом экономического бойкота.

Трогательный экспонат Эяля Вайцмана посвящён «документальной» архитектуре в секторе Газа и других зонах конфликта на Ближнем Востоке, запечатлевшей потерю жизней и крыш над головой и принявшей на себя удары артиллерийских орудий.

Всё это сильно отличается от избранного в 2014 году Колхасом подхода. Под началом Колхаса центральный павильон стал ареной для просчитанной, почти анатомической диссекции составных частей архитектуры: тогда здесь расположились стена дверей, галерея соединённых коридоров, купол, спускающийся за ложный потолок, — типичное укрытие для функциональной начинки многих современных зданий. Не склонный деликатничать Колхас задался целью ткнуть собственную профессию лицом в её недостатки. Избрав темой биеннале «Поглощая современность 1914-2014», он чётко определил, что процесс поглощения будет не столь приятным, как поглощение просекко — неофициального и вездесущего напитка Венецианских биеннале. «Мы не вкладываем позитивный смысл в „поглощение“, — сказал тогда Колхас. — Оно сродни поглощению силы боксёрского удара».

Кураторскую работу Аравены нельзя назвать меньшим достижением. Он публично порицает «банальные, посредственные и скучно организованные пространства» — результат «жадности и нетерпения капитала или ограниченности и консерватизма бюрократии». Тем не менее, как Аравена пишет в своём послании, он «держится тех историй и тех примеров, где архитектура создавала, создаёт и будет создавать разницу».

 

Вариации на тему

Национальные павильоны и мероприятия параллельной программы в целом более или менее придерживаются выбранной Аравеной темы «Репортажа с фронта». Например: испанский павильон получил «Золотого льва» в категории «Национальный павильон» за выставку Unfinished, посвящённую наследию испанского строительного бума 2000-х. За бумом последовал разрушительный спад, в результате которого оказались заброшены многочисленные незавершённые здания. «Павильон показывает, как избранные архитекторы выучили уроки недавнего прошлого и теперь воспринимают архитектуру как нечто незаконченное, находящееся в постоянном состоянии эволюции и служащее на пользу человечеству», — поясняют кураторы павильона Иньяки Карнисеро и Карлос Квинтанс.

Проделав в своём павильоне четыре новых дверных проёма и в результате удалив 48 тонн кирпича, немецкая команда обращает взгляд на реалии иммиграции, в частности в контексте начавшегося в 2015 году массового притока сирийских беженцев. На стенах павильона кураторы Немецкого музея архитектуры разместили истории городов и районов, оказавшихся под сильным влиянием миграционных волн, и переосмыслили «проблемные зоны» как просторы для новых возможностей.

«Забота: Дизайн во имя общего блага» стала темой итальянского павильона, занявшего одно из самых больших помещений обширного Венецианского Арсенала. Курируемая студией TAMassociati экспозиция изучает пути, которыми «архитектура может и должна подтолкнуть итальянцев к тому, чтобы с большим вниманием и большей смелостью подходить к современной жизни».

Украинская экспозиция рассказывает особенно трепещущую историю — буквальный репортаж с боевого фронта. Экспозиция курируется «ИЗОЛЯЦИЕЙ», фондом современной культуры, который был вынужден покинуть своё помещение в Донецке. Некогда процветающий творческий центр, сегодня здание «ИЗОЛЯЦИИ» в Донецке служит тюрьмой. Украинская выставка включает карты, записи видеоинтервью, визуализированные данные и архитектурные модели, рассказывающие истории городов, лежащих вдоль шаткой де-факто границы, разделяющей две стороны конфликта.

Собственный павильон Венеции посвящён Маргере, чрезвычайно загрязнённому и в большей степени заброшенному порту. Предлагаемые проекты включают использование портовых зданий под «зелёные» цели. Оригинальная идея предлагает отказаться от вывоза токсичной почвы: её предлагается заключить внутри нескольких красивых башен, возведённых на территории порта.

 

Где громкие имена?

Чтобы увидеть высококлассные проекты с огромными бюджетами, обычно выходящие на первый план архитектурных выставок, придётся посетить параллельную программу. Рядом с Сан-Марко, в галерее Louis Vuitton, расположилась экспозиция «Здание в Париже». Ряд выразительных моделей и рисунков авторства Фрэнка Гери и его команды запечатлели процесс разработки финального дизайна здания фонда Louis Vuitton в столице Франции.

На Палаццо Франкетти разместилась ретроспектива памяти Захи Хадид. Три её проекта заслуживают особого внимания: пожарная часть компании Vitra в Вайле-на-Рейне (1993), Центр современного искусства Розенталя в Цинциннати (2003) и Национальный музей искусств XXI века MAXXI в Риме (2009).

Тем не менее в основную часть выставки сумел прокрасться сэр Норман Фостер со своим проектом по строительству недорогих дронодромов в Африке. Дроны-беспилотники смогут обеспечить быструю доставку лекарств и других материалов первой необходимости на континенте с малоразвитой транспортной инфраструктурой. Фостер разработал проект в виде сборного комплекта: на место будущего дронопорта доставляются только опалубка и оборудование для изготовления кирпичей. Сырьё, в том числе глина для кирпичей и булыжники для фундамента, добывается на месте. Пилотный проект будет запущен в этом году в Руанде.

Охвативший фавелы и бездушные районы среднего класса, отравленные порты и разбомблённые города, «Репортаж с фронта» рисковал стать бесполезно обширной, несбыточно амбициозной или попросту депрессивной темой для биеннале. Пока что критические отзывы подтверждают, что Аравене удалось этого успешно избежать. «Репортаж» собирает в основном положительные отзывы, хоть и не такие громкие, как собрал в своё время Колхас. Но вопреки решению обратить взгляд на кардинально новое направление, Аравене, как и его предшественнику, удаётся задеть душу. Не предлагая единственно правильных решений, Аравена бросает вызов архитектурному миру: оставить позади привычные деловые рамки и взглянуть на новые пространства для активного участия.

Материал подготовлен в партнёрстве с редакцией ArchDaily.

Источник: strelkamag.com


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.