Производители скрипок


В массовом сознании скрипка связана с именами Страдивари, Гварнери, Амати. На чём играют современные скрипачи, музыканты симфонических и камерных оркестров, мало кто знает, но предполагают, что «на чём-то заграничном и дорогом». Магазины заполнены скрипками китайского производства, внешне, как все китайские товары, очень похожими на настоящие. А вот существуют ли отечественные смычковые инструменты и к какой качественной категории они относятся? На эти и другие вопросы отвечает Михаил Давыдович Горонок, основатель, руководитель и идейный вдохновитель компании Goronok String Instruments.

MUSIC BOX: Расскажите об истории Вашей компании.

МИХАИЛ ГОРОНОК: Свою первую скрипку я смастерил ещё в конце 1970 х. Дело в том, что я не смог найти в советских музторгах маленький инструмент для своего трёхлетнего сына и взялся «перекраивать» в нестандартный размер большую скрипку.

Столярных навыков у меня, как у успешно концертирующего выпускника консерватории, не было, поскольку родители и педагоги с детства заставляли меня беречь руки. Но я сразу понял, что к работе с деревом я столь же неравнодушен, как и к игре на инструменте. В конечном счёте, ремесленник во мне победил музыканта: забросив концертные выступления, я устроился мастером-реставратором в Ленинградский театр оперы и балета, ныне «Мариинку».


По долгу службы мне приходилось не только восстанавливать старинные инструменты, но и делать свои скрипки, в том числе по заказу Министерства культуры СССР. Шанс превратить редкую профессию в успешный бизнес представился в конце 1980-х годов. По приглашению своего товарища я приехал в США, где и основал своё дело. Инструменты торговой марки Goronok быстро начали пользоваться популярностью сначала в Кливленде, затем в соседних городах и штатах, а вскоре и за пределами страны. Все инструменты, вплоть до мелких деталей, изготавливались вручную, станки применялись только для создания заготовок. Уже через год в мастерской работало более двадцати человек, спрос всё возрастал. Чтобы справиться со всем объёмом заказов, пришлось открыть дополнительные фабрики в Мексике и Китае.

Навестить родину мне удалось только в 2000 году, примерно тогда же я открыл в Санкт-Петербурге филиал компании и через несколько лет окончательно вернулся в Россию. Спустя время наша компания обзавелась филиалами в Москве, Екатеринбурге, Новосибирске, Казани, Нижнем Новгороде, начала выигрывать тендеры на крупные поставки инструментов по всей стране.


Контракты с государственными заказчиками — музыкальными школами, консерваториями, филармониями, оркестрами — и сегодня остаются важнейшей статьёй дохода компании.

MB: Публика думает, что все скрипки одинаковые, но специалисты знают, что это не так, есть разные скрипичные школы. На какую школу и тип конструкции ориентируется Ваша компания при создании инструментов?

МГ: Что касается скрипок, то в основном при их построении мы ориентируемся на школу Страдивари. В отличие от своего учителя Амати, Страдивари делал скрипки, характеризующиеся более мягким, но достаточно камерным звуком. Его скрипки имели прекрасную обработку деталей и были очень гармоничными. Он создал свою форму сводов, что привело к более мощному звучанию, и это отвечало запросам эпохи, поскольку требовались более мощные инструменты.

Все скрипки Страдивари обладают замечательной отделкой и прекрасными характеристиками звучания — их голоса похожи на звонкий и нежный женский голос. Мы взяли эти скрипки за образец. В построении инструментов важна каждая деталь, здесь нет мелочей, всё влияет на звук.

Источник: Music Box — журнал о музыке и технологиях 

 

Источник: goronok.ru

Скрипку, как наиболее распространенный струнный смычковый инструмент, недаром называют “королевой оркестра”. И не только тот факт, что в большом симфоническом оркестре около ста музыкантов, и одна треть из них — скрипачи, подтверждает это. Выразительность, теплота и нежность ее тембра, певучесть звучания, а также огромные исполнительские возможности по праву дают скрипке ведущее положение как в симфоническом оркестре, так и в сольной практике.


Крайне важно найти достойную скрипку даже для начального этапа обучения, ведь хороший инструмент является большим подспорьем на пути становления профессионального музыканта. Не секрет, что занятия музыкой требуют большого усердия и трудолюбия. Отзывчивый и удобный в обращении инструмент, который обладает красивым тембром, не только создает условия для более продуктивных занятий, но и усиливает интерес к музыке.

Основатели фирмы Tononi — учителя музыки Йи-Ру Келер-Чен и Тобиас Келер, преподавая в различных музыкальных школах, часто удивлялись, сколько учеников играет на плохих инструментах. К этой проблеме музыканты подошли конструктивно – начали создание струнных инструментов, которые не только соответствовали бы высоким требованиям, но и были бы доступны большинству учеников.

Прежде чем выпустить инструмент в продажу, скрипку тестируют: смазываются колки, натягиваются струны, регулируется положение душки и подставки, проверяется натяжение струн. Затем инструмент настраивают, и происходит пробное обыгрывание. Если необходимо, вносятся дальнейшие корректировки. Только после такой тщательной проверки скрипка отправляется к покупателю или в магазин.


Главным скрипичным мастером и консультантом компании Tononi сегодня является Отто Феликс Круппа. Он также под заказ изготавливает мастеровые инструменты высокого уровня под брендом Tononi. До начала сотрудничества с Tononi в 2010 году Круппа имел свою собственную мастерскую в Дуйсбурге, а до этого обучался мастерству изготовления смычковых инструментов в Кельне и Дюссельдорфе.

Линейка скрипок Tononi обширна и включает в себя инструменты разных уровней – как по цене, так и по предназначению. Может показаться, что информация о сериях скрипок Tononi, представленная в данном обзоре, чересчур лаконична и даже скудна. Пусть это впечатление Вас не смущает. Как часто бывает, всех своих секретов мастера не раскрывают.

Скрипки серии 100 и 300 (ранее 1000 и 3000 соответственно) предназначены для начинающих музыкантов. Ровный по всему диапазону, приятный звук рождается благодаря качественным материалам и грамотным технологиям. Скрипки серии 100 отличаются ровностью цвета верхней деки и сглаженностью текстуры дерева. Серия 300 обладает более выраженной текстурой материала. Кроме того, она выполнена по другим лекалам и незначительно отличается по размеру в меньшую сторону. Однако, это не лишает инструмент объемного, сочного звука.

Серия 520 (ранее 5200) нацелена на взыскательных музыкантов продвинутого уровня, включая студентов музыкальных учебных заведений средней и высшей ступени. Она была создана командой ведущих производителей скрипок, которые регулярно консультировались с концертирующими музыкантами, педагогами и студентами. В результате, учитывая все пожелания до мельчайших деталей, была разработана эта линия скрипок. Инструменты имеют полуматовую отделку, что создает впечатление старины. Зачастую именно интересный внешний вид в первую очередь обращает на себя внимание при выборе инструмента.


Серия 920 (ранее 9200) Скрипка создается из тщательно отобранного дерева. Современные фабричные технологии опираются на традиции создания мастеровых инструментов. Скрипки отличаются отзывчивостью и соответствуют высоким требованиям музыкантов. У 920-й модели под благородным глянцевым блеском лака проглядывает глубокий и насыщенный тон древесины, который переливается различными оттенками от медового до золотисто-коричневого.

Серия 950 (ранее 9500) Это верхняя модель скрипок немецкого производителя. Каждая скрипка tononi серии 950 уникальна, она доводится вручную в мастерской компании в Мюнстере. Оригинальная подставка из Франции и профессиональные струны обеспечивают сильный, яркий звук. Спиртовой лак, также нанесенный вручную, придает инструменту теплый, выразительный тембр. Модель отличается ярко выраженной текстурой волокон дерева. Уровень профессионализма, проявленного при производстве инструментов 950-й серии, приближается к уровню изготовления мастеровых инструментов. Оказываясь в руках профессионального скрипача или мастера, скрипка неизменно получает высокую оценку за качество изготовления и звуковые характеристики.


Несколько вопросов скрипичному мастеру.

Олег Цолакович Мурадян, мастер по струнным смычковым инструментам Михайловского театра в течение более чем 20 лет, в настоящее время – мастер Городского Дворца творчества юных.

— Бытует мнение, что каждый профессиональный скрипач мечтает о скрипке Страдивари. Долгое время математики, физики, мастера-настройщики подробно изучали звучание скрипок этого мастера, но так и не смогли теоретически обосновать их уникальную акустику и дать рекомендации по изготовлению такого инструмента. Но, может быть, есть какие-то каноны построения скрипки, которым следуют мастера?

— Сегодня существуют различные школы и направления в искусстве изготовления скрипок, наиболее яркими признаны итальянская, французская и немецкая школы. Безусловно, каждая имеет свои достоинства и недостатки. Они ощутимо отличаются друг от друга по способам изготовления и по звуку. Хотя, во всех школах иногда попадались инструменты с признаками, несвойственными данной школе, «чужими».

— Какие материалы сегодня применяют при изготовлении скрипок и почему?

Инструменты Tononi

— Могу отметить, что в процессе изготовления скрипки используют три вида дерева: ель, клён и эбеновое (чёрное) дерево.


этих пород изготавливают различные детали инструмента, что зависит от свойств дерева. Поскольку от верхней деки, в основном, зависит звучание басовых струн, самым идеальным для неё является сочетание упругости и мягкости. Этими качествами обладает древесина ели. Из клёна готовят нижнюю деку, головку и обечайки, поскольку эта дека ответственна за работу верхнего регистра, частотам которого соответствует плотность клёна. Гриф изготавливают из чёрного дерева, которое, благодаря отличной прочности и жёсткости (кстати, оно относится к той древесине, которая тонет в воде) максимально устойчиво к износу от работы струн. Стать соперником ему может только железное дерево, но оно очень тяжёлое, к тому же зелёного цвета.

— Возможно ли по внешним признакам, взяв скрипку в руки, каким-либо образом оценить работу мастера, ее изготовившего?

— Да, безусловно. Во-первых, грамотный подбор фрагмента материала. Кроме проверенной породы дерева и правильной подготовки нужно еще отобрать наиболее удачный фрагмент для каждого элемента скрипки. Во-вторых, аккуратность соединений, качество врезки уса и множество других мелких деталей. Если вы сами занимаетесь изготовлением скрипок, вы увидите это невооруженным глазом. Наконец, покрывающий корпус лак, состав которого каждый мастер обычно держит в секрете. Это значит, что, несмотря на обилие компьютерных технологий, до сих пор в ремесле изготовления скрипок на первом месте искусство и талант мастера. Именно от его интуиции в конечном счете и зависит, каким получится инструмент и как он будет звучать.


— Каково Ваше впечатление от скрипок Tononi? Каким образом Вы можете оценить увиденные модели (520, 920, 950)?

— Могу сказать, если вы собираетесь купить скрипку, то это на удивление удачный вариант. Все скрипки, которые я до сих пор видел, соответствуют всем критериям, о которых мы только что говорили. Видно, что производятся они «по уму», грамотно и со знанием дела. У этих инструментов есть все, чтобы звучать отлично. Некоторые нюансы возможно улучшить, но это уже работа мастера после покупки инструмента. В целом же можно только порадоваться и высказать пожелание, чтобы и дальше фирма Tononi сохраняла такой же подход к производству струнных смычковых. Сегодня редко встретишь в продаже скрипки настолько высокого качества по умеренной цене.

Несколько вопросов педагогу класса скрипки.

Федоренко Евгения Соломоновна, преподаватель ДШИ им. П. А. Серебрякова

— Скрипка – инструмент особый, требует деликатного подхода как при выборе, так и в обращении. Что нужно знать в первую очередь, чтобы выбрать подходящую скрипку для человека, начинающего обучаться игре на этом инструменте?

— Первое, с чего нужно начинать – это размер скрипки. Никакой привязки к возрасту ребенка здесь быть не может, поскольку физическое развитие у детей сильно разнится. Универсальный способ – положить инструмент на плечо, как при игре, и вытянуть левую руку параллельно скрипке. Завиток должен упираться в нижний край ладони. Другими словами, из-под скрипки должна быть видна только ладонь целиком. Я как педагог также сужу по размеру кисти ребенка. Она должна быть соразмерна грифу так, чтобы положение руки и пальцев при игре было естественным.


Затем – качество дерева. К сожалению, большая часть новых скрипок современного производства производится из сырой, недосушенной древесины. Производителям в условиях конкуренции невыгодно соблюдать сроки выдержки дерева, а искусственно высушенный материал будет все же отличаться по свойствам от древесины естественной сушки. Поэтому зачастую сложно понять, что собой представляет новый инструмент, каким тембровым потенциалом он обладает. По-настоящему такая скрипка зазвучит через 3-5 лет, когда естественным образом пройдет процесс высыхания дерева.

Инструменты Tononi

С другой стороны, если звук инструмента в момент выбора достаточно хорош, то можно надеяться, что со временем он станет еще лучше. Одно условие – на скрипке нужно постоянно играть, сама по себе она не разыграется. В связи с вышесказанным, новый инструмент лучше пробовать по звуку. Хотя мое личное мнение заключается в том, что на ранней стадии обучения звуковые характеристики не имеют для маленького скрипача решающего значения. В любом случае, до размера 1/4-1/2;, ребенок только начинает учиться работать со звуком. Это та стадия, где можно обойтись и не очень дорогим инструментом. Но, уже начиная с размера 1/2;, я слежу, чтобы у всех учеников были скрипки как минимум европейского производства – Чехии или Германии.


— Какие еще нюансы, связанные со звуком, нужно учесть при выборе инструмента?

— Вообще, в качестве звучания скрипки нет малозначительных деталей. Все имеет свое значение и складывается в общий результат.

В отношении факторов, влияющих на звук, я бы расставила приоритеты следующим образом. На первом месте правильная постановка душки и подставки. Между ними должно быть небольшое расстояние, которое может определить только скрипичный мастер. Подставка должна быть подогнана под форму деки и плотно к ней прилегать. Обычно я рекомендую брать не слишком толстую подставку, это тоже важно.

Следующее по значению – подгрифник (струнодержатель), лучше, чтобы он был деревянным. Металл и пластик могут давать нежелательные призвуки. Кроме того, металлический подгрифник зачастую утяжеляет скрипку, этого следует избегать. На первые две струны можно поставить машинки для точной настройки, а вот третью и четвертую я советую настраивать только при помощи колков, без машинок.

Остальные части – мостик, подбородник, петля, пуговица, колки – также оказывают влияние на звук, но здесь во многом определяющим фактором является удобство. Хотя традиция делать их из одного и того же вида дерева тоже возникла неслучайно. В идеале можно поставить гарнитур, выполненный в одном стиле и из одного материала (черное дерево, палисандр, орех и т.д.) – обычно в него входят подбородник, колки, пуговица, а также жилка.

Многие сейчас ставят подушку вместо мостика, кто-то вообще обходится без него – зависит от физиологии. В моем классе многие дети начинают без мостика – так, по моему мнению, они лучше чувствуют контакт с инструментом. На начальном этапе это более важно, чем преимущества, которые дает использование мостика.

— Какое значение Вы придаете выбору смычка для своих учеников?

— Смычок – это отдельный, чрезвычайно существенный элемент в процессе игры, стоит уделить выбору смычка пристальное внимание. Он должен отвечать многим требованиям, причем для начинающих скрипачей это важно – может быть, где-то даже важнее, чем инструмент. Если мы говорим о деревянных смычках, то первое условие – трость должна быть прямой! То есть если вы возьмете смычок с натянутым волосом за колодку, упрете головку в горизонтальную поверхность и надавите так, чтобы трость прогибалась вниз – она должна двигаться параллельно волосу. Во всяком случае, должно быть легко ее контролировать, удерживать по центру. Если же она уходит в сторону – не стоит рассчитывать, что этот смычок будет удобен при игре. Второй вариант – это современные карбоновые смычки. Для маленьких скрипачей они часто оказываются находкой, поскольку даже если ребенок сел на него, трость не сломается и – более того – останется прямой. Не всегда дети берегут свои инструменты, как бы нам этого ни хотелось.

Инструменты Tononi

Проверяйте, чтобы винт в колодке был исправен и позволял как следует натянуть и отпустить волос. Обязательно отпускайте волос на смычке после занятий – это существенно увеличит срок его службы, позволит менять волос реже. Для ребенка я обычно выбираю смычок с более тонкой тростью, чтобы детской руке было удобно его держать. То же, кстати, относится к грифу – иногда можно встретить скрипку (1/4 или 1/8, к примеру) с толстым грифом, который просто толком не помещается в руку. Конечно, о результативных занятиях с таким инструментов речи уже не идет, ребенку неудобно.

К весу смычка у меня нет определенных пожеланий, это момент из разряда «кому как удобно». Хотя есть одно правило – девочкам я даю более тяжелые смычки, чтобы они могли больше играть весом самого смычка, а физических сил прикладывали меньше.

Если скрипач занимается серьезно и хочет добиться каких-либо заметных результатов, то материал смычка может быть только один – фернамбук, другие сорта дерева я просто не рассматриваю. Это единственный материал, который обладает подходящими для комфортной игры свойствами – прежде всего, достаточной упругостью. Несмотря на это, если вы собрались покупать такой смычок, то не стоит думать, что конкретный экземпляр не потребует проверки. В любом случае нужно протестировать его на отсутствие кривизны или дефектов винта, а также по качеству и количеству волоса.

Несколько вопросов скрипачу-студенту Консерватории.

Елизавета Гольденберг, студентка 2 курса СПбГК им. Римского-Корсакова, (класс н. а. РФ, профессора Гантварга М. Х.), концертмейстер Молодежного симфонического оркестра Санкт-Петербурга.

— Елизавета, всем известно, что профессиональные скрипачи играют на мастеровых скрипках. Такой инструмент приобретается, когда скрипач выходит на определенный уровень мастерства. Хотелось бы узнать, а каким был Ваш самый первый инструмент?

— Первой моей скрипкой была самая обыкновенная фабричная «восьмушка», которую мне дала мой педагог в музыкальной школе. Это очень распространенная ситуация, когда преподаватель на начальном этапе обучения дает ученикам инструменты из своей «коллекции». И я не стала исключением. К сожалению, я не могу сказать, насколько хороша была та скрипка.

— Как Вы считаете, на что в первую очередь стоит обращать внимание при выборе скрипки для тех, кто только делает первые шаги?

— Должна сказать, что это прекрасно, когда есть возможность выбора, потому что, как правило, ребенок играет на том инструменте, который ему дали в школе. Но если есть возможность выбрать, то первостепенное значение имеет удобство. Очень важно определиться с размером. Инструмент должен быть удобен ребенку. Пожалуй, это самое главное. Не думаю, что стоит обращать большое внимание на звук, потому что на начальном этапе важнее научиться правильно держать инструмент.

— А на что Вы обращали внимание, когда выбирали для себя уже более серьезный инструмент?

— Для меня существенный момент – равномерность тембра всех четырех струн. Дело в том, что часто крайние струны (ми и соль) – слишком кричащие, а средние струны (ля и ре) выпадают по тембру, звучат очень глухо.

Также важна степень кривизны подставки. Контур подставки должен повторять изгиб грифа, и при этом этот изгиб подставки не должен быть слишком плоским, потому что тогда три струны окажутся на одном уровне, и будет неудобно играть.

Но это все индивидуально. Главное, чтобы инструмент просто понравился, как говорится, лег в руку. Практически каждый скрипач сразу понимает, его это инструмент или нет. По своему опыту могу Вам сказать, что не музыкант выбирает инструмент, а скрипка выбирает музыканта.

Источник: www.glinki.ru

Как выбрать первую скрипку?

Выбор скрипок действительно велик и принять правильное решение достаточно трудно. Идеальным вариантом будет поиграть на скрипке и послушать со стороны каждый инструмент. Но как быть, если это первая скрипка, как быть, если никто не может подсказать, никто не умеет играть? В этой статье мы постараемся задать общее направление по поиску скрипки, а решение принимать вам. Условно по качеству скрипки можно разделить на три категории:

• Заводские (фабричные)
• Мануфактурные
• Мастеровые

Производители скрипок

Мастеровые скрипки, это инструменты штучной работы. Каждая изготовлена вручную, часто под конкретного заказчика. Звучат такие инструменты отлично, стоят как автомобиль малого класса, а служат десятилетиями и передаются от поколения к поколению. Но детских скрипок малого размера практически не существует. В основном мастеровые скрипки полноразмерные. Объясняется это тем, что с детской скрипкой работы столько же, как и с большой, а много денег за нее уже не возьмешь, такая простая логика. И еще, хочется предостеречь, у всех бывает брак, даже у мастеров и если не очень разбираетесь в звуке, то это не ваш вариант.

Мануфактурные – фабричные скрипки начала прошлого века, изготовленные на западе, чаще всего в Германии. В то время их производили вагонами, и до наших дней дошло немало хороших экземпляров. По звуку и общему состоянию вполне можно найти достойный инструмент, цена на такие скрипки колеблется в районе 800-1000$. Но такие скрипки покупать нужно ТОЛЬКО с разбирающимся человеком. Часто инструменты бывают и битыми, и восстановленными, и только знающий человек сможет подсказать, в каком случае маленькая трещинка не оказывает влияния на звучание, а в каком это фатальная неисправность. Купив такую скрипку, никаких претензий продавцу уже не предъявить. Но если вам может помочь с выбором хороший скрипач, возможно, это наиболее разумный выбор.

Заводские (фабричные) современные скрипки, изготовленные на различных музыкальных фабриках. Основная масса инструментов ученического уровня производится в Китае. За 100$ можно купить готовый комплект, включающий смычок, футляр, канифоль, кейс и все принадлежности. Нельзя сказать, что качество таких инструментов совсем плохое, но надо понимать, что производитель сэкономил на всем что можно. На дереве, на струнах, на смычке. Все самое простое, все самое дешевое, как-то играет, как-то звучит, не более. Инструменты такого уровня это самое, самое начало, совсем стартовый и бюджетный вариант. И самое удивительное, все они примерно одинаковые в не зависимости от производителя. Такие инструменты не имеют никакой ценности на вторичном рынке, и когда ваш ребенок вырастет, продать китайца, купленного за 100$ практически невозможно, проще подарить или повесить на стенку как декор интерьера. Это одноразовые инструменты в прямом смысле.

Потратив сумму в два раза большую, можно рассчитывать на скрипку европейского производства: Чехия, Румыния, Германия. Германия с оговоркой, и если “чехи” и “румыны”, это «чистые» европейцы, произведены и собраны в Европе, то немецкие скрипки за эту цену — это досборка, сами скрипки изготавливаются в Китае, затем перевозятся в Германию, где происходит их окончательная сборка и настройка. Например такая модель O.M. Monnich фирмы GEWA.

Если рассматривать скрипку в комплекте, то тут тоже будет самый дешевый смычок, самые простые струны, но все качеством на уровень выше Китая, что естественно сказывается на звучании. В принципе, это тоже самый начальный уровень инструментов, но такие инструменты однозначно лучше своих китайских аналогов. Конечно, эти скрипки стоят в 1.5-2 раза дороже, но это компенсируется не только качеством и звучанием, но и возможностью впоследствии продать инструмент. В итоге поиграв на ней год-два и продав такую скрипку даже за полцены, вы полностью компенсируете первоначальную переплату.

Потратив сумму от 10000 руб. уже можно быть не только абсолютно уверенным в качественном ученическом инструменте, но и рассчитывать на разные вкусности: состаренная отделка, покрытие масляным лаком, хорошие струны Пирасто либо Томастик, канифоль, качественные комплектующие.

Вообще для фабричных инструментов характерна простая закономерность, чем инструмент дороже, тем он при прочих равных лучше и имеет большую ценность на вторичном рынке. Иными словами, сколько готовы заплатить за инструмент, такое качество и получаете.

Источник: rediez.ru

В Беларуси прорабатывается вопрос выпуска классических скрипок. Первый образец ручной работы недавно представили Президенту. По оценке экспертов, он получился довольно удачным. А что дальше? Как организовать систематическое производство скрипок? Достаточно ли у нас хороших мастеров и готовы ли они объединиться для работы в команде?

Корреспондент «Р» поинтересовалась мнением тех, кто сегодня делает музыкальные инструменты самостоятельно.

Производители скрипокфото дениса малышица.

Автор первого образца классической скрипки ручной работы — Александр Сурба, декан факультета традиционной белорусской культуры и современного искусства БГУКИ, кандидат искусствоведения и мастер музыкальных инструментов. Но именно классическую скрипку он делал впервые. Для этого досконально исследовал тему в теории и изучил на практике.

Вместе с мастером погружаемся в историю скрипичного вопроса.

И в Вильно, и в Пинске

Общепризнанной мировой столицей классического скрипичного производства давно и заслуженно считается итальянская Кремона. В этом городе жили и творили прославленные Страдивари, Гварнери, Амати. Там и сегодня работают сотни скрипичных мастеров, чья продукция высоко ценится у профессионалов.

Наша история в этом смысле скромнее. Но свои мастера и скрипичные мануфактуры тоже были. Одна из самых известных — Бальтазара Данкварта. В XVII веке она работала в Вильно, производила скрипки высшего класса, которые славились по всей Европе. 

В советское время скрипки изготавливались массово, и до 1960-х годов, как говорят специалисты, на достаточно высоком уровне. Позже стали делать менее аккуратно, но в целом инструменты выходили хорошего качества, их было много, во всех музыкальных школах СССР они присутствовали и при надлежащем уходе и ремонте звучали неплохо. 

Когда фабричное производство закрылось, положение спасали самодеятельные мастера. Как, например, Всеволод Жуковский из Марьиной Горки. Обладал необыкновенным талантом, делал скрипки, альты, виолончели, лиры. Заказывали многие, в том числе и знаменитые ансамбли «Песняры» и «Хорошки».

Талантливые мастера, чьи инструменты звучат не только в Беларуси, работают и теперь. Местным Страдивари называют на Копыльщине Александра Байрашевского. Замечательные скрипки изготавливает минский мастер, музыкант и педагог Владимир Хазанов. Сегодня многие наслышаны о пинском мастере-самородке Андрее Шклёде. Начинал с создания классических гитар, позже самостоятельно освоил производство четырех разновидностей виолы, предшественницы современной скрипки. Делает и скрипки, виолончели, мандолины, лиры, лютни, арфы… Сконструировал портативный орган. В Мирском замке звучит его уникальный клавесин. А в Несвижском — виола и гамба. 

К слову, в столице Полесья Андрей Шклёда — не единственный самородок. Там сегодня сосредоточено большое количество отличных мастеров, которые делают различные инструменты. Когда-то эту школу организовал здесь Юрий Дубновицкий, с 1990-х годов занимался производством лютней и гитар.

Производители скрипок
Живучий инструмент

Скрипка — инструмент достаточно живучий при должном обращении. Например, гитара со временем становится только хуже, теряется упругость, прогибаются деки. Для скрипки 100 лет — нормальное явление. В том числе поэтому, говорит Александр Сурба, перебой со скрипками, конечно, ощутим, но ситуация не настолько болезненна, как, например, с пианино.

Выбирая скрипку, покупатели-профессионалы в основном останавливаются на старинных инструментах. Во-первых, это качество, проверенное временем, да и греет сердце осознание самого «возраста». Во-вторых, это — хорошее капиталовложение, такая скрипка никогда не подешевеет, может, даже дороже станет. 

На бэушном рынке и сегодня много инструментов XIX — начала XX века. Стоят не так уж и много, имея в виду покупателя музыканта-профессионала — от 700—800 рублей, в зависимости от состояния, бренда, имени мастера или того, кто на ней играл. 

А что же предлагают музыкальные магазины? Александр Сурба промониторил ситуацию по разным точкам продаж. Инструменты есть: придя в магазин, можно увидеть целый ряд скрипок, но пригодных, с хорошим звучанием среди них мало: 

— Инструменты в основном китайские. В принципе, попадаются неплохие, но и они требуют доработки. Самая большая проблема со скрипками, виолончелями, гитарами: видимо, во время транспортировки сюда древесина, склейка реагируют на смену климатических условий. К тому же я не встречал классических скрипок, виолончелей, которые были бы сделаны по кремонской технологии. Например, для скрипки важно, чтобы использовался обратимый клей, то есть можно ее вскрыть, отремонтировать и опять собрать. В инструментах азиатского происхождения часто использован современный синтетический клей, они не поддаются разборке, а если разобрать, то инструмент окончательно испорчен.

Не стоит обольщаться и инструментами, которые позиционируются как экстра-класс, производства Германии и чуть ли не за бронированным стеклом в магазинах выставленные. 

Александр Сурба имеет вопросы и к ним:

— Цены — порядка 2—3 тысяч рублей. Но надо понимать, что за вычетом всех расходов по транспортировке, растаможке по себестоимости такой инструмент очень недорогой. И Германия — это, скорее, бренд, а где инструменты собраны, неизвестно, кто настраивал — тоже. Цены и документы говорят о высоком качестве. Но я посмотрел, покрутил: покрыты современным синтетическим лаком, местами он даже не располирован. Если эти инструменты реально из Германии, то по немецким меркам весьма скромного качества. Конечно, известно, что и сам великий Страдивари о скрипках своей мануфактуры говорил, мол, из 10 инструментов 2 получаются идеальными, 2 никакими, остальные — так-сяк. Так вот по поводу азиатских инструментов: у меня ощущение, что те 20 процентов очень хороших случайно получившихся скрипок до нас просто не доходят. Да, инструменты на первый взгляд есть, но выбрать достойный очень сложно. 

Эксперимент удачный

Александр Сурба достаточно давно занимается дудой — традиционным духовым музыкальным белорусским инструментом, восстановление которого после забытья началось только в 1980-х. Представитель уже третьего поколения мастеров, ученик известного мастера Алеся Лося. Этой тематике посвящены его диссертация и десятки практических экспериментов. 

Дуды, сделанные за последние 5 лет, Александр демонстрировал и на стенде университета культуры и искусств во время встречи Президента с талантливой молодежью этой весной. Глава государства тогда отметил высокое мастерство исследователя-практика, а когда на соседнем стенде услышал виртуозную игру на скрипке Гварнери — дорогом инструменте, приобретенном для академии музыки, поинтересовался у Александра, смог ли бы тот сделать классическую скрипку.

Александр, вспоминает, сразу растерялся: неожиданное предложение. Народную традиционную скрипку из цельного куска древесины, так называемую долбленку, он делал, а тут — классическая. Но — взялся за эксперимент:

— Прежде всего, поехал в Пинск, побывал там в колледже искусств, поговорил с педагогами, познакомился со многими мастерами. Вообще, Пинск сегодня — это белорусская Кремона. Мне повезло встретиться с Андреем Шклёдой, он любезно меня консультировал по технологии изготовления скрипки, делился профессиональными секретами, помог с материалом. Я за это очень благодарен. И если у меня когда-нибудь будут ученики, так же буду к ним относиться. Именно такой подход, преемственность в обучении, необходим для создания школы мастеров. 

Начатую в Пинске скрипку Александр заканчивал уже в Минске, в своей мастерской. На изготовление инструмента в полном соответствии с традиционной технологией ушло около двух месяцев. 

С какими трудностями столкнулся? Александр улыбается:

— Чрезвычайно трудным мне оказалось сделать изящный завиток на грифе, наверное, все же профессионал должен заниматься, а у меня без травмы не обошлось. А вообще, самое сложное в струнных инструментах, и в скрипках в частности, — настройка звучания дек, нижней и верхней плоскостей корпуса. У каждого мастера в этом деле свои подходы, секреты, свои «танцы с бубном». Работа тонкая. Достройка может производиться несколько раз.

Эксперты отмечают, что инструмент, сделанный Александром, удачный — удобный и хорошо звучит. 

Что в планах мастера дальше? Говорит, мастерскую свою, конечно, не забросит, но в последнее время создание музыкальных инструментов для него хобби, больше занят административной работой:

— В качестве эксперимента как ученый-исследователь я погрузился в тему скрипки полностью. И с точки зрения теории, и как практик сам встал за верстак, чтобы узнать все проблемы, трудности, которые есть в этом деле у мастеров, условия, которые им нужны. Я получил бесценный опыт, но каждый день заниматься скрипками мне трудно. А вот как эксперт, практик-исследователь полученными знаниями и опытом, думаю, могу быть полезен.

Производители скрипок
Своя кремона

Сейчас Александр участвует в разработке проекта по организации систематического производства скрипок в стране. Мастера у нас, говорит, есть, но школа производства находится, можно сказать, в спящем состоянии. 

Как оживить процесс?

Идея в том, чтобы объединить тех мастеров, которые захотят работать в команде, оттачивать свои умения, делая музыкальные инструменты, и передавать навыки ученикам, способствуя сохранению традиции. 

При этом важно, говорит Александр, мастеров не обидеть:

— Как все творцы, они люди ранимые, иногда капризные, но отдаются своему делу фанатично, без выходных, по 12 часов в сутки. Им нужно создать комфортные условия, чтобы они спокойно работали, творили и не думали о том, куда и как инструмент продать, пристроить, чтобы заработать себе на жизнь. А функции распределения по учебным заведениям и вопросы реализации взяло бы на себя Министерство культуры.

Потребность в смычковых инструментах в средних музыкальных учебных заведениях и музыкальных школах страны сегодня не столь велика. Официально озвучена цифра — около 150. Речь идет об изготовлении инструментов среднего уровня, не совсем дешевых, но и не самых дорогих. Тех, которые дадут возможность укомплектовать образовательные учреждения инструментами хорошего качества с последующим сервисным обслуживанием. 

Александр Сурба:

— Каждому инструменту присваиваются номер, паспорт, по которым в дальнейшем прослеживается вся история его реставрации. Бывает, музыканты обращаются к индивидуальным мастерам за помощью, а те зачастую не знают, какими были прежние ремонты, начинают производить экспертизу самостоятельно. Наслышан об историях, когда берутся за ремонт, но наносят скрипке необратимый вред и она практически уже не подлежит восстановлению. Поэтому еще один важный момент — организация квалифицированной экспертизы инструментов, которая осуществлялась бы коллегиально, с привлечением лучших мастеров, музыкантов высокого класса, консультантов-акустиков и других специалистов.

Интересуюсь, а как же материалы для производства? Ведь говорят, заготовка древесины занимает минимум 10 лет. К тому же для изготовления музыкальных инструментов она нужна особая. А в Беларуси, увы, нет подходящих для скрипки резонансной ели, карпатского клена, черного или красного дерева. Наш белый клен подходит только в некоторых случаях. А в акустике от материала многое зависит.

Александр соглашается, древесину придется закупать:

— Так получается, что в наших реалиях мастера часто вынуждены быть и лесозаготовителями, и сушильщиками, и распиловщиками, и менеджерами по продажам. Это отнимает время и желание работать непосредственно со звуком, с конструированием. Поэтому материалы закупаются. На рынке все необходимое есть, и весьма хорошего качества. И если закупать в приличном объеме, стоимость невысокая, это не такие большие расходы. 

Сколько могут стоить такие скрипки? Конкретного ответа пока нет. Конечно, рассуждает Александр, когда инструмент делает индивидуальный мастер, он может ставить ту цену, которую считает нужной, и дешево она стоить не будет. Но если речь идет о производстве серийном или мелкосерийном, когда изготавливаются инструменты максимально стандартизированные, в стоимости, вероятно, можно будет отталкиваться от стандартного механизма ее расчета. Проще говоря, без заоблачных цифр.

Что касается его скрипки, то продавать ее Александр не собирается, говорит, инструмент сделал в научных и исследовательских целях, потому и цену не называет. А от лица условного усредненного мастера прикидывает так:

— Человек занимается поиском древесины, клея, лака, разрабатывает чертежи, конструирует, настраивает и т.д. Рискует, если что-то сразу не получится, то придется переделывать. Скажем, условно затрачивает на работу 2 месяца, причем, как правило, без выходных. Понятно, что две среднемесячные зарплаты мастер за инструмент запросит. Это — логично и это — минимум. 

Так какая же дальнейшая судьба первой скрипки ручной работы? Есть предложение передать ее для «созревания» в Президентский оркестр, чтобы на ней играли. Предложила, между прочим, первая скрипка оркестра Анна Миркос, ей понравился тембр нового инструмента. 

Александру предложение по душе:

— Скрипки — инструмент особый, сразу не показывает все звучание, это происходит года через два эксплуатации. Думаю, так и поступлю — отдам в пользование оркестру, а сам прослежу динамику скрипки на практике. Это будет вторая часть моего практического исследования. 

Творить индивидуально или под одной крышей?

Как лучше организовать производство скрипок — что думают сами мастера

Андрей Шклёда, Пинск:

— Надо собрать хотя бы пять-шесть опытных мастеров, причем именно скрипичных. По стране, если посчитать, столько и есть. А наилучший, по моему мнению, Николай Хазанов из Минска. На его скрипках играет консерватория и многие музыканты-профессионалы.

Собирать ли всех в Минске под одной крышей? Можно попробовать, если не переругаются. Потому что мастеров хоть и мало, но друг с другом они не дружат, люди специфические, каждый со своими амбициями. Наверное, лучше каждому давать заказ. Но, думаю, производство выгодным не будет. Хороших скрипок на страну штук 20—30 нужно, остальные — обычные фабричные. Они тоже нужны, но инструмент дешевый. Мастера затребуют хорошую зарплату. А с чего ее платить?

Пошел бы я в объединение? Через пару недель в Москву уезжаю, предложили там хорошую работу. Если здесь посулят условия лучше, вернусь.

Юрий Дубновицкий, Пинск:

— То, что производство скрипок дело нужное – безусловно, и организовать его — мысль золотая. Объединение мастеров необходимо, и важно, что государство обратило на это внимание. Работать под одной крышей или каждому индивидуально, я не знаю. Например, в Петербурге есть такой Апраксин двор — целая гильдия мастеров, больше десятка производителей классических гитар работают. У каждого своя комнатушка «квадратов» по 18, общее помещение, где станки стоят. Но есть примеры, когда каждый сам работает в мастерской, как раньше называли, мастер-надомник. 

Вообще, недоверие легкое к этой теме пока присутствует. Например, озвучено, что, кроме изготовления новых, нужно привести в порядок старые инструменты, советских времен. Но, допустим, принесут 20 таких и скажут: ремонтируйте за три копейки. А ремонт — очень тонкая, ювелирная работа, он порой сложнее, чем изначальное изготовление, я говорю о серьезных случаях, когда идет замена чуть не половины инструмента.

Что касается лично меня, то идеей объединения сердце горело и в 25, и в 45 лет. Сейчас, когда ближе к 60, больше болею преподавательской работой, в музыкальной школе учу детей игре на лютне, и волнует изготовление именно этого инструмента.

Валерий Нагин, Бобруйск:

— Объединяться надо знаете для чего? Чтобы организовать объективную оценку инструментов. Я сделал скрипку и не могу ее объективно оценить, она мое дитя. А самая компетентная оценка – это слепое прослушивание, когда те, кто слушает, не знают автора инструмента и только по звучанию определяют лучший. Вот тогда будет толк. У нас такой оценки сейчас нет. А так делают и в России, и в Украине. И нам тоже нужно организовывать конкурсы мастеров. Не знаю, как это лучше сделать. Я не организатор, а работяга, я делаю скрипки. Ко мне едут и из Минска, и из Могилева, в Бобруйске все музыкальные инструменты деревянные ремонтирую. 

А чтобы создать хороший инструмент, думаю, работать лучше индивидуально. Скрипка рождается в тишине. Я, чтобы деку настроить, выбираю время, когда темно и никакого звука постороннего нет. В общем гаме ничего хорошего не получится. Это мое мнение. Все скрипичные мастера – индивидуалы. А объединяться надо в каком смысле: встречаться, общаться, знать друг друга, что кто сделал — конкуренция же подстегивает. Нужна конкуренция и объективная обстановка в оценке.

[email protected]

Источник: www.sb.by


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.