Капелла паолина



Я получил за труд лишь зоб, хворобу <…>
Да подбородком вклинился в утробу;
Грудь как у гарпий; череп мне на злобу
Полез к горбу; и дыбом борода;
А с кисти на лицо течет бурда,
Рядя меня в парчу, подобно гробу;
Сместились бедра начисто в живот;
А зад, в противовес, раздулся в бочку;
Ступни с землею сходятся не вдруг;
Свисает кожа коробом вперед,
А сзади складкой выточена в строчку,
И весь я выгнут, как сирийский лук.

  • Капелла паолина

Микеланджело Буонарроти (Michelangelo di Lodovico di Leonardo di Buonarroti Simoni, 1475 — 1564) — человек эпохи Возрождения, гениально одаренный во всех художественных искусствах, был и художником, и скульптором, и архитектором. Кроме того, Микеланджело писал сонеты, один из которых, описывающих его страдания при работе над фресками Сикстинской капеллы, вам тут предлагается почитать.

Микеланджело был эффективным создателем своего имиджа: исключительность, взыскательность, несговорчивость, строптивость и вспыльчивость — было свойственно его характеру, и он совершенно не хотел его менять! Интересно, что со временем, именно эти характеристики и стали узнаваемой визитной карточкой его харизмы, и сделало его тем самым Титаном эпохи Возрождения.

О работе Микеланджело над Сикстинской капеллой написано довольно много и подробно. Но есть в Ватикане и еще один цикл фресок, не столь популярный, и не менее  интересный: это капелла Паолина. Заказ на роспись капеллы пришел от папы Павла III Фарнезе в 1542 году, по имени понтифика капелла и получила своё название. Росписи посвящены рассказу о жизни апостолов Петра и Павла. Святой Павел, как известно, много потрудился для того, чтоб христианская вера распространилась по всему свету. А апостол Петр своей жизнью подтверждает легитимность деятельности римских понтификов вообще. Так что, из всех христианских святых и последователей Иисуса именно они, пожалуй, самые значительные для Ватикана.


  • Капелла паолина
    Капелла «Паолина». Росписи Микеланджело
  • Капелла паолина
    Микеланджело Буонарроти. Фреска из капеллы Паолины. Обращение св. Павла, 1542-45
  • Капелла паолина
    Микеланджело Буонарроти. Фреска из капеллы Паолины. Распятие св. Петра, 1548-50

Годы работы на росписями капеллы Паолины для уже пожилого Микеланджело, к тому же, нагруженного проектированием купола Собора св. Петра, были непростыми. В отчетных документах фиксируются длительные перерывы в работе, связанные с болезнью мастера. Но все-таки к 1550 году фрески были закончены.

Сюжеты отразили основные события из жизни апостолов. В зрелый период своего творчества Микеланджело выступает как художник, великолепно чувствующий пластическую форму человеческого тела, его изгибов и живой восприимчивости. Но именно в этих фресках проявились образы болезненные, трагические, искаженные страданием, страхом, безнадежностью или злостью. Лица потрясают своей экспрессией, сравнимой, разве только с офортами Гойи, который работал два столетия спустя, или с немецким экспрессионизмом начала XX века.

Несмотря на то, что эти фрески расположены в самом сердце западной христианской церкви, по эмоциональному фону в них ощущается сомнение в Спасении человека, погрязшего во грехах и зле. И кажется, что будто бы художник задает этот вопрос апостолу Петру, но тот, распятый вниз головой на кресте, не выражает на своем лице любовь и смирение. Его облик суров и даже сердит, будто бы апостол и сам усомнился в пользе своих мук. Святой Павел, ослепленный Божественным лучом, будто отражает страдание и усталость самого Микеланджело. Так или иначе, несмотря на то, что краски, оставшиеся от росписи Сикстинской капеллы, использовались и в этой работе, но по символической ценности и духовному значению, эти образы получились совершенно иные.


Росписи капеллы Паолина были оценены не очень высоко, так Дж. Вазари, знаменитый бытописатель художников эпохи Возрождения, написал следующее:

«…всего-навсего произведения старого человека».

И еще одно: «Это были последние живописные работы и, как он мне сам говорил, с большим напряжением, ибо по прошествии определённого возраста живопись, и в особенности фресковая, становится искусством не для стариков». 

Больше Микеланджело никогда не возьмётся за кисти и краски, хотя проживёт ещё 14 лет. Видимо, в живописи именно в капелле Паолина он спел свою последнюю песнь.

Капеллу Паолина вновь торжественно открыл папа Бенедикт XVI в 2009 году после серьезной реставрации. Но все же на сегодняшний день эта капелла исключена из туристического маршрута, и попасть туда можно только по специальному приглашению.

__________________________________

  1. Паулуччи Антонино. Микеланджело и Рафаэль в Ватикане / пер.  Галина Харкевич Дозмарова. Музеи Ватикана: 2013

Источник: onaturmorte.ru


Сегодня, благодаря новым технологиям, мы перенесемся в Вечный город, в самое сердце Святого Престола, в капеллу Паолина в Апостольском дворце Ватикана.
Капелла была построена по приказу Папы Римского Павла III Фарнезе, архитектором Антонио да Сангалло Младшим (Antonio da Sangallo il Giovane), на месте старой часовни. Строительство началось в 1537 году и было завершено в 1540. Внутренняя отделка была поручена уже престарелому Микеланджело, который прерывал работы из-за болезни и отвлекаясь на памятник на могиле Юлия II. В капелле были созданы две фрески работы Микеланджело – «Обращение Савла» с 1542 – 1545 годы, и «Распятие Святого Петра» в 1546 – 1550 годы.
Убранство капеллы продолжилось в течение правления понтификата Григория XIII. Другие фрески, посвященные жизни первых святых, были созданы Лоренцо Саббатини (Lorenzo Sabbatini) и Федерико Зуккари (Federico Zuccari).
К сожалению, эта капелла не входит с состав музеев Ватикана, поэтому она закрыта для туристов. Перед конклавом из нее начинается шествие кардиналов в Сикстинскую капеллу, в ней же вновь избранный Понтифик молится перед выходом на лоджию собора Святого Петра.
«Распятие Святого Петра» окружено работами Лоренцо Саббатини «Крещение сотника Лонгиния» и «Падение Симона Мага».


еска Микеланджело «Обращение Савла» окружена так же работами Саббатини «Побивание камнями Святого Стефана» и «Крещение Святого Павла в доме Анании». Паруса и люнеты расписаны Федерико Зуккари, в центре изображена «Слава Святого Павла»
В 2002 – 2009 годах была проведена масштабная реставрация капеллы, вследствие чего были восстановлены оригинальные цвета на фресках Микеланджело.

А теперь пришло время перенестись в капеллу Паолину и своими глазами увидеть роскошь Святого Престола.

Капелла паолинаПоддержи авторов — Добавь в друзья!

Источник: mayak-parnasa.livejournal.com

На золотых монетах Ватикана второго выпуска серии «Восстановление капеллы Паолина» представлены фрагменты фрески «Обращение Савла». На 20-евровой изображен Иисус, метающий молнию в вероотступника, на 50-евровой — продолжение фрески, представляющее сражённого Савла.



Капелла Паолина (ит. Cappella Paolina) в Ватикане была построена в 1537 году во время понтификата Павла III по проекту архитектора Антонио да Сангалло Младшего (Antonio da Sangallo il Giovane) в стиле ренессанс. Капелла расположена рядом с Сикстинской капеллой, капеллой Павла III и Базиликой святого Петра. Капелла закрыта для общего доступа и используется Ватиканом в качестве часовни Таинства и часовни Конклава.

Микеланджело было уже почти 70 лет, когда он закончил «Страшный суд» в Сикстинской капелле. Но сразу же Павел III предложил ему новую работу по созданию фресок в новой капелле Паолина.

Так в 1545—1550 гг. были созданы две больших фрески: «Мученичество святого Петра» и «Обращение святого Павла». Кроме того, в капелле представлены работы Лоренцо Саббатини (Lorenzo Sabatini) и Федерико Цуккаро (Federico Zuccaro).

Фреска «Обращение Савла» (ит. Conversione di Saulo)  размером 661×625 см иллюстрирует историю обращения Савла (будущего апостола Павла), являвшегося ярым гонителем христиан. На фреске изображён парящий в воздухе Иисус и множеством обнаженных ангелов. А внизу лежит на земле, упавший с лошади, ошеломленный и напуганный Савл, в окружении своих солдат. При этом одни пытаются поднять Савла, другие же, ошеломленные голосом и сиянием Христа, ослепленные и испуганные, убегают в разные стороны.


Источник: news.euro-coins.info

Классическое искусство. Введение в итальянское возрождение

Беноццо Гоццоли, расписывавший Кампосанто в Пизе, среди прочих ветхозаветных историй должен был изобразить и «Опьянение Ноя» (рис. 154). Получилась из этого в полном смысле кватрочентистское повествование — привольное и подробное, и очевидно удовольствие, испытываемое рассказчиком от того, что ему предстоит со всею обстоятельностью изложить нам, как же все-таки так вышло, что патриарх захмелел. Начинает он издалека: стоял погожий осенний денек, дедушка взял двух своих внучат и отправился с ними осмотреть виноградники. И художник ведет нас к батракам и батрачкам, которые срывают гроздья, наполняют ими корзины и давят в чану. Все кишмя кишит жизнерадостным зверьем, у лужицы собрались птицы, а назойливая собачонка донимает малыша. Дедушка стоит тут же и наслаждается — больно уж тут весело.


жду тем молодое винцо выжато и его подносят на пробу padrone. Сама супруга принесла бокал — все так и замирают в ожидании, что-то он скажет, он же испытующе катает напиток по языку. Отзыв был благоприятным, поскольку теперь праотец исчезает в задней беседке, и сюда же ему ставят изрядный бочонок с vino nuovo, но тут случается несчастье: пьяный до бесчувствия старик, притом совершенно неподобающим образом заголившийся, лежит перед дверьми своего красивого пестро расписанного дома. С глубоким изумлением взирают на неслыханное дело дети, в то время как супруга первым делом принимает меры к тому, чтобы удалить служанок. Те закрывают лица руками, однако без особой охоты, а одна пытается урвать хотя бы еще чуточку представления сквозь растопыренные пальцы.

После 1500 г. таких повествований уж не встретишь. Действие обеспечивается малым числом фигур, сжато, без отвлечений в сторону. Излагаются не истории, но драматическая суть повествования. Никто более не мирится с жанровым вышиванием гладью: верх берет серьезное отношение к делу. Зрителя желают не развлечь, но захватить. Страсти становятся в центре всего, и перед интересом к человеку меркнет все прочее содержание мира.

Первое зрительское впечатление при входе в галерею, где собраны представители чинквеченто, обусловливается односторонностью изображаемого: искусство не порождает ничего, кроме тел, крупных, наполняющих всю картину человеческих тел, и все постороннее жестко изгоняется отовсюду. То, что относится к станковой живописи, еще в большей степени приложимо к живописи стенной. Мы оказываемся перед лицом иной людской породы, и искусство извлекает из этого такие следствия, которые более несовместимы с созерцательной радостью от многообразия вещей.

Источник: www.e-reading.club


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.