Афонские монахи


Монашеская жизнь – тайна. Люди видят монахов в церкви, на послушаниях, в трапезной. Вот, пожалуй, и все. И никому не дано проникнуть в мир монашеской души. Монахи не дорожат публичностью, более того, настоятельно избегают известности. Многие, например, не хотят фотографироваться. Они ушли из мира и не хотят возвращаться в него даже своим изображением.

Святогорский монах занят ежеминутно. Молитвы, послушания, снова молитвы, снова труды. Иногда очень тяжелые: строительство, погрузка, разгрузка, копание земли, работа на огородах и в садах, приготовление пищи, заготовка продуктов на зиму, – всего не перечесть. Но главный труд, это, конечно, молитва. Непрерывная, и совместная, и уединенная.

Монахи каждого монастыря обязаны подчиняться своему монастырскому начальству и безоговорочно выполнять возложенное на них послушание; в свою очередь монастырское начальство обязано иметь к монахам отеческую любовь и беспристрастную и равную ко всем ним заботу.

В разных монастырях существуют свои традиции монашеского пострига. В большинстве обителей послушники по прохождении искуса oт одного до трех лет постригаются в рясофор. Кандидат должен иметь полных 18 лет; постриженный в согласии с этим монах освобождается от воинской повинности. Никому не разрешается покидать Святую Гору без письменного разрешения своего монастыря.


Постриг в малую схиму существует в тех немногих монастырях, где нет пострига в рясофор. По истечении определенного срока (как правило, около трех лет; в монастыре Филофея – до 15 лет) рясофорные монахи или постриженные в малую схиму постригаются в великую схиму. Имя при этом может меняться или не меняться. В редких случаях послушник может быть сразу пострижен в великую схиму. Таким образом, вce святогорские монахи рано или поздно принимают великую схиму; в нее пострижены все игумены монастырей. Монахи-великосхимники могут быть рукоположены в любую священную степень. Постриги и рукоположения совершаются по решению игумена и духовного собора.

Усопших иноков по афонскому обычаю облачают в схиму и многокрестие (тело при этом не омывается и нательное белье не меняется) и, покрыв лицо куколем, зашивают в рясу. На грудь усопшего возлагают икону Пресвятой Богородицы. Усопшего иеромонаха облачают еще и в епитрахиль, в руки его кладут Евангелие; иеродиакона облачают в орарь и лицо покрывают малым покровом. По совершении чина исходного последования тело относится в монастырскую усыпальницу. Над могилой совершается заупокойная лития.
умен обычно произносит слово, посвященное новопреставленному. Затем над головой усопшего полагается плита (для предохранения от повреждений) и тело засыпают землей. Три года усопший поминается на проскомидии ежедневно, а затем имя его вносится в большую поминальную книгу – «Куварас» (Κουβαράς); такие книги, читаемые в заупокойные субботы, содержат имена всех усопших монахов обители, начиная с глубокой древности (напр., в «Куварасе» Великой Лавры список начинается с имен преподобного Афанасия и ктиторов монастыря, живших в X веке). По истлении тела останки усопшего износятся из могилы, в усыпальнице совершается Божественная литургия. Глава усопшего с написанным на ней именем и возрастом полагается в костнице вместе с главами других почивших братий, прочие кости складываются отдельно.

Образ жизни святогорских монахов подчинен главной цели их пребывания на Афоне – молитвенному служению Богу. Монашеская молитва бывает обшей и частной. Во время общих молитв (вечерня, повечерие, полунощница, утреня, Божественная литургия) монахи собираются в главном соборном храме (кафоликоне) и малых храмах (параклисах) монастыря. Основу частной молитвы составляет краткая Молитва Иисусова. Особо почитается на Афоне Богородица, считающаяся единственной Владычицей Святой Горы. Главным занятием подвижников является непрестанная молитва. Келейное монашеское правило (канон) обязательно для всех монахов; церковные последования насельники келлий служат не так полно, как в монастырях (иногда они могут заменяться молитвами по четкам). Одной из особенностей монашеской молитвы считается молитвенное бодрствование во второй половине ночи, когда большинство людей спят, и неусыпная всенощная молитва по важнейшим праздничным дням. Келейное правило в святогорских обителях совершается преимущественно по четкам и сопровождается земными поклонами.


В большинстве монастырей правило имеет две степени: для послушников (трое-пять четок, 30–50 земных поклонов) и для всех монахов (двенадцать четок и 100–150 для великосхимников 300 земных поклонов). В древнейших общежительных монастырях Иисусова молитва читается так: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя». Молитва Пресвятой Богородице – так: «Пресвятая Богородице, спаси мя, грешнаго». В монастырях, недавно принявших общежительный устав, словесная форма молитв может незначительно отличаться.

На 12 четок-сотниц молитвы распределяются следующим образом: девять – Иисусу Христу, три – Пресвятой Богородице. Земные поклоны в греческих монастырях совершаются во все, в том числе праздничные, дни, кроме воскресений и Светлой седмицы. Келейное правило совершается стоя, с крестным знамением и малым поясным поклоном на каждой молитве. Правило ко святому Причащению в большинстве монастырей читается в храме по книге (канон и молитвы); в монастыре Филофея и некоторых других обителях (так называемых филофеитских монастырях) келейно по четкам (1200–1500 молитв Иисусовых). Другая особенность филофеитской традиции, основанной на духовном предании старца Иосифа Исихаста († 1959), – еженощное келейное бдение в течение четырех часов до полунощницы: келейное правило по четкам, умная молитва (от 30 минут до одного часа, без четок), чтение Священного Писания и святоотеческих творений.


Частота исповеди в святогорских обителях не оговаривается единым правилом и определяется духовной необходимостью каждого насельника. Исповедь совершается обычно в одном из приделов собора или в келлии духовника. Духовниками в греческих киновиях являются игумены и один-два их помощника заместителя. Как и в Элладской Церкви, исповедовать на Афоне могут только священники, над которыми совершена архиерейская хиротесия в духовника. Все братия причащаются Святых Таин не реже одного раза в неделю (обычно в четверг и субботу или воскресенье; в Великий пост – на всех литургиях; в филофеитских обителях – четыре раза в неделю в течение всего года). Предпринятая в Греции в 1920-х годах реформа календаря не нашла поддержки на Афоне и монастыри Святой Горы продолжают использовать юлианский стиль. В большинстве монастырей сутки по византийской традиции начинаются с захода солнца; разница с европейским временем составляет в зависимости от времени года от трех до семи часов. Гражданские ведомства на Афоне и некоторые монастыри используют европейское время. Сутки делятся на три восьмичасья, отведенных для молитвы, работы и отдыха. Каждый монастырь имеет свой распорядок дня, предписанный внутренним уставом.


Распорядок Ватопеда, действовавший в бытность этой обители особножительной (по европейскому счету): с 4 до 7 часов – последование утрени, литургия, завтрак; 7–10 – работы внутри и вне монастыря; 10–12 – хозяйственные работы, прием гостей, ученые занятия; 12–15 – обед и отдых; 15–16 – вечерня и повечерие; 16–18 – работы, прогулка, визиты; 18–19 – приготовления к ужину; 19–21 – ужин и занятия; 21–4 – канон (монашеское правило), частная молитва и ночной отдых; 4 часа – пробуждение. Распорядок общежительного монастыря преподобного Дионисия (по так называемому византийскому счету времени): с 6 до 7 часов после заката солнца – канон (12 четок и 300 земных поклонов); 7–10 – последование утрени; 10–11.30 – отдых в покоях; 11.30–12 – приуготовление к общей молитве: 12–13.30 – литургия и молебен; 13.30–14 – общая обеденная трапеза; 14–18 – службы и послушания; 18–20 – полуденный отдых, занятия; 20–21.30 – службы; 21.30–22.30 – вечерня; 22.30–23.30 – общий ужин: 23.30–24 – прогулка; 24–0.30 – повечерие, закрытие монастырских ворот; 1–6 – ночной отдых; 6 часов – пробуждение.

В келлиях действуют распорядки, установленные старцами. Пример (по так называемому византийскому счету времени): 8.30–10.30 – последование утрени; 10.30–11.30 – канон (четки и поклоны); 11.30–12 – завтрак; 12–17 – труд (рукоделие или сельскохозяйственные работы); 17–18 – общий обед (который готовит один из членов синодии); 18–19 – отдых; 19–20 – вечерня; 20–24 – труд; 24–1– общий ужин; 1–1.30 – повечерие и песнопения в честь Богородицы; 1.30–3 – занятия и частная молитва; 3–8.30 – ночной отдых. По воскресным и праздничным дням распорядок, разумеется, иной. В связи с зависимостью так называемого византийского счета часов от времени года распорядок дня меняется.


В течение года в воскресенье, вторник, четверг и субботу полагается две общие трапезы – после литургии и вечерни; в понедельник, среду и пятницу (кроме сплошных седмиц), а также в дни святой Четыредесятницы (кроме субботних и воскресных) полагается одна общая трапеза – после вечерни. На трапезе ежедневно стоят пшеничный хлеб, вода, лук, чеснок, соль и уксус. Почти всегда (кроме дней строгого поста) предлагаются соленые маслины и фрукты, летом и осенью – овощи, вареные каштаны. В постные дни вареная постная пища готовится без масла. В скоромные дни на трапезе предлагается белое или красное сухое виноградное вино, оливковое масло, молочное блюдо (обычно овечья брынза), сладости (халва); яйца предлагаются обычно в пасхальный период; рыба – в воскресные дни и двунадесятые праздники (на полиелейные праздники, выпавшие на постные дни, а также в воскресные дни святой Четыредесятницы и Успенского поста ее заменяют осьминоги, кальмары, мидии и другие морепродукты). По благословению игумена братия могут готовить в келлиях чай или кофе. В филофеитских монастырях чай предлагается в братской трапезной во все постные дни после литургии. В понедельник, вторник и среду первой седмицы Великого поста братия большинства монастырей хранят совершенное воздержание в пище и питии. Пустынники и исихасты следуют собственным распорядкам, каждый в меру своих телесных сил. Как правило, они употребляют пищу, не требующую приготовления (сухари, оливы, бобы, зелень, сухие плоды и прочее), – сухоядение; растительное масло вкушается лишь по субботам и воскресеньям; пищу, как правило, приносят отшельникам прохожие монахи.


В начале каждого года на соборе каждого монастыря происходит назначение братии на послушания. По святогорскому обычаю, насельники ежегодно получают новые послушания, но при необходимости собор может оставить брата на старом послушании еще на год. По окончании заседания братия входят по старшинству в игуменскую и берут благословение у игумена (по греческой афонской традиции целуя его руку), а тот в присутствии старцев доводит до каждого решение собора. Перечень послушаний обычно содержится во внутреннем уставе монастыря. Его изменение возможно лишь по решению духовного собора. Большинство работ связаны с обеспечением богослужения, сохранением святынь, обслуживанием братии и паломников. Например, в уставе Великой Лавры упоминаются послуша- ния: представитель монастыря в Священном Киноте; секретарь монастыря; казначей монастыря; помощник эконома (Экономом Великой Лавры по древней традиции считается Сама Пресвятая Богородица); сопроводитель гостей; привратник (встречает гостей, провожает их в гостиницу – архондарик, следит зa правилами посе.
ристани); садовник и огородник; виноградарь. Наряду с этими бывают и другие послушания: звонарь; чтец; библиотекарь; синодиарь (готовит заседания духовных соборов); просмонарь Богородицы (заботится о чтимой иконе Божией Матери, поет молитвы, принимает подношения от паломников); ворданарь (ведает конюш- ней и скотным двором); лесник; ночной сторож и другие. По традиции некоторых общежительных келлий с небольшим братством основные послушания (повар, пономарь и другие) меняются каждую неделю.

Во многих монастырях развиты художественные промыслы и рукоделия, в том числе иконописание, резьба по дереву и другое. Устав категорически запрещает продажу на Афоне икон и произведений искусства, изготовленных за пределами Святой Горы, а также изготовление их на ее территории мирянами; запрещено воспроизведение святогорских икон на бумаге без разрешения монастырей. Вывоз с Афона любых старинных изделий, рукописей, икон, сосудов, книг и других предметов, записанных в перечни монастырских учреждений, запрещен.


Общие работы, совершаемые всей братией (панкинии): еженедельная закваска хлеба, сбор винограда, маслин и т. п.

Одним из древних обычаев, сохраняющихся на Афоне, является монашеское гостеприимство. Каждый святогорский монастырь принимает на ночлег всех приходящих паломников и туристов, независимо от вероисповедания, национальности и т. п. Им предоставляется место в гостинице (архондарике) и пища согласно монастырскому уставу. Прибывшим предлагается угощение – кофе, холодная вода в жаркое время года, сладости, небольшое количество (до 50 г) крепких спиртных напитков – узо (анисовая водка) или ципуро (крепкая виноградная водка). Прием гостей осуществляется бесплатно, во славу Божию. Все паломники приглашаются на богослужения (в монастырях со строгим уставом неправославные могут посетить храм во внебогослужебное время). Православные могут исповедаться и причаститься Святых Таин, поклониться святым мощам. Все гости принимают пищу за общей трапезой с братией (неправославным обычно выделяется особый стол).

По святогорским правилам, каждый паломник может остановиться в любом монастыре на одну ночь; более длительное пребывание в обители возможно по благословению ее игумена. Дома для ночлега имеются в Дафни и Карее. Для посещений Афона необходимо получить специальное разрешение, которое выдается в паломнической службе. Предельное число паломников на Афон ограниченно. Клирикам для получения разрешения необходимо иметь письменное благословение Константинопольской Патриархии.
а Афоне издревле действует строгий аватон (греч. Запрет), запрещающий вход на полуостров не только женщинам, но и самкам животных. Лица, пытающиеся нарушить этот запрет, подвергаются тюремному заключению на срок от двух месяцев до года. Также запрещено приближение к причалам Афона судам, на борту которых находятся женщины. Хотя с недавнего времени, для женщин также появилась возможность встретиться с афонскими святынями. Монахи святогорцы, привозят святыни прямо на борт корабля, который совершает круиз вокруг Афона, там все паломники (мужчины, женщины и дети) и могут им поклониться.

Афон – это навсегда. Не видел его – тянешься к нему. Увидел – никогда не забудешь. Каждая православная душа стремится на Святую Гору, чтобы найти здесь утешение, вразумление и помощь, покаяться в грехах. Сколько же невзгод, бед, несчастий несут сюда. Духовная брань в мире идет непрерывно. И монахи Афона молятся и ведут борьбу за спасение каждой души человеческой. Молитвы звучат во всех храмах монастырей. Но непременно во всех повторяется моление о тех, кто просил молиться за них. В каждом монастыре есть большие стопы крупных тетрадей, где напечатан главный текст спасения – имена поминаемых. И монахи читают и читают их, отдают свою духовную энергию, накопленную в молитве. Только Господь дает силы на такое. И уж где-где, а здесь молитвы восходят ко престолу Божию. И будет так, как предсказано, до скончания века, место это будет причалом спасения для тех, кто хочет спастись. И пусть все любящие Господа, найдут здесь мир и спасение в молитвах святогорцев и под покровом Божьей Матери.

Источник: diologos.org

Жизнь монахов на Афоне посвящена исключительно православной церкви и проводится, главным образом, в молитвах и торжественных церковных богослужениях. Ежедневно, в определенные часы, по первому удару колокола, иноки, как равные между собой братья и друзья, собираются в святой храм и проводят здесь большую часть дня и ночи в прославлении и благодарении Господа. Уже в самую полночь, несколькими ударами в колокол, иноки пробуждаются от сна для совершения келейного правила, которое для монахов великой схимы, как произнесших самые строгие обеты иночества и достигших более высокого нравственного совершенства, заключается в 1.200 поясных и 100 земных поклонах, а для простых иноков и послушников – в меньшем количестве таких же поклонов. Вслед затем совершается утреня, которая и заканчивается с восходом солнца, так что начало каждого дня встречается иноками в молитве и прославлении Господа. По окончании утрени, дается небольшой отдых. В это время открываются и монастырские ворота, обыкновенно запирающиеся на целую ночь, и в монастырь получают доступ и те иноки, которые живут вне обители, в отдельных келлиях, а также и посторонние лица. В шестом или седьмом часу утра совершается литургия, за которой присутствуют все иноки обители. Литургия исполняется весьма торжественно, собором священнослужителей, при полном хоре монастырских певчих. За литургией иноки причащаются, соблюдая известную очередь, но многие из них приступают к св. причащению еженедельно. И вот, в конце литургии в монастырских храмах наблюдаются умилительные зрелища: сонмы подвижников, благоговейных и проникновенных, коленопреклоненно молятся и испрашивают взаимно прощения, лобызают св. иконы и мощи и с верою, любовью и страхом Божиим приступают к великому таинству. По окончании литургии, все получают антидор из рук настоятеля и с благоговением и молитвой выходят из храма. В тех монастырях, в которых братия многочисленна и имеется несколько храмов, ежедневно совершается несколько литургий. Так, в русском монастыре св. Пантелеймона каждый день служится до 25-ти литургий в многочисленных храмах этой громадной обители. После литургии, если случится вторник, четверг или суббота, монахи идут в общую трапезу и здесь, в присутствии игумена и почетных старцев обители, все вкушают одинаковую пищу, состоящую преимущественно из овощей, плодов и рыбы и предлагаемую в умеренном количестве, соблюдая полное молчание; в это время один из братии, по назначению игумена, читает вслух присутствующих жития святых или творения отцов церкви. Это чтение, благоговейное и душеспасительное, сонм подвижников, молчаливых и проникновенных, самая обстановка монастырской трапезы, со стен коих взирают на присутствующих лики многочисленных угодников Божиих, на Афоне прославившихся, – все это напоминает о тленности и ничтожности телесных потребностей и указывает на необходимость питаться духовной пищей – словом Божиим… После трапезы совершается общая молитва. В упомянутые дни монахи в таком же порядке собираются в трапезу и вечером. В остальные же дни недели, т.е. в понедельник, среду и пятницу, монахи, после божественной литургии, ничего не едят, но идут в трапезу уже около полудня, по окончании особого богослужения, – так называемого параклисиса, вечером же вовсе не вкушают пищи, соблюдая пост до полудня следующего дня. В воскресные и праздничные дни они бывают в трапезе дважды. Вечером монахи совершают обычные богослужения, сперва вечерню, а после – повечерие, по окончании коего идут в свои келлии на покой, но пред сном опять обязаны совершить келейное правило.

Накануне двунадесятых праздников, а также в дни храмовых праздников в монастырских церквах совершаются и всенощные бдения – в буквальном смысла этого слова. Они начинаются в восемь часов вечера и непрерывно тянутся часов до шести утра. Всенощные богослужения исполняются весьма торжественно. Около восьми часов пополудни, искусный екклисиарх, надевши иноческую мантию, сначала на ручном биле, называемом „током“ 5, выбивает трель, трижды обходя при этом, с известной расстановкой, соборный храм, затем ударяет в «древа тяжкая“6, после звонит в „клепало“7, а в заключение раздается колокольный звон, заканчиваемый трезвоном „во вся кампаны“. Все монахи по этому призыву должны явиться в церковь. Богослужение обыкновенно совершает сам игумен монастыря, с собором иеромонахов и иеродиаконов. Он же, совместно с типикарем, наблюдает в киновиях за ходом богослужения, а в идиоритмах – один типикарь. Богослужение совершается по рукописным афонским типиконам и богослужебным книгам, при участии «доброгласных» певцов, великих знатоков своего дела. Постоянное чередование пения с чтением, во время которого полагается и отдохновение в стасидиях8, переходы от напевов унисонных и тягучих к сильным и игривым, смена полумрака, в котором люди кажутся тенями, морем огней, возжигаемых моментально во всех паникадилах и лампадах с качанием в разные стороны центрального паникадила или хороса, дающего замечательную игру света, замена очередных иеромонаха и иеродиакона на выходах целым собором священнослужителей в блестящих облачениях с золотыми крестами, с ковчегами для ладана на плечах и т.д., все это делает афонское бдение полным живого интереса и производит на паломника-мирянина сильное впечатление и истовым исполнением устава, и своею торжественностью, и проникновенным молитвенным настроением всего собрания подвижников, так что после одного присутствования за таким богослужением невольно является желание вновь принять участие в целонощном монастырском молении. Наконец, в большие праздники после полудня служатся торжественные панихиды о скончавшихся ктиторах и благотворителях монастыря.

Таким образом, большую часть дня и ночи афонские монахи посвящают молитве в храме и келлиях, а остальное время идет на отдых, преимущественно же на послушания. В общежительных монастырях, скитах и келлиях все монахи имеют какие-либо послушания в виде определенных занятий, физических или интеллектуальных. Они работают в садах, огородах, кузницах, столярных и иконописных мастерских, на морских парусных судах и т.п., иные исполняют обязанности по надзору и украшению монастырских храмов, другие наблюдают за монастырской библиотекой, списывают рукописи для пополнения ее, некоторые занимаются канцелярскими работами и т.д. Вообще, в киновиях нет ни одного праздного монаха, все они так или иначе несут труды не только для личного спасения, но и в пользу своей обители, для внешнего или внутреннего благополучия своих собратий. Обычным занятием афонских иноков является и чтение и изучение священного писания и творений святых отцов церкви. В науках богословских некоторые из иноков достигают замечательных познаний, так что вызывают истинное удивление со стороны и специалистов. Имеются среди них и питомцы университетов и духовных академий, бывшие врачи, юристы, естественники, коих невзгоды мирской жизни или искание высших идеалов заставили покинуть мир и, вдали от его соблазнов и бурь, найти себе тихое пристанище. И они несут киновиям свою пользу, исполняя послушания соответственно специальным своим познаниям. Имеется на Афоне и школа для молодых иноков, приготовляющихся к прохождению священных степеней. Она помещается на Карее, содержится на общие средства афонских монастырей и находится под руководством опытных педагогов из иноков. В среде ее питомцев находятся и русские монахи. Но курс нынешней афонской школы (αθονιας σχολη) значительно уступает программе знаменитой ватопедской школы конца XVIII и начала XIX века, от которой ныне, к сожалению, остались одни развалины. В виду этого, некоторые монастыри посылают своих молодых иноков для обучения в Константинополь и Афины, а иногда и в Россию.

Вообще иноки Святой горы, удаляясь сюда, ищут прежде всего спасения собственной души, бегут от всех соблазнов и прелестей суетного мира, а больше всего от величайшего мирского соблазна – женщины. Древние подвижники Афона установили не допускать в монастыри безбородых юношей, свежестью лица и голосом напоминающих подвижникам соблазнительный лик женщины, а позднейшие анахореты потребовали удаления с их глаз даже животных женской половины и всего, что так или иначе может напоминать о женщине. Как «назореи», афонские иноки не стригут своих волос, но и не распускают их по плечам и спине, дабы не подать повода слабейшим из них к соблазнительным помыслам, а должны прятать их под подрясник или же подбирать на голову под клобук.

Посвящая свою жизнь молитве и богоугодным занятиям, находясь вдали от мира и его прелестей, среди простой и суровой обстановки, под постоянным контролем и наблюдением опытных в духовной жизни руководителей и старцев, никогда не видя и лица женщин, афонские иноки иногда достигают высокого нравственного совершенства. Среди них и теперь имеются подвижники, воспринявшие дух древнего старчества, строгие постники и ревностные молитвенники, как бы совсем стряхнувшие с себя чувственную оболочку тела, удостоенные дара прозорливости, мудрые знатоки человеческой души, опытные руководители в жизни нравственной. Пребывание с ними умиляет душу и врачует душевные раны, а беседа обогащает мудрыми познаниями в деле нравственного совершенства. Все у них направлено к одной цели – вечному спасению, вся жизнь есть сплошное служение Богу и ближним. Их заботы о благе других выражаются в постоянных нравственных наставлениях и советах, в личном примере, обаятельно действующем на окружающих, в духовном свете, благотворно озаряющем и ближайшую иноческую среду, и тех посетителей Афона, коим Господь судил на короткое время приблизиться к этим ярким светильникам добра и правды, столь необходимым в наше практическое и меркантильное время.

Но историческая справедливость требует сказать, что, с другой стороны, на Aфoне живут и такие иноки, которым здесь не место, которые, и удалившись от мира, не порывают окончательно с ним связей и вносят мирские элементы в совершенно чуждую им обстановку и среду. Мирское начало стало проникать на Афон преимущественно в последнее время, когда особенно усилился рост здешнего монашества, и когда, по недостатку наблюдения за мелкими монашескими учреждениями, в них стали проникать случайные любители иноческих подвигов. А затем, в монастырях штатных (идиоритмах), вследствие особого их устройства, исключающего единство и силу власти и резко разделяющего братство на два класса – аристократов и плебеев, с правом жить по своему усмотрению, строгость жизни и подвигов много обесценивается личным произволом и слабостью, особенно вредными в деле нравственного совершенства. Так называемые проэстосы занимают в штатных монастырях по пяти, шести и даже десяти хороших комнат, имеют в банках или в сундуках свои большие деньги, одеваются в шелковые рясы, сидят в келлии на широкой турецкой софе, едят мясо в скоромные дни, а в постные – рыбу, являются представителями обители, ездят в Афины, Константинополь и т.д. Они не обязаны ходить на все церковные службы, подобно монахам киновии, свободны в выборе пищи, одежды, общества, могут по личному желанию обедать вместе, молиться, собираться для бесед и т.п. Вообще проэстосы идиоритмов больше похожи на богатых мирян, у которых набожность соединяется с любовью к роскоши и независимости, и очень мало – на монахов9.

Источник: azbyka.ru

На святой горе Афон в Греции у берегов Эгейского моря находится один из самых древних монастырей на земле. Первые монахи прибыли сюда еще в девятом веке. Некоторые из них поселились в пещерах прямо на отвесной стороне скалы. О том, как можно выжить в таких суровых условиях, вы можете прочитать в нашей сегодняшней статье.

Афонские монахи

Афонские монахи

Монастырь Карули, а точнее даже это скит, принадлежащий Великой Лавре в Греции, состоит из 12 келий, которые были построены еще в XVII веке, и нескольких пещер. Слово «карули» переводится с греческого как «катушка» – ее используют монахи для того, чтобы поднимать в скит корзины с едой и водой.

Афонские монахи

В этом регионе находится несколько скитов Лавры, в которых живут православные монахи. Всего их насчитывают около двух тысяч, однако в самом ските Карули сегодня живет только десять человек.

Афонские монахи

Жизнь монахов в монастыре почти не изменилась с тех пор, как сюда прибыли первые православные монахи в IX веке. Некоторые из них выращивают овощи, делают вино, другие вырезают различную утварь из дерева, они постоянно убирают и чинят монастырь, сидеть без дела считается зазорным. Монахи стараются обеспечить себя всем необходимым сами, чтобы не было надобности покидать Лавру. Те же, кто выбрал жизнь в пещерах, живут в почти полной изоляции, мало соприкасаясь в привычным нам миром и даже почти не видясь с другими монахами. «Мне не нравится жизнь в монастыре, для меня это как тюрьма. Здесь, в Карули, я свободен,» – говорит один из отшельников.

Афонские монахи

Добраться в эти скиты и пещеры так сложно, что монахи почти никогда никого не видят. Чтобы не умереть от голода, они получают минимум еды и воды с помощью системы тросов, расположенной в десятках метрах над водой. Раньше, чтобы не разбиться на крутом отвесном склоне, при спуске и поднимании в кельи монахи обвязывали себя цепями и веревками в качестве страховки. Сегодня существуют почти отвесные ступеньки, сделанные из дерева, которые хоть и являются достаточно опасными, но все же существенно облегчают доступ к скиту. Несмотря на это, некоторые монахи сознательно не пользуются возможностью спуститься вниз, а некоторые не могут это сделать в виду плохого состояния здоровья. Так, например, отец Арсениос вот уже 64 года не покидал скит, и сейчас уже вряд ли его покинет из-за того, что здоровье не позволяет ему воспользоваться крутыми ступенями.

Афонские монахи

Женщинам категорически не разрешается посещать это место, даже приближаться к берегу ближе, чем на 500 метров. Считается, что последняя женщина, которая была на этом полуострове, была сама Мария. Впрочем, учитывая, что все монахи Лавры соблюдают целибат, это правило также призвано не вводить их в искушение.

Афонские монахи

Для всех монахов, живущих и в Карули, и в других 20 монастырях Лавры, главная часть времени дня уходит на молитвы. Даже когда они работают или когда приходят на обед или завтрак, все их действия сопровождаются молитвами. Длительность месс разная, иногда она может длиться 6 часов, иногда проходить ночью – считается, что чем сильнее тишина, тем легче сосредоточиться на самой молитве.

Афонские монахи

Ступеньки к скитам Карули.

Афонские монахи

Ступеньки существенно облегчают доступ к Карули, хотя полностью безопасными их не назовешь.

Афонские монахи

Корзина с провизией.

Афонские монахи

Аскетичные жилища отшельников.

Афонские монахи

Эти кости принадлежат монаху, который раньше жил в ските Карули. Даже после смерти монах пожелал остаться в ските. Его останки поместили в серебряный сундук.

Афонские монахи

Скит Карули на горе Афон в Греции.

Если вам понравился пост, пожалуйста, поделитесь ими со своими друзьями! 🙂

Источник: musthaveforyou.mediasole.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.