Скульптуры мужчин древней греции


Древняя Греция была одним из величайших государств мира. Во время ее существования и на ее территории были заложены основы европейского искусства. Сохранившиеся памятники культуры того периода свидетельствуют о высочайших достижениях греков в области архитектуры, философской мысли, поэзии и, конечно, скульптуры. Подлинников сохранилось немного: время не щадит даже самые уникальные творения. О мастерстве, которым славились древние скульпторы Древней Греции, во многом мы знаем благодаря письменным источникам и более поздним римским копиям. Однако и этой информации достаточно, чтобы осознать значение вклада жителей Пелопоннеса в мировую культуру.

Периоды

Скульпторы Древней Греции не всегда были великими творцами. Эпохе расцвета их мастерства предшествовал период архаики (VII—VI вв. до н. э). Дошедшие до нас скульптуры того времени отличаются симметричностью и статичностью. В них нет той жизненности и скрытого внутреннего движения, что делает статуи похожими на замерших людей. Вся красота этих ранних произведений выражается через лицо. Оно уже не столь статично, как тело: улыбка излучает ощущение радости и безмятежности, придавая особое звучание всей скульптуре.

После завершения архаики следует наиболее плодотворное время, в которое древние скульпторы Древней Греции создали свои самые знаменитые произведения. Оно делится на несколько периодов:


  • ранняя классика — начало V в. до н. э.;
  • высокая классика — V в. до н. э.;
  • поздняя классика — IV в. до н. э.;
  • эллинизм — конец IV в. до н. э. — I в. н. э.

Переходное время

Ранняя классика — период, когда скульпторы Древней Греции начинают отходить от статичности в положении тела, искать новые способы выражения своих замыслов. Пропорции наполняются естественной красотой, позы становятся более динамичными, а лица — выразительными.

Скульптор Древней Греции Мирон творил именно в этот период. В письменных источниках он характеризуется как мастер передачи анатомически правильного строения тела, способный с высокой точностью запечатлеть реальность. Современники Мирона указывали и на его недоработки: по их мнению, скульптор не умел придавать красоту и живость лицам своих творений.

Статуи мастера воплощают героев, богов и животных. Однако наибольшее предпочтение скульптор Древней Греции Мирон отдавал изображению атлетов во время их свершений на соревнованиях. Знаменитый «Дискобол» — его творение. Скульптура не сохранилась до наших дней в подлиннике, зато существует несколько ее копий. «Дискобол» изображает атлета, приготовившегося пустить свой снаряд. Великолепно выполнено тело спортсмена: напряженные мышцы свидетельствуют о тяжести диска, скрученный корпус напоминает пружину, готовую развернуться. Кажется, еще секунда, и атлет метнет снаряд.


Великолепно исполненными Мироном считаются и статуи «Афина» и «Марсий», также дошедшие до нас только в виде более поздних копий.

Расцвет

Выдающиеся скульпторы Древней Греции творили на протяжении всего периода высокой классики. В это время мастера создания рельефов и статуй постигают как способы передачи движения, так и основы гармонии и пропорций. Высокая классика — период становления тех основ греческой скульптуры, которые позже стали эталоном для многих поколений мастеров, в том числе и для творцов эпохи Возрождения.

В это время трудились скульптор Древней Греции Поликлет и гениальный Фидий. Оба они заставляли восхищаться собой еще при жизни и не были забыты в веках.

Покой и гармония

Поликлет творил во второй половине V в. до н. э. Он известен как мастер создания скульптур, изображающих атлетов в состоянии покоя. В отличие от «Дискобола» Мирона его спортсмены не напряжены, а расслаблены, но при этом у зрителя не возникает сомнений в их мощи и возможностях.

Поликлет первым применил особое положение тела: его герои часто опирались на постамент только одной ногой. Такая поза создавала ощущение естественной расслабленности, свойственной отдыхающему человеку.

Канон


Самой известной скульптурой Поликлета считается «Дорифор», или «Копьеносец». Произведение также называют каноном мастера, поскольку оно воплощает некоторые положения пифагореизма и является примером особого способа постановки фигуры, контрапоста. В основе композиции — принцип перекрестной неравномерности движения тела: левая сторона (рука, держащая копье, и отставленная назад нога) расслаблена, но одновременно в движении в противоположность напряженной и статичной правой (опорная нога и выпрямленная вдоль тела рука).

Подобный прием Поликлет использовал затем во многих своих произведениях. Основные его принципы изложены в недошедшем до нас трактате по эстетике, написанном скульптором и названном им «Канон». Достаточно большое место в нем Поликлет отвел принципу золотого сечения, который также успешно применял в своих работах, когда этот принцип не противоречил естественным параметрам тела.

Признанный гений

Все древние скульпторы Древней Греции периода высокой классики оставили после себя достойные восхищения творения. Однако самым выдающимся среди них стал Фидий, по праву считающийся основоположником европейского искусства. К сожалению, работы мастера в большинстве своем дошли до наших дней только в качестве копий либо описаний на страницах трактатов древних авторов.


Фидий трудился над украшением афинского Парфенона. Сегодня представление о мастерстве скульптора можно сложить по сохранившемуся мраморному рельефу, длиной в 1,6 м. На нем запечатлены многочисленные паломники, направляющиеся в храм Афины. Остальные украшения Парфенона погибли. Такая же участь постигла и статую Афины, установленную здесь и сотворенную Фидием. Богиня, выполненная из слоновой кости и золота, символизировала сам город, его мощь и величие.

Прочие выдающиеся скульпторы Древней Греции, возможно, мало в чем уступали Фидию, но ни один из них не мог похвастаться созданием чуда света. Статуя Зевса Олимпийского была изготовлена мастером для города, где проходили знаменитые Игры. Высота громовержца, восседавшего на золотом троне, поражала (14 метров). Несмотря на подобную мощь бог не выглядел грозным: Фидий создал спокойного, величественного и торжественного Зевса, несколько строгого, но вместе с тем и доброго. Статуя до своей гибели в течение девяти веков привлекала множество паломников, искавших утешения.

Поздняя классика

С завершением V в. до н. э. не иссякли скульпторы Древней Греции. Имена Скопас, Пракситель и Лисипп известны каждому, кто интересуется античным искусством. Они творили в следующий период, называемый поздней классикой. Работы названных мастеров развивают и дополняют достижения предыдущей эпохи. Каждый по-своему, они преобразуют скульптуру, обогащая ее новыми сюжетами, способами работы с материалом и вариантами передачи эмоций.

Кипящие страсти


Скопаса можно назвать новатором по нескольким причинам. Предшествовавшие ему великие скульпторы Древней Греции в качестве материала предпочитали использовать бронзу. Скопас свои творения создавал в основном из мрамора. Вместо традиционного спокойствия и гармонии, которыми наполняли свои работы известные скульпторы Древней Греции, мастер выбрал экспрессию. Его творения полны страстей и переживаний, они больше похожи на реальных людей, нежели на невозмутимых богов.

Самой знаменитой работой Скопаса считается фриз мавзолея в Галикарнасе. На нем изображена амазономахия — борьба героев греческих мифов с воинственными амазонками. Основные черты стиля, присущие мастеру, хорошо просматриваются по сохранившимся фрагментам этого творения.

Плавность

Еще один скульптор этого периода, Пракситель, считается лучшим греческим мастером в плане передачи грации тела и внутренней одухотворенности. Одно из выдающихся его произведений — Афродита Книдская — современниками мастера признавалось лучшим творением, когда-либо созданным. Мраморная статуя богини стала первым монументальным изображением обнаженного женского тела. Оригинал ее до нас не дошел.

В полной мере особенности стиля, свойственного Праксителю, просматриваются в статуе Гермеса. Особой постановкой обнаженного тела, плавностью линий и мягкостью полутонов мрамора мастер сумел создать несколько мечтательное настроение, буквально окутывающее скульптуру.

Внимание к деталям


На закате эпохи поздней классики трудился еще один известный греческий скульптор — Лисипп. Его творения отличались особым натурализмом, тщательной проработкой деталей, некоторой удлиненностью пропорций. Лисипп стремился создавать статуи, полные изящества и элегантности. Свое мастерство он оттачивал, изучая канон Поликлета. Современники отмечали, что работы Лисиппа в отличие от «Дорифора» производили впечатление более компактных и сбалансированных. По преданию мастер был любимым творцом Александра Македонского.

Влияние Востока

Новый этап в развитии скульптуры начинается в конце IV в. до н. э. Границей между двумя периодами считается время завоеваний Александра Македонского. С них фактически начинается эпоха эллинизма, представлявшего собой соединение искусства Древней Греции и восточных стран.

В основе скульптур этого периода лежат достижения мастеров предыдущих веков. Эллинистическое искусство подарило миру такие произведения, как Ника Самофракийская и Венера Милосская. В это же время появились знаменитые рельефы Пергамского алтаря. В некоторых работах позднего эллинизма заметно обращение к бытовым сюжетам и деталям. Культура Древней Греции этого времени оказала сильное влияние на становление искусства Римской империи.

В заключение

Значение античности как источника духовных и эстетических идеалов переоценить невозможно.


евние скульпторы в Древней Греции заложили не только основы собственного ремесла, но и стандарты понимания красоты человеческого тела. Они сумели решить проблему изображения движения при помощи изменения позы и переноса центра тяжести. Древние скульпторы Древней Греции научились передавать с помощью обработанного камня эмоции и переживания, создавать не просто статуи, но практически живые фигуры, готовые в любой момент тронуться с места, вздохнуть, улыбнуться. Все эти достижения лягут в основу расцвета культуры в эпоху Возрождения.

Источник: FB.ru

Скульптура Архаики Древней Греции

В темные века греки делали культовые изображения богов из дерева. Они назывались ксоаны. О них известно из сочинений античных писателей, образцы ксоанов не сохранились.

Кроме них в XII-VIII веках греки делали примитивные статуэтки из терракоты, бронзы или слоновой кости. Монументальная скульптура появилась в Греции в начале VII века. Статуи, которые использовались для украшения фризов и фронтонов древних храмов, деланы из камня. Отдельные скульптуры делались из бронзы.

Самые ранние скульптуры Архаики Древней Греции найдены на Крите. Их материал – известняк, и в фигурах чувствуется влияние Востока. Но к этому региону относится бронзовая статуя «Криофор», изображающая юношу с бараном на плечах.


скульптура архаики древней греции
Скульптура архаики древней Греции

Выделяют два основных вида статуй эпохи Архаики – куросы и коры. Курос (переводится с греческого как «юноша») представлял собой стоящего обнаженного юношу. Одна нога статуи выдвигалась вперед. Уголки губ куросов часто делали немного приподнятыми. Это создавало так называемую «архаическую улыбку».

Кора (переводится с греческого как «дева», «девушка») – скульптура женская. Древняя Греция VIII-VI веков оставила изображения кор в длинных хитонах. Мастера Аргоса, Сикиона, Кикладских островов предпочитали делать куросов. Скульпторы Ионии и Афин – кор. Куросы не были портретами конкретных людей, а представляли обобщенный образ.

скульптура женская древняя греция
Скульптура женская древняя Греция

Архитектура и скульптура Древней Греции начали взаимодействовать в эпоху Архаики. В начале VI века в Афинах существовал храм Гекатомпедон. Фронтон культового здания украшало изображения поединка Геракла с Тритоном.


На акрополе Афин найдена статуя Мосхофора (человека, несущего теленка), сделанная из мрамора. Она была выполнена около 570 года. Посвятительная надпись сообщает, что она – дар богам от афинянина Ронба. Другая афинская статуя – курос на могиле афинского воина Кроисоса. Надпись под статуей говорит, что он поставлен в память о юном воине, погибшем в первых рядах.

скульптуры древней греции
Курос, Древняя Греция

Классическая эпоха

В начале V века в греческой пластике растет реалистичность фигур. Мастера тщательнее воспроизводят пропорции человеческого тела и его анатомию. Скульптуры изображают человека в движении. Преемники прежних куросов – статуи атлетов.


Скульптуры первой половины V столетия иногда относят к «суровому» стилю. Самый яркий пример работ этого времени – скульптуры в храме Зевса в Олимпии. Фигуры там реалистичнее, чем куросы Архаики. Скульпторы пытались изобразить эмоции на лицах фигур.

архитектура и скульптура древней греции,
Архитектура и скульптура древней Греции

Скульптуры сурового стиля изображают людей в более расслабленных позах. Это удалось сделать за счет «контрапоста», когда тело слегка повернуто в одну сторону, а его вес лежит она одной ноге. Голову статуи делали немного повернутой в отличие от смотрящих вперед куросов. Пример такой статуи – «Мальчик Крития». Одежда женских фигур в первой половине V века делается проще по сравнению со сложными одеждами кор эпохи Архаики.

Вторую половину V века называют эпохой Высокой Классики для скульптуры. В эту эпоху продолжали взаимодействовать пластика и архитектура. Скульптуры Древней Греции украшают храмы, созданные в V веке.

В это время в Афинах был построен величественный храм Парфенон, для украшения которого использовали десятки статуй. Фидий при создании скульптур Парфенона отказывался от прежних традиций. Человеческие тела на скульптурных группах храма Афины более совершенны, лица людей – бесстрастнее, одежды изображаются более реалистичными. Мастера V века уделяли основное внимание фигурам, но не эмоциям героев скульптур.

древняя греция скульптура фото
Дорифор, Древняя Греция

В 440-е годы аргосский мастер Поликлет написал трактат, в котором изложил свои эстетические принципы. Он описал цифровой закон идеальных пропорций человеческого тела. Своеобразной иллюстрацией к нему стала статуя «Дорифор» («Копьеносец»).

скульптуры древней греции названия
Скульптуры древней Греции

В скульптуре IV века шло развитие прежних традиций и создание новых. Статуи стали более натуралистичными. Скульпторы старались изображать на лицах фигур настроение и эмоции. Некоторые статуи могли служить персонификациями понятий или эмоций. Пример, статуя богини мира Эйрены. Скульптор Кефисодот создал ее для афинского государства в 374 году вскоре после заключения очередного мира со Спартой.

Раньше мастера не изображали богинь обнаженными. Первым, кто это сделал, стал скульптор IV века Пракситель, создавший статую «Афродиты Книдской». Работа Праксителя погибла, но сохранились ее поздние копии и изображения на монетах. Чтобы объяснить наготу богини, скульптор говорил, что изобразил ее купающейся.

В IV веке творили три скульптора, работы которых были признаны величайшими – Пракситель, Скопас и Лисипп. С именем Скопаса, уроженца острова Парос, античная традиция связывала изображение на лицах фигур душевных переживаний. Лисипп был уроженцом пелопонесского города Сикион, но много лет жил в Македонии. Он дружил с Александром Великим и делал его скульптурные портреты. Лисипп уменьшил голову и туловище фигур по сравнению с ногами и руками. Благодаря этому его статуи были более эластичными и гибкими. Лисипп натуралистично изображала глаза и волосы статуй.

Скульптуры Древней Греции, названия которых известны всему миру, относятся к Классической и Эллинистической эпохам. Большинство из них погибли, но сохранились их копии, созданные в эпоху Римской империи.

Скульптуры древней Греции: названия в эллинистическую эпоху

В эпоху Эллинизма развивается изображение эмоций и состояний человека – старость, сон, тревога, опьянение. Темой скульптуры может быть даже уродство. Появились статуи усталых борцов, охваченных яростью гигантов, дряхлых стариков. Одновременно развивался жанр скульптурного портрета. Новым был тип – «портрет философа».

архитектура скульптуры древней греции

Статуи создавались по заказу граждан греческих полисов и эллинистических царей. Они могли иметь религиозные или политические функции. Уже в IV веке греки почитали с помощью скульптур своих полководцев. В источниках сохранились упоминания о статуях, которые жители городов воздвигали в честь спартанского полководца, победителя Афин Лисандра. Позднее афиняне и граждане других полисов воздвигали фигуры стратегов Конона, Хабрия и Тимофея в честь их военных побед. В Эллинистическую эпоху число таких статуй выросло.

Одна из самых известных работ эпохи Эллинизма – Ника Самофракийская. Ее создание относят ко II веку до н.э. Статуя, как предполагают исследователи, прославляла одну из морских побед царей Македонии. В какой-то мере, в эпоху Эллинизма скульптура Древней Греции – презентация силы и влияния правителей.

древняя греция скульптура фото
Древняя Греция скульптура: фото

Среди монументальных скульптурных групп Эллинизма можно вспомнить Пергамскую школу. В III и II веках до н.э. цари этого государства вели долгие войны против племен галатов. Около 180 года до н.э. в Пергаме был завершен алтарь Зевса. Победа над варварами была представлена там аллегорически в виде скульптурной группы сражающихся богов-олимпийцев и гигантов.

Древние скульптуры Греции создавались для разных целей. Но, начиная с эпохи Возрождения, они привлекают людей своей красотой и реалистичностью.

Скульптуры древней Греции: презентация

Смотрите также:

Древняя Греция и Египет: история взаимоотношений

Источник: drevniy-egipet.ru

 1.1 Скульптура в Древней Греции. Предпосылки ее развития

Среди всего изобразительного искусства древних цивилизаций искусство Древней Греции, в частности, ее скульптура, занимает совершенно особое место. Живое тело, способное на всякое мускульное дело, греки ставили выше всего. Отсутствие одежд никого не шокировало. Ко всему относились слишком просто, для того чтобы стыдиться чего бы то ни было. И в то же время, конечно, целомудрие от этого не проигрывало.

1.2 Скульптура Греции эпохи архаики

Период архаики – это период становления древнегреческой скульптуры. Уже понятно стремление скульптора передать красоту идеального человеческого тела, которое в полной мере проявилось в произведениях более поздней эпохи, но слишком трудно еще было отойти художнику от формы каменного блока, и фигуры этого периода всегда статичны.

Первые памятники древнегреческой скульптуры эпохи архаики определяются геометрическим стилем (VIII в.). Это схематичные фигурки, найденные в Афинах, Олимпии, в Беотии. Архаическая эпоха древнегреческой скульптуры приходится на VII — VI вв. (ранняя архаика — около 650 — 580 гг. до н. э.; высокая 580 — 530 гг.; поздняя 530 — 500/480 гг.). Начало монументальной скульптуры в Греции относится к середине VII в. до н. э. и характеризуется ориентализирующими стилями, из которых наибольшее значение имел дедаловский, связанный с именем полумифического скульптора Дедала. К кругу «дедаловской» скульптуры относится статуя Артемиды Делосской и женская статуя критской работы, хранящаяся в Лувре («Дама из Оксера»). Серединой VII в. до н. э. датируются и первые куросы. К этому же времени относится первая скульптурная храмовая декорация рельефы и статуи из Принии на острове Крит. В дальнейшем скульптурная декорация заполняет поля, выделенные в храме самой его конструкцией — фронтоны и метопы в дорическом храме, непрерывный фриз (зофор) — в ионическом. Наиболее ранние фронтонные композиции в древнегреческой скульптуре происходят с афинского Акрополя и из храма Артемиды на острове Керкира (Корфу). Надгробная, посвятительная и культовая статуи представлены в архаике типом куроса и коры. Архаические рельефы украшают базы статуй, фронтоны и метопы храмов (в дальнейшем на место рельефов во фронтонах приходит круглая скульптура), надгробные стелы. Среди знаменитых памятников архаической круглой скульптуры — голова Геры, найденная возле ее храма в Олимпии, статуи Клеобиса и Битона из Дельф, Мосхофор («Тельценосец») с афинского Акрополя, Гера Самосская, статуи из Дидимы, Никка Архерма и др. Последняя статуя демонстрирует архаическую схему так называемого «коленопреклоненного бега», использовавшегося для изображения летящей или бегущей фигуры. В архаической скульптуре принят еще целый ряд условностей — например, так называемая «архаическая улыбка» на лицах архаических скульптур.

В скульптуре архаической эпохи преобладают статуи стройных обнаженных юношей и задрапированных молодых девушек — куросы и коры. Ни детство, ни старость тогда не привлекали внимания художников, ведь только в зрелой молодости жизненные силы находятся в расцвете и равновесии. Раннее греческое искусство создает образы Мужчины и Женщины в их идеальном варианте. В ту эпоху духовные горизонты необычайно раздвинулись, человек как бы почувствовал себя стоящим лицом к лицу с мирозданием и захотел постичь его гармонию, тайну его целостности. Подробности ускользали, представления о конкретном «механизме» вселенной были самые фантастические, но пафос целого, сознание всеобщей взаимосвязи — вот что составляло силу философии, поэзии и искусства архаической Греции*. Подобно тому как философия, тогда еще близкая к поэзии, проницательно угадывала общие принципы развития, а поэзия — сущность человеческих страстей, изобразительное искусство создало обобщенный человеческий облик. Посмотрим на куросов, или, как их иногда называют, «архаических Аполлонов». Не так важно, имел ли намерение художник изобразить действительно Аполлона, или героя, или атлета.Человек молод, обнажен, и его целомудренная нагота не нуждается в стыдливых прикрытиях. Он всегда стоит прямо, его тело пронизано готовностью к движению. Конструкция тела показана и подчеркнута с предельной ясностью; сразу видно, что длинные мускулистые ноги могут сгибаться в коленях и бегать, мышцы живота — напрягаться, грудная клетка — раздуваться в глубоком дыхании. Лицо не выражает никакого определенного переживания или индивидуальных черт характера, но и в нем затаены возможности разнообразных переживаний. И условная «улыбка» — чуть приподнятые углы рта — только возможность улыбки, намек на радость бытия, заложенную в этом, словно только что созданном человеке.

Статуи куросов создавались преимущественно в местностях, где господствовал дорийский стиль, то есть на территории материковой Греции; женские статуи — коры — главным образом в малоазийских и островных городах, очагах ионийского стиля. Прекрасные женские фигуры были найдены при раскопках архаического афинского Акрополя, возведенного в VI веке до н. э., когда там правил Писистрат, и разрушенного во время войны с персами. Двадцать пять столетий были погребены в «персидском мусоре» мраморные коры; наконец их извлекли оттуда, полуразбитыми, но не утратившими своего необыкновенного очарования. Возможно, некоторые из них исполнялись ионическими мастерами, приглашенными Писистратом в Афины; их искусство повлияло на аттическую пластику, которая отныне соединяет в себе черты дорической строгости с ионийской грацией. В корах афинского Акрополя идеал женственности выражен в его первозданной чистоте. Улыбка светла, взор доверчив и как бы радостно изумлен зрелищем мира, фигура целомудренно задрапирована пеплосом — покрывалом, или легким одеянием — хитоном (в эпоху архаики женские фигуры, в отличие от мужских, еще не изображались нагими), волосы струятся по плечам вьющимися прядями. Эти коры стояли на постаментах перед храмом Афины, держа в руке яблоко или цветок.

Архаические скульптуры (как, впрочем, и классические) не были такими однообразно белыми, как мы представляем их сейчас. На многих сохранились следы раскраски. Волосы мраморных девушек были золотистыми, щеки розовыми, глаза голубыми. На фоне безоблачного неба Эллады все это должно было выглядеть очень празднично, но вместе с тем и строго, благодаря ясности, собранности и конструктивности форм, и силуэтов. Чрезмерной цветистости и пестроты не было. Поиски рациональных основ красоты, гармония, основанная на мере и числе,— очень важный момент в эстетике греков. Философы-пифагорейцы стремились уловить закономерные числовые отношения в музыкальных созвучиях и в расположении небесных светил, считая, что гармония музыкальная соответствует природе вещей, космическому порядку, «гармонии сфер». Художники искали математически выверенные пропорции человеческого тела и «тела» архитектуры В этом уже раннее греческое искусство принципиально отличается от крито-микенского, чуждого всякой математике.

Очень живая жанровая сцена: Таким образом, в эпоху архаики были заложены основы древнегреческой скульптуры, направления и варианты ее развития. Уже тогда были понятны основные цели скульптуры, эстетические идеалы и стремления древних греков. В более поздние периоды происходит развитие и совершенствование этих идеалов и мастерства древних скульпторов.

1.3 Скульптура Греции эпохи классики

Классический период древнегреческой скульптуры приходится на V — IV вв.до н.э. (ранняя классика или «строгий стиль» — 500/490 — 460/450 гг. до н.э.; высокая — 450 — 430/420 гг. до н. э.; «богатый стиль» — 420 — 400/390 гг. до н. э.; поздняя классика — 400/390 ок. 320 гг. до н. э.). На рубеже двух эпох — архаической и классической — стоит скульптурный декор храма Афины Афайи на острове Эгина. Скульптуры западного фронтона относятся ко времени основания храма (510 500 гг. до н. э.), скульптуры второго восточного, заменившие прежние, к раннеклассическому времени (490 — 480 гг. до н. э.). Центральный памятник древнегреческой скульптуры ранней классики — фронтоны и метопы храма Зевса в Олимпии (около 468 456 гг. до н. э.). Другое значительное произведение ранней классики так называемый «Трон Людовизи», украшенный рельефами. От этого времени дошел также ряд бронзовых оригиналов — «Дельфийский возничий», статуя Посейдона с мыса Артемисий, Бронзы из Риаче. Крупнейшие скульпторы ранней классики — Пифагор Регийский, Каламид и Мирон. О творчестве прославленных греческих скульпторов мы судим, главным образом, по литературным свидетельствам и поздним копиям их произведений. Высокая классика представлена именами Фидия и Поликлета. Ее кратковременный расцвет связан с работами на афинском Акрополе, то есть со скульптурной декорацией Парфенона (дошли фронтоны, метопы и зофор, 447 — 432 гг. до н. э.). Вершиной древнегреческой скульптуры были, no-видимому, хрисоэлефантинные статуи Афины Парфенос и Зевса Олимпийского работы Фидия (обе не сохранились). «Богатый стиль» свойственен произведениям Каллимаха, Алкамена, Агоракрита и других скульпторов к. V в. до н. э.. Его характерные памятники — рельефы баллюстрады небольшого храма Ники Аптерос на афинском Акрополе (около 410 г. до н. э.) и ряд надгробных стел, среди которых наиболее известна стела Гегесо. Важнейшие произведения древнегреческой скульптуры поздней классики — декорация храма Асклепия в Эпидавре (около 400 — 375 гг. до н. э.), храма Афины Алей в Тегее (около 370 — 350 гг. до н. э.), храма Артемиды в Эфесе (около 355 — 330 гг. до н. э.) и Мавзолея в Галикарнассе (ок. 350 г. до н. э.), над скульптурной декорацией которого работали Скопас, Бриаксид, Тимофей и Леохар. Последнему приписываются также статуи Аполлона Бельведерского и Дианы Версальской. Имеется и ряд бронзовых оригиналов IV в. до н. э. Крупнейшие скульпторы поздней классики — Праксителъ, Скопас и Лисипп, во многом предвосхитившие последующую эпоху эллинизма.

Греческая скульптура частично уцелела в обломках и фрагментах. Большинство статуй известно нам по римским копиям, которые исполнялись во множестве, но не передавали красоты оригиналов. Римские копиисты их огрубляли и засушивали, а переводя бронзовые изделия в мрамор, уродовали их неуклюжими подпорками. Большие фигуры Афины, Афродиты, Гермеса, Сатира, которые мы сейчас видим в залах Эрмитажа,— это только бледные перепевы греческих шедевров. Проходишь мимо них почти равнодушно и вдруг останавливаешься перед какой-нибудь головой с отбитым носом, с попорченным глазом: это греческий подлинник! И поразительной силой жизни вдруг повеет от этого обломка; сам мрамор иной, чем в римских статуях,— не мертвенно-белый, а желтоватый, сквозистый, светоносный (греки еще натирали его воском, что придавало мрамору теплый тон). Так нежны тающие переходы светотени, так благородна мягкая лепка лица, что невольно вспоминаются восторги греческих поэтов: действительно эти скульптуры дышат, действительно они живые*. В скульптуре первой половины века, когда шли войны с персами, преобладал мужественный, строгий стиль. Тогда была создана статуарная группа тираноубийц: зрелый муж и юноша, стоя бок о бок, делают порывистое движение вперед, младший заносит меч, старший заслоняет его плащом. Это памятник историческим лицам — Гармодию и Аристогитону, убившим несколькими десятилетиями раньше афинского тирана Гиппарха,— первый в греческом искусстве политический монумент. Он вместе с тем выражает героический дух сопротивления и свободолюбия, вспыхнувший в эпоху греко-персидских войн. «Не рабы они у смертных, не подвластны никому»,— говорится об афинянах в трагедии Эсхила «Персы». Сражения, схватки, подвиги героев… Этими воинственными сюжетами переполнено искусство ранней классики. На фронтонах храма Афины в Эгине — борьба греков с троянцами. На западном фронтоне храма Зевса в Олимпии — борьба лапифов с кентаврами, на метопах — все двенадцать подвигов Геракла. Другой излюбленный комплекс мотивов — гимнастические состязания; в те далекие времена физическая тренированность, мастерство телодвижений имели решающее значение и для исхода битв, поэтому атлетические игры были далеко не только развлечением. Темы рукопашных схваток, конных состязаний, состязаний в беге, в метании диска научили ваятелей изображать человеческое тело в динамике. Архаическая застылость фигур была преодолена. Теперь они действуют, движутся; появляются сложные позы, смелые ракурсы, широкие жесты. Ярчайшим новатором выступил аттический скульптор Мирон. Главнейшей задачей Мирона было выразить возможно полно и сильно движение. Металл не допускает такой точной и тонкой работы, как мрамор, и, быть может, потому он обратился к изысканию ритма движения. Равновесие, величавый «этос», сохраняется в классической скульптуре строгого стиля. Движение фигур не бывает ни беспорядочным, ни чрезмерно возбужденным, ни слишком стремительным. Даже в динамических мотивах схватки, бега, падения не утрачивается ощущение «олимпийского спокойствия», целостной пластической завершенности, самозамкнутости.

Афина, которую он сделал по заказу Платеи и которая обошлась этому городу очень дорого, упрочила известность молодого скульптора. Ему была заказана для Акрополя колоссальная статуя Афины-покровительницы. Она достигала 60 футов высоты и превышала все окрестные здания; издали, с моря, она сияла золотой звездой и царила надо всем городом. Она не была акролитной (составной), как Платейская, но вся литая из бронзы. Другая статуя Акрополя, Афина-девственница, сделанная для Парфенона, состояла из золота и слоновой кости. Афина была изображена в боевом костюме, в золотом шлеме с горельефным сфинксом и грифами по бокам. В одной руке она держала копье, в другой фигуру победы. У ног ее вилась змея — хранительница Акрополя. Статуя эта считается лучшим уверением Фидия после его Зевса. Она послужила оригиналом для бесчисленных копий. Но верхом совершенства из всех работ Фидия считается его Зевс Олимпийский. Это был величайший труд его жизни: сами греки отдавали ему пальму первенства. Он производил на современников неотразимое впечатление.

Зевс был изображен на троне. В одной руке он держал скипетр, в другой — изображение победы. Тело было из слоновой кости, волосы — золотые, мантия — золотая, эмалированная. В состав трона входили и черное дерево, и кость, и драгоценные камни. Стенки между ножек были расписаны двоюродным братом Фидия, Паненом; подножие трона было чудом скульптуры. Преклонение греков перед красотой и мудрым устройством живого тела было так велико, что они эстетически мыслили его не иначе как в статуарной законченности и завершенности, позволяющей оценить величавость осанки, гармонию телодвижений. Но все же выразительность заключалась не столько в выражениях лиц, сколько в движениях тела. Глядя на таинственно-безмятежных мойр Парфенона, на стремительную резвую Нику, развязывающую сандалию, мы чуть ли не забываем, что у них отбиты головы,— так красноречива пластика их фигур.

Действительно, тела греческих статуй необычайно одухотворены. Французский скульптор Роден сказал об одной из них: «Этот юношеский торс без головы радостнее улыбается свету и весне, чем могли бы это сделать глаза и губы». Движения и позы в большинстве случаев просты, естественны и не обязательно связаны с чем-то возвышенным. Головы греческих статуй, как правило, имперсональны, то есть мало индивидуализированы, приведены к немногим вариациям общего типа, но этот общий тип обладает высокой духовной емкостью. В греческом типе лица торжествует идея «человеческого» в его идеальном варианте. Лицо делится на три равные по длине части: лоб, нос и нижняя часть. Правильный, нежный овал. Прямая линия носа продолжает линию лба и образует перпендикуляр линии, проведенной от начала носа до отверстия уха (прямой лицевой угол). Продолговатый разрез довольно глубоко сидящих глаз. Небольшой рот, полные выпуклые губы, верхняя губа тоньше нижней и имеет красивый плавный вырез наподобие лука амура. Подбородок крупный и круглый. Волнистые волосы мягко и плотно облегают голову, не мешая видеть округлую форму черепной коробки. Эта классическая красота может показаться однообразной, но, являя собой выразительный «природный облик духа», она поддается варьированию и способна воплощать различные типы античного идеала. Немного больше энергии в складе губ, в выступающем вперед подбородке — перед нами строгая девственная Афина. Больше мягкости в очертаниях щек, губы слегка полуоткрыты, глазные впадины затенены — перед нами чувственный лик Афродиты. Овал лица более приближен к квадрату, шея толще, губы крупнее — это уже образ молодого атлета. А в основе остается все тот же строго пропорциональный классический облик.

После войны….Меняется характерная поза стоящей фигуры. В эпоху архаики статуи стояли совершенно прямо, фронтально. Зрелая классика оживляет и одушевляет их сбалансированными, плавными движениями, сохраняя равновесие и устойчивость. А статуи Праксителя — отдыхающий Сатир, Аполлон Сауроктон — с ленивой грацией опираются на столбы, без них им пришлось бы упасть. Бедро с одной стороны выгнуто очень сильно, а плечо опущено низко навстречу бедру — Роден сравнивает это положение тела с гармоникой, когда мехи сжаты с одной стороны и раздвинуты с другой. Для равновесия необходима внешняя опора. Это поза мечтательного отдыха. Пракситель следует традициям Поликлета, использует найденные им мотивы движений, но развивает их так, что в них просвечивает уже иное внутреннее содержание. «Раненая амазонка» Поликлетай тоже опирается на полуколонну, но она могла бы устоять и без нее, ее сильное, энергичное тело, даже страдая от раны, прочно стоит на земле. Аполлон Праксителя не поражен стрелой, он сам целится в ящерицу, бегущую по стволу дерева,— действие, казалось бы, требует волевой собранности, тем не менее тело его неустойчиво, подобно колеблющемуся стеблю. И это не случайная частность, не прихоть скульптора, а своего рода новый канон, в котором находит выражение изменившийся взгляд на мир. Впрочем, не только характер движений и поз изменился в скульптуре 4 века до н. э. У Праксителя другим становится круг излюбленных тем, он уходит от героических сюжетов в «легкий мир Афродиты и Эрота». Он изваял знаменитую статую Афродиты Книдской. Пракситель и художники его круга не любили изображать мускулистые торсы атлетов, их влекла нежная красота женского тела с мягкими перетеканиями объемов. Они предпочитали тип отрока, — отличающийся «первой младости красой женоподобной». Пракситель славился особенной мягкостью лепки и мастерством обработки материала, способностью в холодном мраморе передавать теплоту живого тела2.

Единственным уцелевшим подлинником Праксителя считают мраморную статую «Гермес с Дионисом», найденную в Олимпии. Обнаженный Гермес, облокотившись на ствол дерева, куда небрежно брошен его плащ, держит на одной согнутой руке маленького Диониса, а в другой — гроздь винограда, к которой тянется ребенок (рука, держащая виноград, утрачена). Все Очарование живописной обработки мрамора есть в этой статуе, особенно в голове Гермеса: переходы света и тени, тончайшее «сфумато» (дымка), которого, много столетий спустя, добивался в живописи Леонардо да Винчи. Все другие произведения мастера известны только по упоминаниям античных авторов и позднейшим копиям. Но дух искусства Праксителя веет над IV веком до н. э., и лучше всего его можно почувствовать не в римских копиях, а в мелкой греческой пластике, в танагрских глиняных статуэтках. Они выделывались в конце века в большом количестве, это было своего рода массовое производство с главным центром в Танагре. (Очень хорошая их коллекция хранится в ленинградском Эрмитаже.) Некоторые статуэтки воспроизводят известные большие статуи, другие просто дают разнообразные свободные вариации задрапированной женской фигуры. Живая грация этих фигур, мечтательных, задумчивых, шаловливых,— эхо искусства Праксителя.

1.4 Скульптура Греции эпохи эллинизма

В самом понятии «эллинизм» содержится косвенное указание на победу эллинского начала. Даже в отдаленных областях эллинистического мира, в Бактрии и Парфии (нынешняя Средняя Азия), появляются своеобразно претворенные античные формы искусства. А Египет трудно узнать, его новый город Александрия — это уже настоящий просвещенный центр античной культуры, где расцветают и точные, и гуманитарные науки, и философские школы, берущие начало от Пифагора и Платона. Эллинистическая Александрия дала миру великого математика и физика Архимеда, геометра Евклида, Аристарха Самосского, который за восемнадцать столетий до Коперника доказывал, что Земля вращается вокруг Солнца. Шкафы знаменитой Александрийской библиотеки, обозначенные греческими буквами, от альфы до омеги, хранили сотни тысяч свитков — «сочинений, просиявших во всех областях знания». Там высился грандиозный Фаросский маяк, причисляемый к семи чудесам света; там был создан Мусейон, дворец муз — прообраз всех будущих музеев. По сравнению с этим богатым и пышным портовым городом, столицей птолемеевского Египта, города греческой метрополии, даже Афины, вероятно, выглядели скромными. Но эти скромные, небольшие города были главными источниками тех культурных сокровищ, которые в Александрии хранились и почитались, тех традиций, которым продолжали следовать. Если эллинистическая наука была многим обязана наследию Древнего Востока, то пластические искусства сохранили преимущественно греческий характер.

Основные формообразующие принципы шли от греческой классики, содержание становилось другим. Происходило решительное размежевание государственной и частной жизни. В эллинистических монархиях устанавливается культ единоличного правителя, приравненного к божеству, наподобие того, как было в древневосточных деспотиях. Но подобие относительное: «частный человек», которого политические бури не касаются или только слегка задевают, далеко не так обезличен, как в древних восточных государствах. У него своя жизнь: он купец, он предприниматель, он чиновник, он ученый. К тому же он часто грек по происхождению — после завоеваний Александра началось массовое переселение греков на восток,— ему не чужды понятия о человеческом достоинстве, воспитанные греческой культурой. Пусть он удален от власти и государственных дел — его обособившийся частный мир требует и находит для себя художественное выражение, основой которого являются традиции поздней греческой классики, переработанные в духе большей интимности и жанровости. А в искусстве «государственном», официальном, в больших общественных сооружениях и монументах, те же традиции перерабатываются, напротив, в сторону помпезности.

Помпезность и интимность — черты противоположные; эллинистическое искусство исполнено контрастов — гигантского и миниатюрного, парадного и бытового, аллегорического и натурального. Мир стал сложнее, многообразнее эстетические запросы. Главная тенденция — отход от обобщенного человеческого типа к пониманию человека как существа конкретного, индивидуального, а отсюда и возрастающее внимание к его психологии, интерес к событийности, и новая зоркость к национальным, возрастным, социальным и прочим приметам личности. Но так как все это выражалось на языке, унаследованном от классики, не ставившей перед собой подобных задач, то в новаторских произведениях эллинистической эпохи чувствуется некая неорганичность, они не достигают целостности и гармонии своих великих предтеч. Портретная голова героизированной статуи «Диадоха» не вяжется с его обнаженным торсом, повторяющим тип классического атлета. Драматизму многофигурной скульптурной группы «Фарнезский бык» противоречит «классическая» репрезентативность фигур, их позы и движения слишком красивы и плавны, чтобы можно было поверить в истинность их переживаний. В многочисленных парковых и камерных скульптурах традиции Праксителя мельчают: Эрот, «великий и властный бог», превращается в шаловливого, игривого Купидона; Аполлон — в кокетливо-изнеженного Аполлино; усиление жанровости не идет им на пользу. А известным эллинистическим статуям старух, несущих провизию, пьяной старухи, старого рыбака с дряблым телом недостает силы образного обобщения; искусство осваивает эти новые для него типы внешне, не проникая в глубину,— ведь классическое наследие не давало к ним ключа. Статуя Афродиты, традиционно называемая Венерой Милосской, была найдена в 1820 году на острове Мелос и сразу получила всемирную известность как совершенное создание греческого искусства. Эту высокую оценку не поколебали многие позднейшие находки греческих подлинников — Афродита Милосская занимает среди них особое место. Исполненная, по-видимому, во II веке до н. э. (скульптором Агесандром или Александром, как гласит полустершаяся надпись на цоколе), она мало похожа на современные ей статуи, изображающие богиню любви. Эллинистические афродиты чаще всего восходили к типу Афродиты Книдской Праксителя, делая ее чувственно-соблазнительной, даже слегка жеманной; такова, например, известная Афродита Медицейская. Афродита Милосская, обнаженная только наполовину, задрапированная до бедер, строга и возвышенно спокойна. Она олицетворяет не столько идеал женской прелести, сколько идеал человека в общем и высшем значении. Русский писатель Глеб Успенский нашел удачное выражение: идеал «распрямленного человека»,Статуя сохранилась хорошо, но у нее отбиты руки. Высказывалось много предположений о том, что делали эти руки: держала ли богиня яблоко? или зеркало? или она придерживала край своей одежды? Убедительной реконструкции не найдено, в сущности, в ней и нет нужды. «Безрукость» Афродиты Милосской с течением времени стала как бы ее атрибутом, она нисколько не мешает ее красоте и даже усиливает впечатление величавости фигуры. И так как не сохранилось ни одной неповрежденной греческой статуи, то именно в таком, отчасти поврежденном состоянии Афродита предстает перед нами, как «мраморная загадка», загаданная нам античностью, как символ далекой Эллады.

Еще один замечательный памятник эллинизма (из тех, что дошли до нас, а сколько исчезнувших!) — алтарь Зевса в Пергаме. Пергамская школа более других тяготела к патетике и драматизму, продолжая традиции Скопаса. Ее художники не всегда прибегали к мифологическим сюжетам, как это было в классическую эпоху. На площади пергамского Акрополя стояли скульптурные группы, увековечивавшие подлинное историческое событие — победу над «варварами», племенами галлов, осаждавшими Пергамское царство. Полные экспрессии и динамики, эти группы примечательны еще тем, что художники отдают должное побежденным, показывая их и доблестными и страдающими. Они изображают галла, убивающего свою жену и себя, чтобы избежать плена и рабства; изображают смертельно раненного галла, полулежащего на земле с низко опущенной головой. По лицу и фигуре сразу видно, что это «варвар», иноземец, но умирает он героической смертью, и это показано. В своем искусстве греки не унижались до того, чтобы унижать своих противников; эта черта этического гуманизма выступает с особенной наглядностью, когда противники — галлы — изображены реалистически. После походов Александра вообще многое изменилось в отношении к иноземцам. Как пишет Плутарх, Александр считал себя примирителем вселенной, «заставляя всех пить… из одной и той же чаши дружбы и смешивая вместе жизни, нравы, браки и формы жизни». Нравы и формы жизни, а также формы религии действительно стали смешиваться в эпоху эллинизма, но дружба не воцарилась и мир не настал, раздоры и войны не прекращались. Войны Пергама с галлами — только один из эпизодов. Когда наконец победа над галлами была одержана окончательно, в честь ее и был воздвигнут алтарь Зевса, законченный постройкой в 180 году до н. э. На этот раз долголетняя война с «варварами» предстала как гигантомахия — борьба олимпийских богов с гигантами. Согласно древнему мифу, гиганты — великаны, обитавшие далеко на западе, сыновья Геи (Земли) и Урана (Неба),— восстали против олимпийцев, но были побеждены ими после ожесточенной битвы и погребены под вулканами, в глубоких недрах матери-земли, оттуда они напоминают о себе вулканическими извержениями и землетрясениями. Грандиозный мраморный фриз, протяженностью около 120 метров, исполненный в технике горельефа, опоясывал цоколь алтаря. Остатки этого сооружения были раскопаны в 1870-х годах; благодаря кропотливой работе реставраторов удалось соединить тысячи обломков и составить достаточно полное представление об общей композиции фриза. Могучие тела громоздятся, сплетаются, подобно клубку змей, поверженных гигантов терзают косматогривые львы, впиваются зубами собаки, топчут ногами кони, но гиганты яростно сражаются, их предводитель Порфирион не отступает перед громовержцем Зевсом. Мать гигантов Гея молит пощадить ее сыновей, но ей не внемлют. Битва страшна. Есть нечто предвещающее Микеланджело в напряженных ракурсах тел, в их титанической мощи и трагедийном пафосе. Хотя битвы и схватки были частой темой античных рельефов, начиная с архаики, их никогда не изображали так, как на Пергамском алтаре,— с таким вызывающим содрогание ощущением катаклизма, сражения не на жизнь, а на смерть, где участвуют все космические силы, все демоны земли и неба. Изменился строй композиции, она утратила классическую ясность, стала клубящейся, запутанной. Вспомним фигуры Скопаса на рельефе Галикарнасского мавзолея. Они, при всем их динамизме, расположены в одной пространственной плоскости, их разделяют ритмические интервалы, каждая фигура обладает известной самостоятельностью, массы и пространство уравновешены. Иное в Пергамском фризе — сражающимся здесь тесно, масса подавила пространство, и все фигуры так сплетены, что образуют бурное месиво тел. А тела все еще классически прекрасны, «то лучезарные, то грозные, живые, мертвые, торжествующие, гибнущие фигуры»,— как сказал о них И. С. Тургенев*. Прекрасны олимпийцы, прекрасны и их враги. Но гармония духа колеблется. Искаженные страданием лица, глубокие тени в глазных орбитах, змеевидно разметавшиеся волосы… Олимпийцы пока еще торжествуют над силами подземных стихий, но победа эта ненадолго — стихийные начала грозят взорвать стройный, гармонический мир. Так же как искусство греческой архаики не следует оценивать только как первые предвестия классики, так и эллинистическое искусство в целом нельзя считать поздним отголоском классики, недооценивая того принципиально нового, что оно принесло. Это новое было связано и с расширением кругозора искусства, и с его пытливым интересом к человеческой личности и конкретным, реальным условиям ее жизни. Отсюда, прежде всего, развитие портрета, индивидуального портрета, которого почти не знала высокая классика, а поздняя классика находилась лишь на подступах к нему. Эллинистические художники, даже делая портреты людей, которых уже давно не было в живых, давали им психологическое истолкование и стремились выявить неповторимость и внешнего и внутреннего облика. Не современники, а потомки оставили нам лики Сократа, Аристотеля, Еврипида, Демосфена и даже легендарного Гомера, вдохновенного слепого сказителя. Удивителен по реализму и экспрессии портрет неизвестного старого философа — как видно, непримиримого страстного полемиста, чье морщинистое лицо с резкими чертами не имеет ничего общего с классическим типом. Раньше его считали портретом Сенеки, но знаменитый стоик жил позже, чем был изваян этот бронзовый бюст.

Впервые предметом пластики становится ребенок со всеми анатомическими особенностями детского возраста и со всем очарованием, ему свойственным. В классическую эпоху маленьких детей если и изображали, то скорее как миниатюрных взрослых. Даже у Праксителя в группе «Гермес с Дионисом» Дионис мало похож на младенца по своей анатомии и пропорциям. Кажется, только теперь заметили, что ребенок — совсем особое существо, резвое и лукавое, со своими особенными повадками; заметили и так пленились им, что самого бога любви Эрота стали представлять ребенком, положив начало традиции, утвердившейся на века. Пухлые кудрявые малыши эллинистических ваятелей заняты всевозможными проделками: катаются на дельфине, возятся с птицами, даже душат змей (это малютка Геракл). Особенной популярностью пользовалась статуя мальчика, дерущегося с гусем. Такие статуи ставились в парках, были украшением фонтанов, помещались в святилищах Асклепия, бога врачевания, а иногда использовались для надгробий.

 Заключение

Мы рассмотрели скульптуру Древней Греции на протяжении всего периода ее развития. Мы увидели весь процесс ее становления, расцвета и упадка – весь переход от строгих, статичных и идеализированных форм архаики через уравновешенную гармонию классической скульптуры к драматичному психологизму эллинистических статуй. Скульптура Древней Греции по праву считалась образцом, идеалом, каноном на протяжении многих веков и сейчас она не перестает быть признанным шедевром мировой классики. Ни до, ни после не было достигнуто ничего подобного. Всю современную скульптуру можно считать в той или иной степени продолжением традиций Древней Греции. Скульптура Древней Греции в своем развитии прошла сложный путь, подготовив почву для развития пластики последующих эпох в различных странах. В более позднее время традиции древнегреческой скульптуры были обогащены новыми наработками и достижениями, античные же каноны послужили необходимой основой, базой для развития пластического искусства всех последующих эпох.

Источник: StudFiles.net


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.