Скотоводство в древней греции


скотоводство и охота в древней греции

Даже в те времена, когда пища греков была еще очень скромной и скудной, в состав ее входило и мясо, позднее же, в эпохи обильных пиршеств, на столах появлялись самые разнообразные мясные блюда, копчености, птица, рыба. К тому же и боги требовали кровавых жертвоприношений, и обычай этот свято соблюдался, Разведение скота издавна было одной из главных отраслей грече ской экономики. Скот всегда высоко ценился: еще тогда, когда деньги, даже в самой примитивной форме, не были известны, люди рассчитывались между собой волами и овцами. И земледелие, и коммуникации, и транспорт были немыслимы без упряжных животных — волов, мулов, ослов, коней. Не было недостатка и и коровах, козах, свиньях, овцах. Их пасли и в долинах, и на склонах гор.

Весь домашний скот подразделялся на три группы животных.


о находило выражение и в иерархии пастухов. Первое место занимали те, кто пас коров и быков, — “буколой”. Второе — те, кто пас овец, — “пойменес”. Третье — козопасы, “эполой”. Почти в каждом хозяйстве разводили также свиней и домашнюю птицу Уже тогда эта отрасль сельскохозяйственного труда была на весьма высоком уровне: люди заботились должным образом и о поддержании пастбищ, и о тщательном выборе кормов, и о зимовках и вообще о том, чтобы избежать сокращения поголовья. На землях, где скоту угрожала опасность от хищников, возводили ограды — высокие заборы; прочные, удобные хлева спасали животных от зимнего холода и дождей. Для овец и коз строили отдельные овчарни, выбирая для них места на крутых склонах, и защищенных от ветра. Особенно старательно поддерживали чистоту на скотном дворе, предупреждая возникновение эпизоотии; заболевших животных сразу же отделяли и помещали в специально приготовленные огражденные стойла.

Основной тягловой силой были волы. Их выращивали, отбирая 11-тних бычков, которых затем холостили и специально отпивали, давая им кроме обычной травы на пастбищах молотый ячмень с рубленой соломой, вику, очищенные бобы, фиги. Овец пасли в горах, среди сочных трав и кустарников, а для подкормки овец им, как и волам, добавляли в ежедневный рацион соль.

Коз разводили главным образом ради молока. В лесах и рощах, чаще всего дубовых, ходили стада свиней, для выращивания которых также существовали различные способы: так, их 60 дней полагалось держать в тесной ограде, затем в течение 3 суток не давать им никакой пищи, а потом сильно проголодавшихся свиней кормили ячменем, просом, дикими грушами, фигами. Птиц, как всегда и повсюду, откармливали зерном.


Но греки любили полакомиться и дичью. Охотой, этим древним, одним из первых занятий человека, в Греции увлекались многие: кто ради пропитания, кто ради выгоды, а кто и просто физической закалки и удовольствия. “Есть много видов охоты на водяных животных, много видов охоты на птиц, а также очень много видов охоты на сухопутных зверей” (Платон. Законы, VII, 823 b).

Занятие охотой считалось в Греции одним из элементов воспитания молодежи — разумеется, с некоторыми оговорками. Ксенофонт в трактате “О псовой охоте” прямо указывает: “Люди, предавшиеся охоте, получают отсюда великую пользу. Она доставляет здоровье телу, улучшает зрение и слух, меньше старит и больше всего учит военному делу. Во-первых, отправляясь с оружием по трудным дорогам, они не будут уставать и вынесут воинские труды с которыми привыкли брать зверя. Они смогут улечься на жестком месте и быть хорошими стражами, где им прикажут. При наступлении на неприятеля они будут в состоянии и наступать и исполнять приказания…” (Ксенофонт. О псовой охоте, XII, 1).

Начинать заниматься охотой, полагали греческие мыслители, лучше всего в самой ранней юности.


занятию охотой нужно приступать уже при переходе из отроческого в более зрелый возраст, — пишет Ксенофонт, — …причем, конечно, принимается в расчет состояние каждого, и если оно достаточно, он занимается охотой, насколько это служит его пользе, а если недостаточно, он по крайней мере не должен остаться ниже своих средств” (Там же, II, 1). Желая заниматься охотой, заявляет он, надо помнить, что это забава дорогостоящая: необходимо обзавестись конем, собаками, оружием. Поэтому в литературе, особенно в комедии, часто встречаются сетования отцов на то, что их разоряют собственные дети, растрачивая деньги на коней и охотничьих псов.

Платон, признавая воспитательное значение охоты, различает, однако, те ее виды, которые заслуживают одобрения, и те, которые он порицает. Причем даже законодателю идеального полиса нелегко будет во всем этом разобраться и ввести соответствующие предписания и кары. Ему остается только “выразить свое одобрение или порицание трудам и занятиям молодежи, касающимся охоты. (…) Заслуживает одобрения тот вид охоты, который совершенствует души юношей; порицания же заслуживает противоположный вид”. Неодобрительно относится философ к “морской охоте, уженью рыбы, вообще к охоте на водных животных, совершается ли это безделье днем или ночью, с помощью верши” Отвергает Платон и охоту на птиц, “совсем не подходящую свободнорожденному человеку”. Любителям состязаний остается только ловить наземных животных, “однако и здесь недостойна похвалы так называемая ночная охота, во время которой лентяи поочередно спят, а также и та охота, где допускаются передышки и где побеждает не сила трудолюбивого духа, а тенета и силки, с помощью которых одолевают силу диких животных.


ало быть, остается лишь один наилучший для всех вид охоты — конная и псовая охота на четвероногих животных; в ней люди применяю! силу своего тела; …они несутся вскачь, наносят удары, стреляя из лука и собственными руками ловят добычу”.

После этих предварительных рассуждений философ-законодатель формулирует, наконец, окончательное и категорическое предписание: “Пусть никто не препятствует заниматься, где и как угодно, псовой охотой. Ночному же охотнику, полагающемуся ни свои тенета и западни, пусть никто никогда и нигде не позволяет охотиться. Птицелову пусть не мешают охотиться в бесплодных местах и в горах; но первый встречный пусть прогонит его с обрабатываемых священных земель. Рыбаку дозволяется ловить рыбу везде, за исключением гаваней, священных рек, озер и прудов, лишь бы он не употреблял смеси соков, мутящих воду” {Платон. Законы, VII, 823—824).

Как литературные тексты, так и источники иконографические позволяют представить себе различные способы охоты и различные виды оружия и иных приспособлений, применяющихся для ловли зверей и птиц. Главным видом оружия были лук и стрелы. При охоте на дичь, случалось, пользовались и секирой.


но стали практиковать и столь осуждаемые Платоном сети, силки, ловушки. Сети из льна или конопли развешивали между деревьями и загоняли в них животных с помощью специально выдрессированных псов. Иного рода ловушками были ямы, устроенные таким образом, что, попав туда, животное уже не могло оттуда выбраться; там его и убивали. Этим способом ловили преимущественно оленей и зайцев (Ксенофонт. О псовой охоте, IX, 11). Ксенофонт разбирает подробно, какие охотничьи приемы следует применять при ловле тех или иных зверей. Так, немало места он уделяет описанию заячьих следов — каковы они летом, каковы зимой, когда они видны отчетливо, а когда заметены, и т. д. Из того же сочинения мы узнаем, какое значение придавали древние звероловы дрессировке собак и какими достоинствами должен был обладать настоящий охотничий пес.

Заметим кстати, что собаки, как и лошади, считались вернейшими из домашних животных. И те, и другие были необходимы, по мнению Платона, для благородной охоты. Ксенофонт, который в трактате “О псовой охоте” много рассказывает о псах, их достоинствах и недостатках, в другом своем труде — “О верховой езде” — столь же подробно пишет о конях. Он дает указания будущим всадникам, советует им, каких лошадей надлежит покупать; каких статей; как проверить, годятся ли кони для верховой езды; как ухаживать за ними, чтобы не понести убытков.

Когда лошадь облюбована, куплена и приведена домой, то стойло ее следует расположить в таком месте, где ее чаще всего может видеть хозяин, и оно должно быть так устроено, чтобы лошадиный корм нельзя было украсть из яслей — так же точно, как пищу хозяина из его кладовой. Кто не радеет об этом, не радеет о себе самом, ибо в опасности хозяин вверяет свое тело лошади.


Крепкая конюшня полезна не только для того, чтобы не воровался корм, но и потому, что иногда конь сам выбрасывает пищу из яслей и надо видеть, когда это происходит. Заметив это, можно догадаться, случился ли у лошади прилив крови и требуется лечение, или она устала и нуждается в отдыхе, или у нее запал, или другая болезнь. А с лошадью бывает, как с человеком: всякую болезнь гораздо легче лечить вначале, чем когда она сделается застарелой…

Заботясь о пище и о телесных упражнениях для лошади, чтобы тело у нее было здоровое, необходимо заботиться также о ее ногах. Стойло сырое, как и стойло с гладким полом вредят даже хорошим от природы копытам. В первом случае нужно делать стоили покатым, во втором — посыпать пол камнями величиной с копыто.

Такое стойло укрепляет копыта стоящей там лошади. Кроме того, конюх должен выводить коня из стойла, когда хочет почистить скребком, а после обеденного корма надо отвязывать лошадь от яслей и привязывать в другом месте, чтобы она охотнее шла к принятию корма вечернего. …Конь должен стоять на камнях и известную часть дня ходить по ним, как по каменистой дороге. Но и вовремя чистки и когда отгоняет мух, лошадь должна действовать копытами… Но заботясь, чтобы копыта были крепкими, следует заботиться и о губах, чтобы были мягкими. Впрочем, средства размягчающие плоть человека и рот лошади, одинаковы . (Ксенофонт. О верховой езде, IV, 1—5).


Важным подспорьем в хозяйстве греков была рыбная ловля. Она давала дешевую пищу беднякам, особенно тем, кто жил у воды. Но не меньшей была потребность в рыбе и в городах, у состоятельной части общества. Богатые горожане искали редкие, ценные породы рыб, доставляемые в город рыбаками за большую плату.

Очень ценны в этом отношении археологические находки, среди которых встречаются крючки для удочек, грузила, заставлявшие сети погружаться в воду, емкости для хранения просоленной рыбы. Видов рыб было множество, и столь же разнообразны и затейливы были способы переработки и приготовления рыбных блюд.

Рыболовные снасти включали в себя удочки, сети, верши и гарпуны. В качестве приманки, насаждаемой на крючок, использовали мелких рыбешек, кусочки мяса, иногда также разбрасывали в воде, в месте, где ловили рыбу, кусочки сыра, хлеба или какие-нибудь травки с сильным запахом, привлекавшие обитателей подводного мира. Не чуждо было древним и применение искусственной наживки, имитировавшей мух или червей, а согласно Элиану, эффективной приманкой оказывались в иных случаях даже пучки красной шерсти (Элиан.


животных, XII, 43; XV, 1). Сети погружаемые в воду при помощи грузил, наполнялись рыбой, и их вытягивали тросами. Верши представляли собой клетку из ивовых прутьев с входным отверстием, через которое рыбы проникали внутрь, но изнутри верши были устроены таким образом, что выбраться оттуда пленницы уже не могли. Наконец, гарпун изготовляли из длинной ветки, чаще всего оливкового дерева и насаживали на нее острый наконечник или трезубец: так ловили крупных рыб и осьминогов — преимущественно с лодок, по ночам при свете факелов. Так же ночью, с факелами ловили и всякого рода ракообразных, которых столь охотно видели потом на пиршественных столах.

Рыбу, предназначенную для отдаленных областей или на вывоз в другие страны, чистили и солили в специальных каменных чанах, объем около 20 м3. Их вкапывали в землю и обмазывали изнутри раствором цемента.

Источник: serres.ru

 

1. Крито-микенская культура.

Раннее экономическое развитие Древней Греции объясняется целым рядом причин. Важное значение имели историко-географические факторы.


Греции были благоприятные условия для хлебопашества, выращивания оливок, садоводства и виноградарства, а также для скотоводства. Богатство Греции полезными ископаемыми способствовало развитию ремесла и торговли. Географическое положение Греции было весьма удобным для развития мореплавания. В XXII—XV вв. до н. э. наиболее развитыми в социально-экономическом отношении районами Эгейского архипелага являлись государства на о. Крит. В XVIII—XV вв. до н. э. критская цивилизация достигла своего расцвета. В этот период на Крите существовало классовое общество. Основными производителями в сельском хозяйстве и ремесле были свободные, однако в хозяйствах царя и знати, возможно, применялся труд рабов. Большое количество рабов использовалось в качестве прислуги.

В середине XV в. до н. э. на острове произошло землетрясение, принесшее большие разрушения. Крит утратил господство над Кикладами и Аттикой и потерял свое лидерство в Эгейском архипелаге.

 

Наиболее, развитым в экономическом и военном отношении царством были Микены.

В конце XII в. до н. э. в Элладу вторглись из Иллирии дорийцы, находившиеся на более низкой ступени социально-экономического развития, но знавшие железо. Многие древнегреческие города, в том числе и Микены, были разрушены. Дорийское вторжение привело к упадку крито-микенской культуры.

2. Хозяйство гомеровского периода. Генезис рабовладения и великая колонизация. Предполисный период в истории Греции называется также основным источником наших сведений о социально-экономической структуре древнегреческого общества этого времени служили поэмы Гомера «Илиада» и «Одиссея».


В гомеровский период господствовало натуральное хозяйство. Железо было распространено меньше бронзы. В качестве денег выступал скот (быки). Упоминаются также купцы (как правило, финикийцы, а не греки).

Основными занятиями греков в гомеровский период было земледелие, скотоводство и отчасти ремесло. Басилеи и знать владели крупными хозяйствами-ойкосами. Община находилась на стадии разложения. Простые общинники владели наделами, но появились и земли, находившиеся фактически в частной собственности. Пастбища обычно были в собственности общины. В гомеровском обществе были сильны пережитки родового строя. Сохраняли свое значение роды, их объединения (фратрии) и племена. Власть вождя ограничивалась аристократией и народным собранием. Рабство носило патриархальный характер.

В большинстве полисов Древней Греции существовало два варианта политического и социально-экономического строя — афинский и спартанский. Афины были наиболее развитыми в экономическом отношении. Уже в XI—IX вв. до н. э. здесь выделилась родовая знать (эвпатриды). Постепенно она сосредоточивала в своих руках большие богатства, в том числе землю, и закабаляла земледельцев и ремесленников. Широкое распространение получил труд рабов. В среде метэков (лиц иноземного происхождения) и зажиточных представителей демоса утвердилась частная собственность. Родовые отношения отходили на второй план. Так, в изданных в 621 г. до н. э. Законах Драконта провозглашалась частная собственность вместо родовой.

Серьезный удар по остаткам родового строя был нанесен реформами Солона (594 г. до н.э.), проведенными под давлением демоса. В результате их с заложенных участков были сняты долговые камни, аннулированы долги, запрещалось долговое рабство, разрешалось дробить наделы и отчуждать землю за пределы рода. Из Афин запрещалось вывозить хлеб, ибо это приводило к его дороговизне. Поощрялось виноградарство и оливководство а также ремесло. Большое значение имела унификация системы мер и весов, а также денежной системы. Привилегии знати отменялись. Все граждане Афин были разделены на 4 разряда в соответствии с имущественным цензом. Был создан демократический совет (буле), возросла роль народного собрания, введен суд присяжных.

Спарта являлась значительно более отсталой областью по сравнению с Афинами. Сам город Спарта возник в X в. до н. э. В VIII—VII вв. до н.э. сформировалось полисное государство. Спартанцы осуществляли коллективное господство над илотами, которые подвергались в основном оброчной эксплуатации. Спартанцы составляли меньшинство населения. Чтобы устрашить порабощенное население, они разрешали молодым спартанцам тайно убивать безоружных илотов. Спарта проводила агрессивную внешнюю политику. Ее орудием стал созданный в середине VI в. до н. э. Пелопоннесский союз.

В Спарте долго сохранялись пережитки родового строя. В частности, существовали общие обеды воинов-спартанцев. Участники каждый месяц вносили натуральные платежи на их организацию. Но с течением времени увеличилось количество спартанцев, которые были не в состоянии вносить такие платежи. Они теряли политические права.

Экономика Спарты была глубоко натуральной, ремесло было развито слабо, господствовало земледелие. Законы легендарного Ликурга.(1Х в. до н. э.) запрещали роскошь и деньги. Серебряная монета появилась лишь в начале VI в. до н. э.

Таким образом, в VIII—VI в. до н. э. родовой строй на территории Греции окончательно разложился, возникли рабовладельческие полисы и сформировались два основных варианта древнегреческого рабовладения (афинский и спартанский).

3. Хозяйство Древней Греции в период расцвета рабовладельческого способа производства (V в. до н. э.). После разгрома персов, обрушившихся на Грецию в начале V в. до н. э., она стала гегемоном в бассейне Эгейского моря. В 481 г. до н. э. был образован военно-морской союз 31 полиса, главенствующее положение в котором занимала Спарта, а с 477 г. до н. э.— Афины. Члены союза должны были поставлять определенное количество кораблей или же платить взносы в союзную казну. Средства союзной казны Афины использовали по своему усмотрению. В V в. до н. э. рабовладельческий способ производства достигает наибольшего развития. Сельская община разложилась. Значительно увеличилось количество рабов, их труд стал использоваться практически во всех отраслях хозяйства. Число рабов в Греции также увеличивалось за счет военнопленных. Однако основная их часть покупалась. Крупными центрами работорговли были острова Делос, Хиос, сами Афины. Покупать рабов могли даже представители демоса. Рабы стали основными непосредственными производителями. Большинство рабов было занято в ремесле, рудниках и каменоломнях. В сельском хозяйстве труд рабов был распространен гораздо меньше. Ремесленное производство в Древней Греции было развито очень высоко. Для Древней Греции было характерно преобладание внешней торговли над внутренней. Из Италии привозили медь и железо, шерстяные ткани — из Милета, папирус — из Египта, пряности — с Востока, слоновую кость — из Африки. Важнейшей статьей импорта были рабы. Импортировали в основном сырье, а экспортировали — готовые изделия. Афины поставляли на внешний рынок много керамики и металлоизделий. Традиционными предметами древнегреческого экспорта были виноградное вино и оливковое масло. Внутренняя торговля имела подчиненное значение. Особенно оживленной она была в приморских городах. Единой денежной системы в масштабах всего греческого мира не существовало, хотя афинские деньги принимались в большинстве полисов. Операции по обмену одной валюты на другую, а также выдачу ссуд и безналичные расчеты осуществляли менялы (трапедзиты). Ссудный процент обычно составлял 12—18% годовых, однако при кредитовании внешнеторговых операций, связанных с заморскими экспедициями, он увеличивался до 30%- Крупные ростовщические операции осуществляли храмы (Делосский, Дельфийский).

4. Кризис рабовладельческого строя в Древней Греции. Экономика Древней Греции была сильно подорвана в результате Пелопоннесской войны (431—404 гг. до н. э.), победителем в которой стала аграрная Спарта. Казна Афин опустела, торговля купцов и деятельность трапедзитов значительно сократились, прогрессировала концентрация земельной собственности. В городах увеличивалось число люмпен-пролетариев, разлагавших древнегреческую политическую систему. Кроме того, в полисах обострялась борьба между демократией и олигархией. В начале III в. до н. э. «община равных» окончательно разложилась. Труд свободных вытеснялся из сферы производства дешевым трудом рабов. Ослабленная политическим и экономическим кризисами Древняя Греция в 338 г. до н. э. попала под власть Македонии, а в 146 г. до н. э. была завоевана Римом.

 

Источник: studopedia.info

стр. 21

Глава II

СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

Скотоводство в древней греции
АНТИЧНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ / В. Д. Блаватский [и др.] ; отв. ред. В. Д. Блаватский ; АН СССР. Ин-т археологии. — М.: Наука, 1973. — 270 с.

Большая часть территории Греции покрыта горами и лишь менее одной пятой ее площади пригодно для земледелия. Климат Греции сухой, дождей выпадает мало. Большинство рек и ручьев летом пересыхает, и многие области часто страдают от засухи, поэтому в земледельческом хозяйстве греков некоторую роль играло искусственное орошение и не случайно в договорах между греческими государствами постоянно встречается формула: «не отрезать у союзных общин проточной воды».

Высокие горные хребты, разделявшие отдельные районы Греции, защищали плодородные равнины от неблагоприятных ветров и, задерживая на вершинах снег, сохраняли влагу для орошения полей. Каждая равнина имела, таким образом, свой микроклимат, к которому приспосабливались ее обитатели. Из областей Северной Греции наиболее пригодны для земледелия плодородные равнины Фессалии. В Средней Греции плодородием славились равнины Беотии, но и на землях довольно скудной Аттики обитало немало земледельцев. Из областей Южной Греции наибольшим плодородием отличались Мессения и Лаконика, но земледелие было основным занятием и у жителей Арголиды.

Грекам также принадлежали плодородные земли на западном побережье Малой Азии, в Сицилии и Южной Италии.

Население Греции еще до появления полисов знало пахотные орудия — рало, бронзовые серпы и мотыги, оно культивировало различные злаки: пшеницу, ячмень, просо, а также виноград и оливу.

В начале I тысячелетия до н. э. в Греции входят в широкое употребление железные орудия, что способствовало дальнейшему расцвету земледелия.

Ведущая роль земледелия в экономике Греции архаической эпохи, т. е. в VIII—VI вв. до н. э., нашла отражение в большом значении земледельческих культов, а также в изобразительном искусстве и литературе греков.

О хозяйстве мелкого греческого земледельца, жившего в VIII—VII вв. до н. э. в Беотии, нам рассказывает Гесиод. Сын мелкого земледельца, переселившегося из Малой Азии в материковую Грецию, он с детства жил в небольшой деревушке, обрабатывая отцовский участок. В своей поэме «Труды и дни», написанной в назиданье беспутному брату Персу, Гесиод излагает свои наблюдения как мелкий земледелец и дает советы, когда и какие сельскохозяйственные работы следует делать, как экономнее вести хозяйство. Из его поэмы мы узнаем, что удельный вес рабского труда в сельском хозяйстве в это время был невелик. Хозяин участка работал на поле сам вместе со своими работниками. Гесиод славит труд:

стр. 22

«Труд человеку стада добывает и всякий достаток,
Если трудиться ты любишь, то будешь гораздо милее
Вечным богам, как и людям: бездельники всякому мерзки.
Нет никакого позора в работе: позорно безделье…»

Однако в хозяйстве земледельца имеются и рабы: женщина — чтобы волов погонять, и мальчик, который засыпает землей семена, брошенные в пашню. Участок земледельца наряду с хлебным полем включает и виноградник, позволяющий заготовлять вино — одну из обязательных частей пищевого рациона греков. В хозяйстве земледельца, кроме волов, обрабатывающих хлебное поле, имеется и другой скот. Гесиод называет мулов, лошадей, коров, быков, овец, коз и свиней. Хозяйство, по-видимому, было частично натуральным. Хозяин сам в дождливое время года рубит лес и готовит орудия труда: деревянную ступу с пестом, ось, колотушку, части составного плуга:

«Два снаряди себе плуга, чтоб были всегда под рукою,—
Цельный один, а другой составной, так удобнее будет:
Если сломаешь один, остается другой наготове».

Дома изготовляется и теплая одежда «из шкур козлят первородных». Вместе с тем часть продуктов хозяин, вероятно, вынужден был продавать, чтобы иметь возможность что-либо купить для хозяйства. Так, Гесиод советует покупать рабыню и девятилетних быков. Торговля играла немалую роль в хозяйстве земледельца архаической эпохи. Некоторые из земледельцев в свободное от сельских работ время даже предпринимали морские торговые экспедиции, как, например, отец Гесиода, плававший с товарами на корабле, «чтобы домой с барышом воротиться».

В своем календаре сельскохозяйственных работ Гесиод подытожил многовековую практику беотийских земледельцев. Он делит год на несколько частей, определяющихся земледельческими работами. Посев он рекомендует проводить в период от захода созвездия Плеяд до солнцеворота, т. е. примерно со второй половины октября или с начала ноября до декабря.

«Строго следи, чтобы вовремя крик журавлиный услышать,
Из облаков с поднебесных высот ежегодно звучащий.
Знак он для сева дает, провозвестником служит дождливой зимней погоды

Но прежде чем начать сев, Гесиод советует принести молитвы подземному Зевсу, вероятно Аиду и богине Деметре — покровительнице земледелия. В дождливое время года, когда нет полевых работ, хозяин заготовляет лес для построек и земледельческих орудий. Еще до прилета ласточек, которые появляются в Греции в феврале — марте, начинается подрезка виноградных лоз, а с восходом Плеяд, т. е. около середины мая, приступают к жатве. Восход Ориона дает сигнал к началу молотьбы — в конце июня — начале июля. Когда созвездие восходит вместе с зарей — 6 сентября, можно срезать виноградные гроздья и готовить вино.

стр. 23

Судя по Гесиоду, земледелец должен был дважды вспахать поле — весной и летом, чтобы после третьей вспашки, при заходе Плеяд, вновь начинать посев.

В VIII—VI вв. наблюдается широкое распространение греческой земледельческой техники далеко за пределы Балканского полуострова и Эгейского бассейна. В это время происходит интенсивное освоение—новых земель греческими переселенцами. Греческие переселенцы, поселившиеся во вновь основанных городах, привезли с собой привычные для них сельскохозяйственные орудия, методы обработки почвы, семена сельскохозяйственных культур. В период расцвета греческой культуры — с конца VI в. до н. э. по IV в. до н. э.— земледелие сохраняет, свою ведущую роль в экономике большей части греческих государств, что находит отражение в эмблемах монет. На монетах некоторых греческих полисов помещают изображения пшеничных и ячменных колосьев, головы богини земледелия Деметры, бога покровителя виноградарства Диониса или его спутников — сатиров, а также остродонной амфоры для вина и виноградной кисти.

Разбросанность греческих полисов и различные естественно-географические условия их местоположения способствовали специализации отдельных районов на производстве тех или иных сельскохозяйственных культур. Так, каменистая почва, горный ландшафт и сухой климат большей части материковой и островной Греции были малопригодны для зерновых культур, но чрезвычайно благоприятны для оливководства, виноградарства и скотоводства. Зато земли Фессалии, Северного Причерноморья и Сицилии давали прекрасные урожаи пшеницы и других зерновых злаков.

Каждый греческий город владел сельскохозяйственной территорией, где находились земельные участки, принадлежавшие гражданам данного города. Греческий историк Фукидид писал, что большинство афинских граждан привыкли постоянно жить на своих полях, правда, он добавляет, что сельский образ жизни характерен для афинян более, чем для других эллинов. Другой греческий писатель — Ксенофонт, отражая принятый у греков взгляд на земледелие, писал в начале IV в. до н. э. в сочинении «Домострой», что земледелие, как и военное искусство, является почетным и благородным делом, тогда как заниматься ремеслом не подобает свободным грекам. Однако там же он описывает идеального сельского хозяина, который не живет постоянно в своей сельской усадьбе, а только навещает свое поле, отправляясь туда как на прогулку. Его поле обрабатывают рабы под присмотром управляющего, постоянно находящегося в усадьбе. Некоторые земледельцы нанимали для сезонных полевых работ свободных сельскохозяйственных рабочих-батраков. В комедиях Аристофана упомянуты мелкие земледельцы, обрабатывавшие своп участки собственными силами. За ними посылает земледелец Хремил — герой комедии Аристофана «Богатство» — своего раба, приказав ему: «…собратьев наших, хлебопашцев, собери, что на полях соленый проливают пот» (525).

В противоположность Ксенофонту знаменитый греческий философ Аристотель считает, вразрез с существующим в Афинах порядком, что землю должны обрабатывать не те, кому она принадлежит, а рабы или закабаленные иноземцы.

стр. 24

Именно так обстояло дело в спартанском государстве, где землю обрабатывали илоты, а граждане Спарты были заняты военной службой и держали илотов в покорности. Земельные участки, которыми владели граждане греческих городов, можно было купить, продать и сдать в аренду. Составлялись арендные договоры, в которых указывались размеры арендной платы, вносимой зерном, и оговаривались другие обязанности арендатора.

Кроме граждан городов, владевших земельными участками, большими земельными угодьями на территории, принадлежавшей государству, владели храмы. Так, например, две бронзовые таблички конца IV в до н. э., происходящие из сицилийского города Гераклеи, сохранили тексты договоров двух святилищ Диониса и Афины с арендаторами участков. Арендаторы по условию договора должны заботиться о деревьях, которые растут на участках, посадить новый виноградник, четыре оливковых дерева, старые виноградники и оливковые деревья заменить новыми, построить хлев для быков, склад и ригу. Арендная плата зависела от количества обрабатываемой земли, при этом за участки с виноградниками нужно было платить много дороже.

В период эллинизма во время завоевательных походов на Восток греки столкнулись в Египте и Месопотамии с необычным для них типом земледелия — ирригационным. Греки быстро приспособились к новым условиям и внесли свои усовершенствования в сельскохозяйственную технику. Так, прибывший в Египет сицилийский механик Архимед изобрел механизм, который облегчал подачу воды на высокие участки. Знакомство с различными землями, новыми растениями и новыми приемами обработки почвы привело к стремлению осмыслить и обобщить всю сумму практических знаний и наблюдений. Именно это характерно для знаменитого греческого ботаника Феофраста. Из его книги «История растений» мы полнее всего узнаем о сельскохозяйственных культурах, выращиваемых греками.

Все хлебные зерновые растения, упомянутые Феофрастом и культивируемые в его время, издавна встречались в Греции: пшеница, ячмень и полба. Никаких новых хлебных злаков вплоть до римского времени в Грепии не появилось. Рожь греки не знали, овес являлся сорняком, просо греки считали пищей варваров. Пшеница и ячмень культивировались в_Греции неравномерно. Благодаря различию почвенных условий в одних областях Греции лучше росла пшеница, в других — ячмень. Так, греческий писатель рубежа нашей эры Диодор Сицилийский писал, что в Сицилии росла дикая пшеница, Аристотель в IV в. до н. э. также отмечал там особо крупную пшеницу. Феофраст указывал, что в Аттике очень хорошо рос ячмень. Ячмень там, по-видимому, предшествовал пшенице, и это нашло отражение в культах ее жителей. Ячменные зерна обитатели Аттики употребляли при жертвоприношениях и гаданиях. Под Элевсином, где находилось святилище богини Деметры — покровительницы земледелия, было священное ячменное поле. Из ячменных колосьев плели венки, которыми украшали изображение богини, из ячменной муки приготовляли священный напиток Деметры.

стр. 25

Феофраст говорит о шести видах ячменя, тогда как в современной ботанике их различают только два. Полба в Греции не играла большой роли в рационе человека, так как ее зерна было трудно освободить от оболочки. Кроме зерновых хлебных растений, греки культивировали бобовые: горох, чечевицу, вику, бобы, лупин и нут. Из маслянистых растений они выращивали сезам (кунжут).

Греки хорошо понимали необходимость удобрения почвы. Греческая легенда об Авгиевых конюшнях, которые очистил Геракл, отразила древний обычай земледельцев удобрять поля навозом. В тексте одного из арендных договоров арендатору предписывалось вносить ежегодно в почву по 150 корзин навоза, содержащих более чем по медимну навоза каждая, а всего, таким образом, около 10 кбм навоза. Греки применяли в качестве удобрений также птичий помет и компост из грязи с сорняками. Самым лучшим удобрением Феофраст считает перепревшую солому. Иногда солому сжигали в поле, и зола, таким образом, удобряла землю, а иногда солому смешивали с навозом. Феофраст знал, что почву можно было улучшить простым смешением различной земли. Из химических удобрений он упоминает селитру, которой поливали капусту в Египте, и щелочь для смачивания семян бобовых растений. Знали греки и пользу зеленого пара и даже свойства бобовых растений поднимать плодородие почвы. Феофраст пишет, что в Македонии и в Фессалии, когда бобы зацветут, их перепахивают. Впрочем, нут, также принадлежащий к семейству бобовых, по мнению Феофраста, не только не удобрял землю, но истощал ее.

Греческим земледельцам было известно, что пшеница больше всего истощает почву, поэтому для ее выращивания требуется самая хорошая земля. Ячмень же не так прихотлив, он дает урожай и на более тощей земле и меньше истощает почву.

Земледелие у греков было пашенным. Пахали с помощью пары волов, реже мулов и пахотного орудия, изображение которого часто встречается на различных статуэтках и в росписи греческих ваз. Лошадей для пахоты греки не применяли. Пахотные орудия они называли аротрон. Восточные~ и южные славяне свое пахотное орудие называли рало. Дошедшие до нас изображения древнегреческого пашенного орудия правильнее считать ралом, которое только рыхлило поверхность земли, не переворачивая ее. Оно могло быть сделано из одного куска дерева или состоять из нескольких частей, могло иметь и не иметь полоза и железного наконечника — наральника. Гесиод упоминает рало, составленное из нескольких различных пород древесины. «Дышло из вяза или лавра готовь — не точат их черви, скрепу из падуба делай, подошву (или полоз.— И. Т.) — из дуба».

На древнегреческих изображениях имеются только рала с полозами, параллельными поверхности почвы, и с рукоятками, отделенными от дышла. Такое рало представлено на глиняной статуэтке VIII в. до н. э., найденной в Танагре в Беотии, оно же воспроизводится в росписи греческих ваз VI—V вв. до н. э. Позднее такое рало изображают на монетах, например на пантикапейской бронзовой монете II в. до н. э. из Северного Причерноморья, а также на резных камнях.

стр. 26

Наряду с ралом у греков в V в. до н. э. появился уже примитивный плуг, о нем сообщает Ксенофонт в упоминавшемся выше сочинении «Домострой». Он пишет, что пахарь с помощью упряжки волов, тянувших этот плуг, переворачивал землю, чтоб солнце прогрело ее глубинную часть и выжгло корни сорняков.

Железный наральник первой половины VI в. до н. э. лопатообразной формы с загнутыми боковинами был найден в Сицилии среди других железных орудий труда, принесенных в жертву Деметре и Коре греческими переселенцами и закопанных в землю еще до того, как были построены постоянные святилища этим богиням.

Кроме рала, для подготовки почвы к посеву земледельцы пользовались железными мотыгами. Известны широкие мотыги с заостренными концами, мотыги однозубые типа кирки и двузубые для пропалывания и рыхления почвы. Наряду с мотыгой применяли сапку и трезубые вилы. Комья земли после пахоты разбивали кувалдой или дубиной. Применили также и борону.

Весной, по окончании сезона дождей, в Греции посевы. окапывали, выпалывали сорняки: если хлеба тянулись в рост, их скашивали косами. Созревший урожай жали серпами и свозили на ток. В VI в. до н. э. треки делали серпы из железа. Своей формой они напоминали современные, но режущая часть была менее изогнута.

Ксенофонт описывает молотьбу с помощью подъяремного скота: волов, мулов и лошадей. Молотильщики гоняли животных по кругу и подбрасывали им под ноги то. что еще не было вытоптано. Затем зерно веяли. Для его хранения выкапывали ямы — зернохранилища, стены которых обмазывали глиной и обжигали, чтобы уничтожить насекомых. Сохранились зернотерки, на которых перетирали зерно в муку; наиболее примитивные из них состояли из плотного камня овальной формы с плоской поверхностью, по которой водили камнем меньших размеров, перетирая находящееся между камнями зерно. Примитивные мельницы состояли из двух жерновов прямоугольной формы. Верхняя поверхность нижнего жернова имела желобки. Верхний жернов имел конусовидное углубление для засыпки зерна и сквозное отверстие, через которое зерно попадало на поверхность нижнего жернова. Тяжелый верхний жернов приводился в движение с помощью рычага. Прямоугольные жернова двигались только вперед и назад. Были известны и мельницы с круглыми жерновами, которые вращались вокруг укрепленного в центре стержня. Верхний имел воронкообразное углубление для зерна, просачивавшегося между жерновами и перетиравшегося ими в муку.

Большое внимание обращали греки на садоводство и виноградарство. Если ячмень и пшеницу они считали даром богини Деметры, которая научила их сеять, то оливковое дерево, согласно греческой мифологии, дала людям богиня Афина.

Существовало сказание, согласно которому богиня мудрости Афина вступила в спор с богом моря Посейдоном о том, кто из них может принести жителям Афин большую пользу. Посейдон ударил трезубцем в скалу, и появился источник, а Афина ударила копьем в землю, и выросла олива. С этого времени афиняне стали почитать Афину как главное божество города.

стр. 27

Оливки наряду с хлебом и виноградным вином составляли обычный рацион многих греков. Кроме того, оливковое масло употреблялось для разных целей и, как вино, было важной статьей греческого экспорта.

Кроме оливковых деревьев, которые высаживали на особых участках, греки выращивали другие плодовые деревья. Особенно распространена была смоква, или фиговое дерево. В сапах греческих земледельцев рос, гранатник, плоды которого как символ плодородия воспроизводились в глине и служили приношением богам. Иногда они также изображались в руках богинь Деметры и Коры, которым поклонялись земледельцы.

Вопросы садовой агротехники у греков, по-видимому, были хорошо разработаны. Ксенофонтом и Феофрастом даются советы о том, как пересаживать молодые деревца, какого размера ямы надо рыть для них и какие должны быть между ними интервалы. Феофраст также советует прививать деревья.

Сцены пахоты на чернофигурной чаше [чаша Никосфена конца VI в. до н. э. из Берлинского музея.]
Сцены пахоты на чернофигурной чаше [чаша Никосфена конца VI в. до н. э. из Берлинского музея.]
стр. 28

Особенно большого внимания земледельца требовали виноградники. С распространением виноградарства в Греции связана популярность, которую получил культ Диониса — бога жизненной силы природы и покровителя виноделия. Изображения Диониса или его спутников — сатиров и менад — были одним из любимых сюжетов греческого искусства.

Из сочинения Гесиода мы можем судить о большой роли, которую играло виноградарство в хозяйстве земледельца VIII—VII вв. до н. э. Ксенофонт также считает виноградник обязательной частью сельскохозяйственного участка.

Сцены из сельской жизни [роспись чернофигурного аттического килика VI в. до н. э. из Луврского музея]
Археологические раскопки в Крыму, на территории Гераклейского полуострова (около Севастополя), позволили восстановить картину сельской жизни граждан древнегреческого города Херсонеса.

В IV в. до н. э. западная часть Гераклейского полуострова, выступающая в море в виде небольшого мыса, была разделена ровной сетью дорог примерно на 80 участков-клеров по 4—4,5 га каждый. На каждом участке имелась усадьба, состоящая из центрального двора, окруженного жилыми хозяйственными помещениями, среди которых находились и винодельни. Для обработки такого небольшого участка не было необходимости содержать многочисленных рабов. С работой могла справиться и семья владельца участка.

На рубеже IV и III вв. до н. э. было произведено размежевание участков на всей остальной части Гераклейского полуострова. Граждане Херсонеса получили тут еще около 380 клеров и при этом значительно больших размеров, чем раньше. Большинство клеров было прямоугольной формы и имели площадь 26,4 га. Каждый клер был обнесен каменной стеной, отгораживавшей его от дорог, ровная сеть которых пересекала всю размежеванную территорию.

стр. 29

Внутри площадь клера в свою очередь делилась каменными стенами на отдельные участки, поля и сады. При этом виноградники, как правило, были расположены в южной части клеров; от северных ветров их ограждала полоса садов, а северная часть участка отводилась под зерновые культуры. Полевые участки обычно были невелики, часто разделены на две равные части, что свидетельствует о наличии двухпольной системы земледелия.

Владельцы херсонесских клеров проделали поистине гигантскую работу для того, чтобы сделать земли Гераклейского полуострова пригодными для виноградарства. Им пришлось снять верхний слой скалистого грунта, под которым лежала прослойка глины, перемешать глину с почвой, а вынутые камни сложить ровными рядами в виде стенок, разделяющих участки.

Сбор винограда и приготовление вина [роспись на аттической амфоре VI в. до н. э.]
Сбор винограда и приготовление вина [роспись на аттической амфоре VI в. до н. э.]
Сбор оливы [роспись на аттической вазе VI в. до н. э.]
Сбор оливы [роспись на аттической вазе VI в. до н. э.]

стр. 30

Такие стенки толщиной около 1 м тянулись параллельными рядами на расстоянии 2 м одна от другой. Двухметровая полоса между стенками получила, таким образом, более мощный почвенный слой, пригодный для посадки винограда.

На некоторых участках для виноградных лоз вырубали в скале специальные ямки, располагая их строго симметрично, осуществляя, таким образом, посадку винограда квадратным способом, при котором расстояние между кустами было около 1,4 м. Кроме виноградника со взрослыми плодоносящими кустами, хозяева клеров имели небольшие виноградные питомники. Так, на одном из исследованных клеров на 13 га виноградника был питомник площадью 1,4 га, что достаточно для выращивания 18 тыс. саженцев. Рядом с виноградниками находились участки, отведенные под плодовые деревья, которые сажали в ямки, расположенные на расстоянии 5—6 м одна от другой, или в канавы, тянувшиеся вдоль плантажных стен. Эти стены, как и на виноградниках, появились в результате выемки скалы при углублении почвенного слоя. Несмотря на то, что создание садов и виноградников требовало больших усилий, под эти культуры в III и II вв. до н. э. отводилась большая часть участка, значительно превосходящая по своим размерам пахотное поле.

Новые клеры Гераклейского полуострова уже не могли обслуживаться только членами семьи их владельцев. Клеры III—II вв. до н. э. обрабатывались рабами. Это вполне соответствует и характеру усадеб, которые были значительно более крупных размеров, со специальными помещениями для рабов, скота и других потребностей хозяйства. Они имели укрепленные башни и изолированные жилые помещения со своими внутренними дворами.

Садовые сорта винограда были привезены в Северное Причерноморье греками. Они же привезли с собой и навыки изготовления вина. На клерах Херсонеса неоднократно находили железные закругленные виноградарские ножи и приспособления для выжимания виноградного сока. Виноград давили на небольших давильнях-тарапанах, представлявших собой чаще всего плоские каменные плиты круглой или прямоугольной формы, с высокими бортиками или с желобком по краю и со сливом, через который выжатый сок стекал в специальный сосуд.

Иногда тарапаны вырезались прямо в скале, но встречались и более сложные винодельни с одной или двумя цементированными площадками, на которых виноград давили ногами, а затем вторично давили мезгу, т. е. то, что осталось от выжатого винограда, либо в мешке, положенном в корыто, под пресс, либо тут же на площадке с применением специального каменного рычажного пресса. Сок с давильных площадок через специальные сливы поступал в крупные глиняные сосуды, или в специальные, вырытые рядом с площадкой и оцементированные цистерны. Сцены выжимания виноградного сока ногами неоднократно изображались живописцами на расписных аттических вазах.

Вино (а равно и оливковое масло) греки хранили в пифосах — очень больших сосудах, близких по форме бочкам. Емкость их была в несколько сот литров. Для перевозки вина (и оливкового масла) служили амфоры — значительно меньшие по размерам двуручные сосуды. Емкость их обычно была около десяти литров или несколько больше.

стр. 31

Кроме садов и виноградников, греки имели небольшие огороды, где выращивали овощи. Огороды находились вблизи домов. По-видимому, удельный вес огородничества в сельском хозяйстве был невелик, и сведения об овощах у греческих писателей встречаются редко. Греки выращивали капусту, два сорта репы, петрушку, огурцы, тыкву, чеснок, латук, или салат, сельдерей, лук и другие овощи. Феофраст говорит о существовании множества видов луковиц, среди которых есть сладкие, употребляемые в пищу сырыми. Огороды часто устраивались и в междурядьях среди плодовых деревьев. Только виноград, оливы и смоква были выделены на специальные участки, а гранатник, миндальное дерево, кидонское яблоко, или айва, и другие деревья хорошо уживались с овощами, тем более, что овощи требовали хорошего удобрения и поливки. Для овощей приготовляли особую почву, вскапывали четырехугольные грядки, обильно удобряли их, рыхлили, около них по канавкам в определенные часы пускали воду. За год на огороде получали три урожая, трижды меняя виды овощей. Так, например, осенью сеяли капусту, в январе — феврале — лук, петрушку и другую зелень, а в апреле-мае — огурцы,, тыкву и др.

Цветочные сады получили распространение в Греции лишь с IV в. до н. э. и были расположены около домов.

Древние писатели не дают нам возможности заметить большого прогресса в агрокультуре греков периода эллинизма. Кроме нового вида удобрений — селитры, об употреблении которой говорит только Феофраст, все остальное было известно грекам и при Ксенофонте. К сожалению, до нас не дошли труды греческих агрономов, которыми широко пользовались римляне. Один из авторов I в. н. э., Колумелла, называет около 50 греческих писателей, труды которых были посвящены сельскому хозяйству. Из них сохранились лишь сочинения Гесиода, Ксенофонта и Феофраста. ни одного из них нельзя назвать настоящим агрономом.

О животноводстве в Греции сохранилось значительно меньше данных, чем о земледелии. Все основные породы скота, разводимые в Греции античного времени, существовали задолго до него да Балканском полуострове. Разведение домашних животных было тесно связано с земледелием, так как навоз, получаемый при стойловом—содержании скота,— ценное удобрение для хлебных долей, садов и огородов. Особенно ценился крупный рогатый скот, являвшийся основной тягловой силой. Терракотовые статуэтки и вазовая роспись неоднократно воспроизводили пахотное орудие, которое тянут пара или даже две пары волов. Гесиод подчеркивает необходимость для земледельца иметь волов, говоря, что крик журавлиный, который подает знак для сева, «сердце кусает мужам безволовым».

В материковой Греции с ее горным ландшафтом и каменистой почвой разведение лошади не получило особого распространения. Лошадей греки применяли отчасти для военных целей, а отчасти для спортивных — при состязании колесниц.

В хозяйстве греческих земледельцев, кроме крупного рогатого скота,, встречались мулы, ослы, бараны, козы, свиньи, собаки. Быков, коз, баранов и свиней греки употребляли в пищу, часто это делалось после принесения этих животных в жертву богам.

стр. 32

Изображения жертвенных животных, подводимых к алтарю, встречаются на различных рельефных плитах. Свиней как наиболее плодовитых животных приносили в жертву Деметре. В Сицилии нередки находки терракотовых статуэток в виде стоящих женщин с поросенком в руках, изображавших либо богиню Деметру, либо ее почитательниц, приносящих жертву Деметре и Коре. Художники, расписывавшие вазы в VI—V вв. до н. э., иногда изображали сцепы сельской жизни: пастуха, пасущего стадо из четырнадцати коз, или двух пастухов, ведущих корову, овцу и свинью, погонщика мулов или ослов.

Овцеводство было особенно распространено в горных районах Греции. Овец разводили не только для пищи, но и на шерсть, которая шла на изготовление одежды, головных уборов. Шерстяную пряжу и войлок могли делать и из шерсти коз.

Кожа животных шла на изготовление панцирей, шлемов, щитов, из нее шили обувь, а из шкур делали накидки, которые в непогоду надевали на голову и плечи.

Разведение домашней птицы также получило распространение в Греции. Встречаются изображения петухов и кур, уток, гусей, голубей.

Охота была некоторым подспорьем в хозяйстве греков. Росписи аттических ваз сохранили нам изображение охотничьих сцен. На чернофигурных сосудах VII и VI вв. до н. э. есть сцены травли лисиц охотничьими собаками, отправления мужчины на охоту с собакой на поводке и с дротиками в руках, возвращения удачливого охотника с собакой и с трофеями, привешенными на палке,— зайцем и лисицей.

Охота на зайцев [роспись на аттической вазе IV в. до н. э.]
Охота на зайцев [роспись на аттической вазе IV в. до н. э.]
33

На одной из краснофигурных ваз V в. до н. э. изображена лисица, попавшая в капкан. На вазе IV в. до н. э. сохранилась сцена травли собакой зайца, в которого один из охотников собирается бросить камень. В руках другого охотника дубинка, которой он, вероятно, и должен добить оглушенного камнем зайца. Вазовая живопись позволяет, таким образом, нам установить наличие у греков различных способов охоты на зверей: ловли их с помощью капканов и сетей, травлю собаками, а также применение метательного копья или дротиков.

Ловля рыбы, которую греки очень любили, была обычным занятием всех жителей прибрежных поселений. Рыболовство и экспорт рыбы имели большое экономическое значение. Не случайно на монетах многих греческих государств изображалась рыба.

В Афинах на агоре — рыночной площади — для продажи рыбы было отведено особое место, вблизи пестрого портика, где имели обыкновение встречаться состоятельные люди. Продаже рыбы уделялось особое внимание. При появлении на рынке торговца со свежей рыбой наблюдатели за рынком немедленно звонили в колокол, чтобы афиняне успели купить рыбу еще свежей. Закон запрещал рыбакам поливать рыбу водой, чтобы рыботорговцы торопились продать ее быстрей, но они всячески старались обойти этот закон, желая продать рыбу возможно дороже. Не случайно в греческих комедиях часто встречаются жалобы на продавцов рыб. Наиболее дорогими, по-видимому, были угри, тунцы, скаты, кровяные крабы. Мелкая морская рыбка мембрада, афиэ — род сардинок, морские полипы продавались дешево. Наиболее дешевой была соленая рыба, являвшаяся пищей бедноты.

Сцена рыбной ловли [роспись V в. до н. э.]
Сцена рыбной ловли [роспись V в. до н. э.]
34

Рыбу ловили удочками на крючок и сетями. При раскопках приморских поселений очень часто находят рыболовные крючки различных размеров из бронзы и железа, каменные грузила для сетей с желобком или просверленным отверстием для привязывания, а также небольшие пирамидальные грузильца из хорошо обожженной глины, которые могли применяться для сетей.

На греческих расписных вазах V в. до н. э. встречаются изображения рыболовов. Изображение рыб было излюбленным сюжетом росписи чернолаковых рыбных блюд — больших плоских сосудов с углублением в центре, предназначенным для острого соуса.

Кроме рыбы, греки добывали различных съедобных моллюсков: устриц, мидий и др.

Среди промыслов, которыми занимались жители сельских областей, большое распространение получило пчеловодство. Гесиод упоминает пчел, откладывающих мед в специальных крытых ульях. Греческие боги Пан и Приап являлись покровителями пчеловодства. Самым большим спросом пользовался аттический мед, который собирали на склонах Гиметта. Уже во времена Солона было так много пчельников, что ему приписывали введение закона, по которому полагалось ставить пчельники на расстояние трехсот футов от пчельников, уже поставленных другими. Пчел разводили также в Фессалии, Ахайе, Аркадии. Особенно много производили меда на Кипре и в Африке (в Ливии).

Из других промыслов, распространенных в Греции, следует отметить добычу соли. Наибольшее количество соли добывали из соленых озер, вода которых летом испарялась. Такие соленые озера, в которых летом добывали соль, имелись на юге Аппенинского полуострова, у города Тарента, в Сицилии, у города Гелы, на острове Кипре, во Фригии, Каппадокии и во многих других местах. Геродот сообщает, что в Северном Причерноморье, у устья реки Борисфен, в большом количестве собирается соль.

Известны также залежи соли, которую добывали в карьерах, как камень. Аристотель сообщает о таких соляных рудниках в Утике. Геродоту были известны соляные копи Ливии. Добывали соль и искусственным способом, выпаривая ее из морской воды. Аристотелю было известно, что так добывают соль в Испании и в Эпире.

В настоящее время нельзя выяснить развития технических приемов, применявшихся греками для добычи соли, в пчеловодстве, охоте и других промыслах. Можно только предполагать, что все известные нам приемы не появились одновременно, а были результатом длительных поисков и многовековой практической работы.

Источник: globalternatives.wordpress.com


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.