Природа и архитектура древней греции


Афинский акрополь фото / фото: снимки, фотогалерея 

Потребовалось несколько столетий, прежде чем дорийские племена, явившиеся с севера в 12 веке до н.э., к 6 веку до н.э. создали высокоразвитое искусство. Далее последовали три периода в истории греческого искусства:

1) архаика, или древний период, – примерно с 600 до 480 года до н.э., когда греки отразили нашествие персов и, освободив свою землю от угрозы завоевания, получили снова возможность творить свободно и спокойно;

2) классика, или период расцвета, – с 480 по 323 годы до н.э. – год смерти Александра Македонского, который покорил огромные области, очень непохожие по своим культурам; эта пестрота культур была одной из причин упадка классического греческого искусства;

3) эллинизм, или поздний период; он закончился в 30 году до н.э., когда римляне завоевали находившийся под греческим влиянием Египет.


 

Греческая культура распространилась далеко за пределы своей родины – на Малую Азию и Италию, на Сицилию и другие острова Средиземноморья, на Северную Африку и другие места, где греки основывали свои поселения. Греческие города находились даже на северном побережье Чёрного моря.

Величайшим достижением греческого строительного искусства были храмы. Древнейшие развалины храмов относятся к эпохе архаики, когда вместо дерева в качестве строительного материала стали использовать желтоватый известняк и белый мрамор. Полагают, что прообразом для храма послужило древнее жилище греков – прямоугольное в плане строение с двумя колоннами перед входом. Из этой простой постройки выросли со временем различные более сложные по своей планировке типы храмов. Обычно храм стоял на ступенчатом основании. Он состоял из помещения без окон, где находилась статуя божества, здание окружали в один или два ряда колонны. Они поддерживали балки перекрытия и двускатную крышу. В полутёмном внутреннем помещении у статуи бога могли бывать лишь жрецы, народ же видел храм только снаружи. Очевидно поэтому главное внимание древние греки уделяли красоте и гармонии внешнего облика храма.

Строительство храма было подчинено определённым правилам. Размеры, отношения частей и количество колонн были точно установлены.

В греческой архитектуре господствовали три стиля: дорический, ионический, коринфский. Древнейшим из них был дорический стиль, который сложился уже в эпоху архаики. Он был мужественным, простым и мощным. Название он получил от дорических племён, которые его создали. Сегодня сохранившиеся части храмов белого цвета: покрывавшие их краски с течением времени осыпались. Когда – то их фризы и карнизы были раскрашены в красный и синий цвета.


Ионический стиль возник в Ионийской области Малой Азии. Отсюда уже он проник в собственно греческие области. По сравнению с дорическим колонны ионического стиля более нарядны и стройны. Каждая колонна имеет своё основание – базу. Средняя часть капители напоминает подушку с закрученными в спираль углами, т.н. волютами.

В эпоху эллинизма, когда архитектура стала стремиться к большей пышности, чаще всего стали использовать коринфские капители. Они богато украшены растительными мотивами, среди которых преобладают изображения листьев аканта.

Случилось так, что время пощадило старейшие дорические храмы главным образом за пределами Греции. Несколько таких храмов сохранилось на острове Сицилия и в Южной Италии. Самый известный из них – храм бога моря Посейдона в Пестуме, неподалёку от Неаполя, который выглядит несколько тяжеловесным и поземистым. Из ранних дорических храмов в самой Греции наиболее интересен стоящий ныне в развалинах храм верховного бога Зевса в Олимпии – священном городе Греков, откуда ведут своё начало Олимпийские игры.

Расцвет греческой архитектуры начался в 5 веке до н.э. Эта классическая эпоха неразрывно связана с именем знаменитого государственного деятеля Перикла. Во время его правления были начаты грандиозные строительные работы в Афинах – крупнейшем культурном и художественном центре Греции. Главное строительство велось на древнем укреплённом холме Акрополе.


Стилевое единство архитектурной и предметной среды Древней Греции

Стилевое единство архитектурной и предметной среды Древней Греции:
а – фрагмент Парфенона, б – одежда, в – фрагмент капители Эрехтейона, г – золотой гребень, д – ваза, е – кресло, ж – стол.
  

 

Храм Зевса

Храм Зевса

Эфес, греческий театр

Эфес, греческий театр

Даже по развалинам можно представить, как прекрасен был в своё время Акрополь. Вверх на холм вела широкая мраморная лестница. Справа от неё на возвышении, как драгоценная шкатулка, поставлен небольшой изящный храм богине победы Нике. Через ворота с колоннами посетитель попадал на площадь, в центре которой высилась статуя покровительницы города, богини мудрости Афины; далее виднелся Эрехтейон, своеобразный и сложный по плану храм. Его отличительная черта – выступающий сбоку портик, где перекрытия поддерживали не колонны, а мраморные изваяния в виде женской фигуры, т.н. кариатиды.


Главное сооружение Акрополя – посвящённый Афине храм Парфенон. Этот храм – наиболее совершенное сооружение в дорическом стиле – был завершён почти две с половиной тысячи лет назад, но нам известны имена его создателей: их звали Иктин и Калликрат.

Пропилеи — монументальные ворота с колоннами в дорическом стиле и широкой лестницей. Их соорудил архитектор Мнесикл в 437—432 годах до н.э. Но прежде чем войти в эти величественные мраморные ворота, каждый невольно оборачивался вправо. Там, на высоком пьедестале бастиона, некогда охранявшего вход в акрополь, высится храм богини победы Ники Аптерос, украшенный ионическими колоннами. Это дело рук архитектора Калликрата (вторая половина V веке до н.э.). Храм — легкий, воз­душный, необычайно прекрасный — выделялся своей белизной на синем фоне неба. 

 Природа и архитектура древней греции

Храм Деметры,
строители неизвестны,
VIв. до н.э. Олимпия

 


Природа и архитектура древней греции

Храм Ники Аптерос,
зодчий Калликрат,
449-421 до н.э. Афины

 

Природа и архитектура древней греции

 

 

Природа и архитектура древней греции

 

 Пропилеи,
зодчий Мнезикл, 437-432 до н.э. Афины

Богиня победы Ника изображалась прекрасной женщиной с большими крыльями: победа непостоянна и перелетает от одного противника к другому. Афиняне изобразили ее бескрылой, чтобы она не покинула город, одержавший так недавно великую победу над персами. Лишенная крыльев богиня не могла больше летать и навсегда должна была остаться в Афинах.

Храм Ники стоит на выступе скалы. Он чуть повернут в сторону Пропилеи и играет роль маяка для процессий, огибающих скалу.
Сразу же за Пропилеями гордо возвышалась Афина Воительница, копье которой приветствовало путника издалека и служи­ло маяком для мореплавателей. Надпись на каменном пьедестале гласила: «Афиняне посвятили от победы над персами». Это означало, что статуя была отлита из бронзового оружия, отнятого у персов в результате одержанных побед


В храме стояла статуя Афины, изваянная великим скульптором Фидием; один из двух мраморных фризов, 160 – метровой лентой опоясывавший храм, представлял праздничное шествие афинян. В создании этого великолепного рельефа на котором были изображены около трёхсот человеческих фигур и двухсот лошадей, также принимал участие Фидий. Парфенон уже около 300 лет стоит в развалинах – с тех самых пор как в 17 веке, во время осады Афин венецианцами, правившие там турки устроили в храме пороховой склад. Большую часть рельефов уцелевших после взрыва, в начале 19 века увёз в Лондон, в Британский музей, англичанин лорд Эльджин.

В начале нашего тысячелетия, когда при разделе Римской империи Греция отошла к Византии, Эрехтейон превратили в христианский храм. Позднее крестоносцы, завладевшие Афинами, сделали храм герцогским дворцом, а при турецком завоевании Афин в 1458 году в Эрехтейоне устроили гарем коменданта крепости. Во время освободительной войны 1821—1827 годах греки и турки поочередно осаждали Акрополь, бомбардируя его сооружения, в том числе и Эрехтейон.

В 1830 году (после провозглашения независимости Греции) на месте Эрехтейона можно было обнаружить лишь фундаменты, а также архитектурные украшения, валявшиеся на земле. Средства на восстановление этого храмового ансамбля (как и на восстановление многих других сооружений Акрополя) дал Генрих Шлиман.


о ближайший сподвижник В.Дерпфельд тщательно измерил и сравнил античные фрагменты, к концу 70-х годов прошлого века он уже планировал восстановить Эрехтейон. Но эта реконструкция была подвергнута строгой критике, и храм был разобран. Здание было восстановлено заново под руководством известного греческого ученого П.Кавадиаса в 1906 году и окончательно отреставрировано в 1922 году/

Природа и архитектура древней греции

* * *

В результате завоеваний Александра Македонского во второй половине 4 века до н.э. влияние греческой культуры и искусства распространилось на обширные территории. Возникали новые города; крупнейшие центры складывались, однако, вне пределов Греции. Таковы, например, Александрия в Египте и Пергам в Малой Азии, где строительная деятельность получила наибольший размах. В этих областях предпочитали ионический стиль; интересным его образцом было огромное надгробие малоазийскому царю Мавсолу, причисленное к семи чудесам света.

Это была погребальная камера на высоком прямоугольном основании, окружённая колоннадой, над нею возвышалась каменная ступенчатая пирамида, увенчанная скульптурным изображением квадриги, которой управлял сам Мавсол. По этому сооружению впоследствии стали называть мавзолеями и другие большие торжественные погребальные сооружения.

 


Природа и архитектура древней греции

 Природа и архитектура древней греции

 Эрехтейон,
строители неизвестны, 421-407 до н.э. Афины

 Природа и архитектура древней греции

 Природа и архитектура древней греции

 Парфенон,
зодчие Иктин, Калликрат, 447-432 до н.э. Афины

В эпоху эллинизма храмам уделяли меньше внимания, а строили обнесённые колоннадами площади для прогулок, амфитеатры под открытым небом, библиотеки, разного рода общественные здания, дворцы и спортивные сооружения. Усовершенствованы были жилые дома: они стали двух – и трёхэтажными, с большими садами. Роскошь стала целью, в архитектуре смешивали различные стили.

Афинский акрополь V в. до н.э.

В классическую эпоху главным делом скульпторов было создавать статуи богов и героев и украшать храмы рельефами; к этому добавлялись светские образы, например, изваяния государственных деятелей или победителей на Олимпийских играх.


В верованиях греков боги похожи на обыкновенных людей как своей внешностью, так и образом жизни. Их и изображали как людей, но сильными, хорошо развитыми физически и с прекрасным лицом. Часто людей изображали обнажёнными, чтобы показать красоту гармонически развитого тела.

В 5 веке до н.э. великие скульпторы Мирон, Фидий и Поликлет, каждый по – своему, обновили искусство скульптуры и приблизили его к реальности. Молодые обнажённые атлеты Поликлета, например его “Дорифор”, опираются только на одну ногу, другая свободно оставлена. Таким образом можно было развернуть фигуру и создать ощущение движения. Но стоящим мраморным фигурам нельзя было придать более выразительные жесты или сложные позы: статуя могла потерять равновесие, а хрупкий мрамор – сломаться. Этих опасностей можно было избежать, если отливать фигуры из бронзы. Первым мастером сложных бронзовых отливок был Мирон – создатель знаменитого “Дискобола”.

 Природа и архитектура древней греции

Ника Самофракийская
автор неизвестен, ок.190 до н.э.
Лувр, Париж

 


Природа и архитектура древней греции

Венера Милосская
Агессандр(?),
120 до н.э.
Лувр, Париж

 Природа и архитектура древней греции

Лаокоон
Агессандр, Полидор, Афинодор, ок.40 до н.э.
Греция, Олимпия

 Природа и архитектура древней греции

Отдыхающий Гермес
Лисипп, IVв. до н. э.,
Нацональный музей, Неаполь

 Природа и архитектура древней греции

Раненая амазонка
Поликлет,
440 до н.э.
Нац. музей Рим

 Природа и архитектура древней греции

Геракл Фарнезский,
ок. 200 до н. э.,
Нац. музей
Неаполь

 Множество художественных достижений связано со славным именем Фидия: он руководил работами по украшению Парфенона фризами и фронтонными группами. Великолепны его бронзовая статуя Афины на Акрополе и 12 метровой высоты покрытая золотом и слоновой костью статуя Афины в Парфеноне, позднее бесследно исчезнувшая. Подобная судьба постигла сделанную из тех же материалов огромную статую Зевса, восседающего на троне, для храма в Олимпии – ещё одно из семи чудес древнего мира.

Как бы ни восхищали нас скульптуры, созданные греками в эпоху расцвета, в наши дни они могут показаться немного холодными. Правда, отсутствует оживлявшая их в своё время раскраска; но ещё более для нас чужды их равнодушные и похожие друг на друга лица. Действительно, греческие скульпторы той поры не пытались выразить на лицах статуй какие – либо чувства или переживания. Их целью было показать совершенную телесную красоту. Поэтому мы любуемся даже теми изваяниями – и их немало, – которые в течение веков были сильно повреждены: некоторые даже утратили голову.

Если в 5 веке до н.э. были созданы возвышенные и серьёзные образы, то в 4 веке до н.э. художники склонялись к выражению нежности и мягкости. Тепло и трепет жизни придал гладкой мраморной поверхности Пракситель в своих изваяниях обнажённых богов и богинь. Он также нашёл возможность разнообразить позы статуй, создавая равновесие с помощью соответствующих опор. Его Гермес, молодой посланец богов, опирается на ствол дерева.

В эпоху эллинизма в скульптуре усиливается тяга к пышности и преувеличениям. В одних произведениях показаны чрезмерные страсти, в других заметна излишняя близость к натуре. В это время начал прилежно копировать статуи прежних времён; благодаря копиям мы сегодня знаем многие памятники – либо безвозвратно погибшие, либо ещё не найденные. Мраморные изваяния, передававшие сильные чувства, создавал в 4 веке до н. э. Скопас.

В произведениях античных писателей можно прочесть о том, что в их времена процветала также живопись, но от росписей храмов и жилых домов почти ничего не сохранилось. Мы знаем также, что и в живописи художники стремились к возвышенной красоте.

Особое место в греческой живописи принадлежит росписям на вазах. В древнейших вазах на обнажённую красную поверхность наносили чёрным лаком силуэты людей и животных. На них процарапывали иглой очертания деталей – они проступали в виде тонкой красной линии. Но этот приём был неудобен и позднее стали оставлять фигуры красными, а промежутки между ними закрашивали чёрным. Так было удобнее прорисовывать детали – их делали на красном фоне чёрными линиями.

Центром античной греческой культуры стал Балканский полуостров. Здесь в результате вторжений и перемещений ахейских, дорийских, ионийских и других племен (получивших общее название эллины) складывается рабовладельческая форма хозяйства, укрепившая различные области экономики: ремесло, торговлю, земледелие.

Развитие экономических связей эллинского мира способствовало его политическому сплочению; предприимчивость мореходов, заселивших новые земли, благоприятствовала распространению греческой культуры, ее обновлению и совершенствованию, созданию различных местных школ в едином русле общеэллинской архитектуры.

В результате борьбы демоса (свободного населения городов) против родовой аристократии складываются государства – полисы, в управлении которыми принимают участие все граждане.

Демократическая форма правления способствовала развитию общественной жизни городов, формированию различных общественных учреждений, для которых строили залы собраний и пиров, здания совета старейшин и др. Их размещали на площади (агоре), где обсуждались важнейшие городские дела, совершались торговые сделки. Религиозным и политическим центром города был акрополь, расположенный на высоком холме и хорошо укрепленный. Здесь строили храмы наиболее почитаемых богов – покровителей города.

Агора в Ассосе

Источник: ogurcova-online.com

Дорический ордер

Дорический ордер, воплотивший художественные идеалы суровых и воинственных дорийских племен, получил особенно широкое распро­странение в архаической Греции. Его составные части:   колонна, состоящая из ствола, имеющего вертикальные желобки (каннелюры), и капители; антаблемент, включающий архитрав, фриз и карниз (рис. 32).

Капитель и антаблемент дориче­ского ордера

Рис. 32. Капитель и антаблемент дориче­ского ордера и его деревянный прототип.

База в дорическом ордере отсутствует, колонна ставилась не­посредственно на стилобат. Ствол ее делался кверху тоньше и имел легкую выпуклость—энтазис, что вместе с каннелюрами создавало впечатление напряженности конструкции, стройности колонны. Капитель, передающая вес антаблемента на колонны, также в художественной форме выражает идею борьбы с тяжестью и состоит из абаки — квадратной плиты, и эхина — сплюснутой круглой подушки.

В частях антаблемента сохранена Конструктивная логика деревянного прототипа дорического ордера.

В эпоху развитой архаики для строительства храмов применялся известняк, легко поддающийся отделке. Вырабатываются основные приемы каменной кладки, транспортировки и подъема блоков. Подогнанные друг к другу блоки укладывали насухо, скрепляли железными штырями и скобами с заливкой пазов свинцом. Принцип сборности требовал высокой точности обработки деталей, продуманной последовательности работ, внедрения в строительство стандартизации, системы пропорционирования и модулирования сооружений.

Большинство блоков доставлялось из каменоломен в готовом виде. Некоторые из них, например барабаны колонн, обрабатывали уже после сборки. После завершения кладки внешние поверхности тщательно от­делывали. Стены храмовых целл и фронтоны штукатурили для грунтовки поверхности под окраску. Древние греки любили украшать свои храмы яркой росписью, накладными металлическими деталями, монументальной скульптурой, рельефом. Фронтоны украшались сложными композициями на мифологические сюжеты. Колонны оставались неокрашенными.

Для перевозки блоков, особенно крупных архитравных балок, при­менялась окантовка их деревянными брусьями, образующими форму колеса. При монтаже для подъема блоков в них прорубались петле­образные пазы, в которые закладывались веревки подъемного механизма, использовались клинья-анкеры и другие приспособления.

Дорический ордер архаики отличается грузными формами, тяжело­весными пропорциями, сильно акцентированным сужением колонн под капителью, сочными, пластичными изгибами широкого эхина, наивным реализмом скульптур, несколько условных и статичных. Ведущим архитек­турным типом в это время был периптер.

Древнейшие из сохранившихся дорических сооружений греков — храмы на о. Сицилия (ансамбль в Селинунте, середина VI в. до н. э.) и в Посейдонии на юго-западном берегу Италии (храмы в Пестуме, середина VI в. до н. э.) — земледельческих колониях греков.

Ионический ордер

В эпоху расцвета средиземноморских колоний греков, основанных ионийскими племенами, вытесненными дорянами с Балкан, начинается, а точнее, продолжается формирование ионического ордера. В его формах соединились архитектурные традиции греческих переселенцев и народов, издавна населявших эти районы.

Колонна ионического ордера опирается на базу, ствол имеет кан­нелюры, разделенные тонкими ребрами. Капитель с завитками восходит своими формами к древнейшим растительным мотивам завершений колонн в архитектуре Эгейского мира.

Трехчастный, аналогично дорическому, антаблемент зрелого ионического ордера вначале не имел фриза, как и его деревянный предшественник. Введенный впоследствии фриз стал поясом, несущим декоративные и скульптурные украшения (рис. 33).

Капитель и антаблемент иониче­ского ордера

Рис. 33. Капитель и антаблемент иониче­ского ордера и его деревянный прототип.

Гигантский диптер, храм Артемиды в Эфесе (IV в. до н.э.) — одно из самых древних сооружений ионического ордера — перестроен в эпоху эллинизма (рис. 34). Его ордер еще не имел фриза, зато нижние барабаны колонн были отделаны скульптурным рельефом. Храм поста­вили на болотистом участке, считая, что мягкая почва послужит аморти­затором при землетрясениях. Но, чтобы здание не погрузилось в тряси­ну, под его основанием был вырыт глубокий котлован, который на­полнили смесью шерсти и древесного угля. Храм Артемиды причислялся к семи чудесам света.

В эпоху архаики складываются градостроительные принципы гре­ческого поселения, его общественного и религиозного центров в виде агоры и акрополя. Было завершено в основных чертах формирование греческого храма, отработаны конструкции и методы каменного строи­тельства, создана ордерная система. Заимствовавший структуру деревян­ной конструкции, каменный ордер утвердился как самостоятельная с конструктивной и художественной точек зрения тектоническая си­стема.

В начале V в. до н. э. греко-персидские войны заканчиваются победой Греции, закрепившей преиму­щества прогрессивного экономического уклада греков, более передового по сравнению с восточными деспотиями общественного устройства. Военно-политические и экономические успехи способствовали возвыше­нию и расцвету Афин, Спарты, Сиракуз.

В Греции получает развитие новая форма государственного устройст­ва — рабовладельческая демократия. Начинается новый подъем искусства, науки, философии, архитектуры. Идеалом греческой культуры этого периода становится образ воина—гражданина, всесторонне развитого  человека.

Города-колонии Малой Азии были ослаблены войнами и поэтому первая половина V в. до н. э. отмечена преобладанием в греческой архитектуре дорического ордера.

Периптер остается ведущей формой храма. Совершенствуются его планировочные решения, пропорциональные соотношения, отрабатываются наиболее выразительные сочетания пластики всего объема и декора­тивных деталей. Эффект величия достигался за счет соразмерности и уравновешенности частей здания.

Прекрасный пример раннеклассической архитектуры представляет не­большой храм Афины Афайи на о. Эгина, в ясных и гармоничных пропорциях которого воплотились патриотические идеи греков (храм был сооружен в честь победы над троянцами). Храм Зевса в Олимпии, несмотря на крупные размеры, также не вызывает ощущения тяжело­весности. Его пропорции доведены до классического совершенства. Масштабный строй этого храма и даже размеры его колонн приобрели значение нормы при возведении храмов последующего времени. В его интерьере была установлена статуя Зевса — главного бога греческого пантеона, — изваянная великим греческим скульптором Фидием. Фронтоны и фризы целлы были украшены рельефами и скульптурой.

В период классики утверждается канонический тип храма: по числу колонн, пропорциям, архитектурной образности. Отношение количества колонн на торцовом и боковом фасадах, определяющее, по существу, габариты плана, устанавливалось по формуле: nx(2n+1), где n — число колонн торцового фасада, причем число это всегда принималось четным.

Модульная система размерностей — важнейшее достижение греческой архитектуры — была выработана для решения задач художественной выразительности и удобства заготовки элементов здания.

Но стандартизация элементов зданий не привела греческую архитек­туру к сухости и однообразию.

Греки умели корректировать зрительные иллюзии, порождаемые четкой ортогональностью зданий. Кроме энтазиса колонн, легкие выпуклости (курватуры) придавались горизонтальным частям—антаблементу и стило­бату, регулировались наклон колонн и расстояния между ними, что, кстати, повышало сейсмостойкость здания. Своего высшего расцвета греческая архитектура достигла в «Золотой век» Перикла — вождя афинской демокра­тии. Афины становятся центром греческой культуры.

Расположенные недалеко от моря, Афины были связаны дорогой с Пиреем — гаванью города. Дорога и сам город были окружены кре­постными стенами. В Афинах действовали водопровод, система канали­зации.

Афинский акрополь

Афинский акрополь представляет одно из наиболее цельных и гармо­ничных произведений греческой архитектуры (рис. 35). Он расположен на высокой скале Пиргос, имеющей длину 300 м и ширину в средней части около 150 м. Храмами акрополя утверждалась идея военно-полити­ческой и культурной гегемонии Афин. Использованием в храмах дорического и ионического ордеров демонстрировалось единство греческих полисов. Процессии, устраивавшиеся раз в четыре года на акрополе, определяли композиционное построение ансамбля с постановкой храмов, учитывающей наилучший ракурс восприятия с установленной трассы движения процессии.

Афинский акрополь. V в до н. э. Общий вид

Рис. 35. Афинский акрополь. V в до н. э. Общий вид: 1– пропилеи; 2 – храм Нике Аптерос; 3 – Парфенон; 4  – Эрехтейон

Ансамбль открывается Пропилеями большим портиком с пятью проходами (421 г. до н. э.). Фасады Пропилеи решены в дорическом ордере, центральный проход окружают ионические колонны.

К входной группе акрополя относятся также т. н. Пинакотека (место экспозиции живописных произведений) и небольшой ионический амфипростиль Нике Аптерос — храм «Бескрылой победы», организованные в асим­метричную, но уравновешенную композицию. За Пропилеями была поставлена величественная статуя Афины-Воитель­ницы, выполненная Фидием. Центральное сооружение акрополя — Парфенон (храм Афины) построен архитекторами Иктином и Калликратом в 432 г. до н. э. (рис. 36).

Храм Парфенон в Афинском акрополе

Рис. 36. Храм Парфенон в Афинском акрополе. 432 г. до н. э. Фасад,   план.

Закон­ченность и совершенство пропорций Парфенона, простота и выразитель­ность его форм, органичное слияние конструктивных и художественных начал представляют творческий итог и вершину классической древнегре­ческой архитектуры. Самое крупное здание акрополя, дорический периптер Парфенона, имеет композицию, совместившую в себе дорические и иони­ческие традиции. Его целла разделялась глухой стеной на помещение святилища с хризоэлефантинной (из слоновой кости и золота) статуей Афины, окруженной двухъярусной галереей дорического ордера, и сокро­вищницей, где хранилась казна Морского союза греческих городов, во главе которого стояли Афины. Колонны сокровищницы были, по-видимому, ионическими. Скульптурный фриз длиной 160 м, опоясывающий стену целлы снаружи, также свидетельствует о наличии ионических мотивов в архитектуре Парфенона.

Идейная значимость Парфенона в качестве главного храма Греции и как воплощение политической победы демократии над родовой аристокра­тией подчеркивалась и тематикой скульптурных композиций его фронтонов. На западном была изображена сцена спора Афины—богини, особенно почи­тавшейся демосом, с Посейдоном—богом морей и «потрясателем земли», покровителем родовой знати, за владычество над Аттикой (областью, принадле­жавшей Афинам); на восточном—миф о рождении Афины из головы самого Зевса.

В дорическом ордере классической эпохи произошли изменения: формы его становятся более стройными, сухими. В его пропорциях и изяществе декоративной отделки все заметнее влияние ионического ордера.

Ионический храм Эрехтейон был построен в том месте акрополя, где, по преданию, и произошел спор Афины и Посейдона; он посвящен этим богам. Его строители должны были учитывать рельеф участка, северо­западная часть которого почти на 3 м ниже основного уровня. Храм асимметричен, что встречается очень редко в практике культового древне­греческого строительства; в его южном портике вместо колонн на высокий парапет поставлены фигуры кариатид (рис. 37).

Храм Эрехтейон в Афинском акророле

 

Рис. 37. Храм Эрехтейон в Афинском акророле. 407 г. до н. э. Вид портика кариатид, план.

Несмотря на сложность пространственного решения, все части храма гармонично уравновешены и представляют законченный ансамбль. Лишенный героического пафоса, присущего рядом стоящему Парфенону, Эрехтейон иллюстрирует другую сторону достижений греческой архитектуры: утонченность и изящество композиции, глубокую человечность масштаба, великолепное сочетание целого и деталей.

Расцвет Греции нашел отражение в быстром росте городов метрополии (Балканского полуострова) и особенно колоний. Ускоренные темпы планомерного создания городов пробудили интерес к теории градостроитель­ства, вызвали необходимость в разработке принципов регулярной плани­ровки. Изобретение регулярного города приписывается Гипподаму — архитектору из Милета, хотя элементы «гипподамовой» системы греческого градостроительства сформировались уже в эпоху стихийной колонизации УШ-УИ вв. до н. э.

Один из ранних примеров гипподамовой системы в .греческом градо­строительстве дает планировка Олинфа (V—IV вв. до н. э.) — города в Маке­донии. Стандартные по размерам кварталы Олинфа (100 Х 40 м) разделялись пополам проходом, в котором были устроены перекрытые плитами траншеи канализации. Обе части квартала делились каждая на пять дворов, застроен­ных по периметру. Перистильная схема планировки жилых домов, когда все помещения раскрываются во внутренний дворик через окружающие его галереи, типична для Олинфа. Жилища возводились из недолговечных материалов: стены—из сырца на каменном фундаменте; перекрытия, лестницы, опоры террас и входного портика были деревянными. Кровля выстилалась черепицей, полы в основном оставались земляными. В богатых домах иногда мостили полы каменными плитами, украшали мозаикой. Стены штукатурились и расписывались фресками. Перистильный тип дома, естественно сформировавшийся в соответствии с климатическими усло­виями Средиземноморья, народными бытовыми и строительными тради­циями, получил широкое распространение во всем эллинском мире.

Городская площадь—агора, имевшая первоначально торговое назна­чение, приобретает с развитием общественной жизни греческого полиса многообразные функции, становится политическим центром города. К пло­щади примыкали культовые и общественные сооружения: святилища и алтари, залы общественных собраний, театры, пинакотеки, гимнасии, палестры (спортивные школы). Ближе к окраинам города размещались стадионы и ип­подромы. Крупнейшим общественным зданием V в. до н. э. был Телестерионв Элевсине, построенный Иктином. Огромный зал его размером 50Х45 м перекрывался деревянными конструкциями, что позволило широко рас­ставить колонны интерьера и создать нормальные условия видимости.

Греческие театры зарождаются как праздничные игры, посвященные богу Дионису. Представления разворачивались на площадке у подножия холма, на склоне которого располагались зрители. Традиционные места представлений впоследствии благоустраивались.

Основные планировочные элементы театра: орхестра — круглая пло­щадка для выступлений хора; скена —помещение для переодевания актеров; театрон — места для зрителей, окружавшие орхестру. Крупнейшие театры вмещали до 50 тыс. зрителей, а диаметр театрона достигал 140 м. Для улучшения эвакуации зрителей ряды мест разделялись радиальными и коль­цевыми проходами.

С развитием греческой драматургии наиболее частым реформам под­вергалось устройство скены, которая из легкой палатки превращается в двухэтажное здание, служившее фоном действию, его постоянной декора­цией. С выделением основной сюжетной линии в представлении игра главных действующих лиц переносится на проскениум — пристройку перед скеной в виде высокой площадки (рис. 38).

Театр в Сегесте

Рис. 38. Театр в Сегесте. Вид на скену эллинистического периода.

Каждый греческий город имел театральные сооружения. Наиболее известны театр в Эпидавре и театр Диониса в Афинах.

К концу V в. до н. э. углубляются противоречия в рабовладельческом обществе Греции. Ожесточенная классовая борьба, восстания рабов, войны между отдельными полисами расшатывают основы экономического и поли­тического союза греков. Греческая архитектура IV в. до н. э. утрачивает высокие гражданские идеалы, единство стиля, присущее централизованной державе. Экономические возможности отдельных полисов не позволяют возводить крупные, значительные сооружения. Тем не менее предприни­мается реконструкция сгоревшего храма Артемиды в Эфесе. Еще сохра­няется общеэллинское значение святилищ в Дельфах, Олимпии, Эпидавре, которые продолжают застраиваться мелкими храмами, алтарями, памят­никами.

Усиливаются декоративные тенденции, проявляются значительные откло­нения в трактовке ордеров, В архитектуре мемориальных памятников используется коринфский ордер. Художественный образ пышной капители этого ордера заимствован, по легенде, от корзины, сквозь которую пророс­ли листья кустарника аканта.

Устранение афинской гегемонии на Средиземном море благоприят­ствует процветанию рабовладельческих монархий Малой Азии. Здесь в IV в. до н. э. создаются оригинальные образцы архитектуры, отразившей и угасающие греческие традиции, и стремление воспользоваться приемами восточных строителей.

В Галикарнасе в середине IV в. до н. э. для карийского правителя Мавсола строится гробница, названная его именем Мавсолей. От него сохранились лишь архитектурные детали и статуя самого Мавсола, по которым разработано несколько вариантов реконструкции. По одному из них на высоком цокольном этаже здания располагался ионический храм, завершенный ступенчатой пирамидой и скульптурной группой, изобра­жающей Мавсола и его жену Артемисию, стоящих в парадной колеснице (рис. 39). Здание было облицовано мрамором, богато украшено скуль­птурой, рельефными фризами.

Мавзолей в Галикарнасе

Рис. 39. Мавзолей в Галикарнасе. Середина IV в. до н. э.

Разрозненные города-государства Греции IV в. до н. э, были завоеваны македонским царем Филиппом, а в 332 г. до н. э. его сын Александр предпринимает ряд дальних походов и создает огромную державу, распавшуюся после его смерти на несколько эллинистических государств на обширной территории от Балкан до Индии, от Черноморья до Египта.

В зависимости от устойчивости местных традиций эллинистическая культура оказала разное по силе влияние в захваченных странах и сама претерпела значительные изменения.

С продвижением македонян и колонизацией новых земель возводились новые города, расширялись и реконструировались старые. Эти работы носили широкий масштаб, были государственным делом и проводились в сжатые сроки. На смену стихийному развитию города пришла регулярная застройка с четким выделением общественных и религиозных центров, главных маги­стралей.

Гипподамова система была применена при реконструкции Милета и строительстве Приемы, заменившей город Гелину, разрушенную землетря­сением и смытую наводнением.

Приена(IV—II вв. до н. э.) располагалась на крутом склоне горы недалеко от моря и примыкала с юга к скале акрополя. Ее продольные улицы имели широтную ориентацию, поперечные пересекали склон и в боль­шинстве случаев представляли собой лестницы. Живописность такой пла­нировки не скрывает, однако, недостатков применения в подобных усло­виях абстрактно геометрического трассирования магистралей, не характер­ного в целом для греческой архитектуры, сооружения которой возводились в гармонии с природой и градостроительный замысел исходил из условий рельефа.

Милет(рис. 40) получил новую регулярную планировку в эпоху эллиниз­ма. Расположенный на изрезанном бухтами полуострове, город огражден со стороны материка изломанной в плане линией стен. Торговый характер города определил тяготение центра к гавани, насыщенность его портовыми сооружениями. Здания общественного назначения объединялись здесь стоями ионического ордера. С юга к главной площади примыкал Большой рынок размером 162×116 м, окруженный дорическим портиком, за которым с юго-востока и юго-запада располагались торговые и складские помещения. Обе площади, завершенные уже при римлянах, композиционно связывались зданием Булевтерия. Он имел зал, вмещавший 1500 человек и предназначался для заседаний совета города. Культурный центр Милета к западу от Большого рынка включал театр, гимнасий и стадион, живописно расположенные вокруг бухты. Жилые кварталы деловой части города более мелки.

Город Милет. II в. до н. э. План

Рис. 40. Город Милет. II в. до н. э. План.

В некоторых городах сохранялась подчиненная рельефу планировка центральных частей, сложившихся еще в эпохи архаики и классики. В Пергаме сооружения акрополя живописно развернуты на концентрических террасах, ниспадающих к морю гак, что центром композиции, ее ключом, стал театр на 14 тыс. зрителей.

Простота и монументальность классики сменяются динамизмом, размельченностью, богатством деталей, игрой света и тени, активным использова­нием перепадов высот в качестве дополнительных средств достижения выразительности архитектуры. Идея обобщения застройки площадей пери-стильными колоннадами проникает и в культовую архитектуру. Святилище Афины в Пергаме представляет обширную площадь, окруженную с трех сторон двухъярусной стоей; южнее святилища располагался алтарь Зевса, также решенный в виде ионического перистиля. Цоколь алтаря обработан скульптурным фризом общей длиной 120 м, изображающим борьбу богов с гигантами (рис. 41). Динамичная, эмоционально напряженная композиция скульптурных групп алтаря характеризует общую направленность искусства эллинистической эпохи, его склонность к психологической характеристике, изображению грандиозных и драматичных событий.

Алтарь Зевса в Пергаме. 180 г. до н. э.

Рис. 41. Алтарь Зевса в Пергаме. 180 г. до н. э. Общий вид, план.

В использовании ордеров уже не придерживались канонических схем. Ордер сохраняет значение основной конструктивно-художественной сис­темы, но приобретает более богатые декоративные формы. В сочетаниях ордеров по вертикали (в стоях) придерживаются принципа тектонической последовательности: монументальный дорический—внизу, легкий иониче­ский—на втором ярусе. В объемно-планировочных решениях фасад укра­шается дорическим или ионическим ордером, в интерьер вводятся изящные коринфские колонны. Излюбленным становится ионический ордер.

Широкое распространение эллинистической культуры и включение в сфе­ру ее влияния стран, где до этого развивались местные традиции, вызывает новые, смешанные явления в архитектуре, что приводит к обратному воз­действию на сложившиеся формы греческой архитектуры объемно-плани­ровочных принципов архитектуры Малой Азии и Египта.

Перистильный тип жилого дома окончательно утверждается в эллинисти­ческих областях. По-прежнему сохраняется изолированность жилища от внешней среды. Богатые дома имели бассейны, щедро украшенные рос­писью, мозаикой, скульптурой интерьеры. В озелененном дворе устраива­лись уютные места для отдыха, фонтаны.

Греки строили хорошо оборудованные гавани, маяки. История сохра­нила описания гигантских маяков на о. Родос и на о. Фарос в Алек­сандрии.

Родосский маяк представлял собой огромную статую из меди, изобра­жавшую Гелиоса — бога Солнца и покровителя острова (рис. 42) — с заж­женным факелом, указывающего вход в гавань. Статуя была сооружена родосцами ок. 235 г. до н. э. в честь своих военных побед. От нее не сохра­нилось ничего; неизвестно даже, какой она была высоты. Греческий историк Филон называет цифру «семьдесят локтей», т. е. около 40 м.

Стагуя-маяк на о. Ро­дос. III в. до н. э.

Рис. 42.Стагуя-маяк на о. Ро­дос. III в. до н. э. Рекон­струкция общего вида.

Республиканский строй Родоса способствовал необычайному расцвету искусства. Чтобы судить о родосской скульптурной школе, достаточно упомянуть всемирно известное произведение «Лаокоон».

Александрия — столица эллинистического Египта, части основанной Александром Македонским державы. В конце IV в. до н. э. здесь органи­зуется крупнейший научный центр — Мусейон, где работали видные греческие ученые: математик Евклид (III в. до н. э.), астроном Клавдий Птоломей (II в.), врачи, писатели, философы, художники. При Мусейоне была создана знаменитая Александрийская библиотека. Город стоял на трассах торговли греков с восточными странами: он располагал крупными портовыми соору­жениями, удобными бухтами.

На северной оконечности о. Фарос, образующего защищенную гавань перед городом, в конце III в. до н. э. был сооружен маяк в виде высокой многоярусной башни с павильоном, где постоянно поддерживался яркий огонь. По сведениям историков, его высота равнялась 150—180 м (Ф1—8).

В эпоху эллинизма греческая культура проникает в самые отдален­ные уголки цивилизованного мира. Культурному обмену способствовали обширные завоевания Александра Македонского. «Высочайший внутрен­ний расцвет Греции совпал с эпохой Перинла, высочайший внешний расцвет — с эпохой Александра», — писал К. Маркс.

Архитектура Древней Греции на долгое время определила направлен­ность развития архитектуры мира. В зодчестве редкой страны не исполь­зовались общие тектонические принципы ордерных систем, разработанных греками, деталей и декора греческих храмов.

Жизнеспособность принципов древнегреческой архитектуры объясняется прежде всего ее гуманизмом, глубокой продуманностью в целом и деталях, предельной ясностью форм и композиций.

Греками была блестяще решена задача перехода чисто технических конструктивных проблем архитектуры к художественным. Единство худо­жественного и конструктивного содержания было доведено до высот совершенства в различных ордерных системах.

Произведения греческой архитектуры отличаются удивительно гармонич­ным сочетанием с природным окружением. Сделан большой вклад в теорию и практику градостроительства, в формирование среды жилого дома, в систему инженерного обслуживания городов. Разработаны основы стан­дартизации и модульности в строительстве, развитые зодчеством последу­ющих эпох.

Ткачев В. Н. История архитектуры. – М.: Высшая школа, 1987.

Источник: www.ckofr.com

Архитектура Древней Греции

Кто-то из великих сказал :»Архитектура — это застывшая музыка .»
Древняя Греция — колыбель европейской культуры и искусств. При взгляде на художественные шедевры той далекой эпохи сквозь века мы слышим торжественно-гимническую музыку красоты и величия человека созидателя ,уподобившего себя олимпийским богам.

Архитектура

Архитектура в Древней Греции развивалась быстро и многосторонне. В растущих греческих городах создаются каменные жилые здания, укрепления, портовые сооружения, но самое важное и новое появилось не в жилых и хозяйственных постройках, а в каменных общественных зданиях. Именно здесь, и прежде всего в архитектуре храмов, сложились классические греческие архитектурные ордера.

Прямоугольное в плане, строгое и величественное сооружение, возвышающееся на трех ступенях цоколя, обнесенное строгой колоннадой и покрытое двускатной кровлей, — вот что всплывает в памяти, как только мы произносим слова «архитектура Древней Греции.» И действительно, построенный по правилам ордера

греческий храм был самой значительной постройкой в городе и по своему назначению, и по тому месту, какое занимала его архитектура во всем ансамбле города. Ордерный храм царил над городом; он господствовал над пейзажем в тех случаях, когда храмы сооружались в каких-либо других важных местностях, например, считавшихся у греков священными. Потому что ордерный храм был своего рода вершиной в греческой архитектуре, и потому что он оказал огромнейшее воздействие на последующую историю мировой архитектуры, мы обратились именно к особенностям ордерных построек, пожертвовав многими другими видами и направлениями архитектуры и строительства Древней Греции. Итак, запомним сразу — ордер в Древней Греции принадлежал не массовой архитектуре, а архитектуре, имеющей исключительное значение, обладающей важным идейным смыслом и связанной с духовной жизнью общества.

Ордера и их происхождение

В древнегреческом ордере существует ясный и стройный порядок, согласно которому сочетаются друг с другом три основные части постройки — основание, колонны и перекрытие. Дорическому ордеру (возник в начале VII в. до н.э.) с его мощными пропорциями свойственны колонна, рассеченная желобками-каннелюрами, сходящимися под острым углом, стоящая без базы и завершенная простой капителью, архитрав в виде ровной балки и фриз из чередующихся триглифов и метоп. Ионический ордер (сложился в середине VI в. до н.э.) отличается стройной колонной, стоящей на базе и завершенной капителью с двумя завитками-волютами, трехчастным архитравом и лентообразным фризом; каннелюры здесь разделены плоской дорожкой.

Коринфский ордер похож на ионический, но отличается от него сложной капителью, украшенной растительными узорами (самая древняя коринфская колонна известна в храме Аполлона в Бассах, ныне — Вассе в Пелопоннесе, сооруженном около 430 года до н.э. знаменитым зодчим Иктином). Эолийский ордер (известен по нескольким постройкам VII в. до н.э. — в Неандрии в Малой Азии, в Ларисе, на острове Лесбос) имеет тонкую гладкую колонну, стоящую на базе и завершенную капителью, большие волюты и лепестки которой воспроизводят растительные мотивы.

Происхождение древнегреческого ордера и его особенности изучены весьма обстоятельно. Не подлежит сомнению, что его источником являются деревянные, укрепленные на постаменте столбы, которые несут на себе перекрывающие их деревянные балки. Двускатная крыша каменных храмов повторяет стропильную деревянную конструкцию. В форме перекрытий, в деталях дорического ордера можно усмотреть их происхождение от построек из крупного леса. В более легком ионическом ордере сказались приемы сооружения кровли из мелких бревен. В капители эолийского ордера проявляется местный строительный прием, согласно которому балки укладывались на развилку ветвей древесного ствола. В Древней Греции быстро сложился и строго упорядоченный план храма, сооружавшегося по правилам ордеров. Это был храм-периптер, то есть храм, обнесенный со всех сторон колоннадой, внутри которого за стенами находилось святилище (целла). Происхождеие периптера можно проследить начиная от построек, близких древнейшим мегаронам. Наиболее близок мегарону храм «в антах», то есть храм, где на торцевой стороне выступают концы стен, между которыми помещаются колонны. Далее следуют простиль с портиком на фасаде, амфипростиль с двумя портиками на противоположных сторонах и, наконец, периптер. Разумеется, это лишь схема исторического развития: в Греции нередко одновременно сооружались храмы разных типов. Но так или иначе древнейшим образцом послужила жилая постройка-мегарон, а в VII в. до н.э. появились храмы-периптеры (храм Аполлона Термиоса, иначе Фермосе, храм Геры в Олимпии и др.). В храмах этого времени еще применялись кирпич-сырец и деревянные колонны, которые со временем заменялись каменными.

Вместе с созданием каменных конструкций древние зодчие «из области шатких и неустойчивых глазомерных расчетов доработались до установления прочных законов «симметрии» или соразмерности составных частей здания». Так писал об этом римский архитектор I в. до н.э. Витрувий, автор единственного полностью сохранившегося античного трактата о зодчестве, по которому мы можем достоверно судить о взглядах той эпохи на архитектуру. Разумеется, с учетом того, что ордера сложились за шестьсот лет до появления на свет этого трактата. Все эти «прочные законы» закрепились в каменном зодчестве Древней Греции на века, а если считать те эпохи, когда в архитектуре снова возрождался ордер, — то и на тысячелетия.

В этих законах и в приемах их использования, в сочетании правила и творчества, числа и поэтической фантазии, «порядка» и его»нарушения», присущих греческой архитектуре, нам и предстоит разобраться.

Геометрия, пластика, цвет

Прежде всего надо сразу же освободиться от въевшихся в память гимназических предрассудков, по которым ордерный храм будто бы представляет собой до миллиметра геометрически правильное сооружение, сложенное из белого мрамора, очерченное прямыми линиями. Его красота будто бы заключается в идеальной бесцветной чистоте и безупречности, подобной идеальной дистиллированной воде,абсолютно чистой, но безвкусной. Будто бы красоту ордера составляет гармония идеальных, абстрактных чисел и можно составить цифровую таблицу пропорций и  масштабов ордерной постройки, а потом отштамповывать по ней вечно прекрасные произведения. Такое представление удобно для педанта; это сущий рай для догматика. Но живому человеку оно отвратительно, и он готов принять любое варварское сооружение, лишь бы оно несло в себе чувство и выразительность, и противопоставить его постройкам, воздвигнутым по всем этим казенным мертворожденным правилам.

Давным-давно заброшенные, полуразрушенные и разграбленные, веками омывавшиеся дождями греческие храмы потеряли многое из своего живого облика. Обнажился их геометрический мраморный костяк. На самом же деле их облик был совсем иной, чем можно представить себе по фотографиям сохранившихся руин. По углам фронтона помещались резные каменные украшения-антефиксы, подобные живой поросли, пробивающейся на каменных плитах. В древнейших деревянных храмах антефиксы были керамическими. Таким образом, очертания храма вовсе не были геометрическими, составленными из прямых линий. Скульптурой были насыщены и другие части храма. На фронтоне размещались статуи. Рельефами украшали прямоугольные метопы в дорических и фриз в храмах иони-ческого ордера. Изображения людей и мифологических существ самими своими «негеометрическими» формами придавали храму живую, пластическую выразительность. А если учесть, что эти фигуры изображались в движении, то будет легко представить себе, насколько более богатым, многообразным был облик храма по сравнению с тем, что можно было создать с помощью только архитектурных средств. Скульптурное убранство храма было естественно и прочно связано с его архитектурой, которая сама создавала поля, предназначенные для скульптуры: фронтон, полосу фриза, прямоугольники метоп. Собственно архитектурная форма прямо переходила в орнаментальный мотив или в скульптурное изображение. В дорическом ордере (в древнейших зданиях из дерева и сырца) метопа была плитой,входившей в конструкцию, и одновременно рельефом с изображением какой-либо сцены. Водосток завершался львиной головой; плитки-калиптеры, покрывавшие швы, образованные мраморной «черепицей» крыши, завершались маленькими резными антификсами. А что представляют собой триглифы или находящиеся под нависающим карнизом плитки-мутулы с цилиндрическими каплями-гуттами? Орнамент, изображение когда-то существовавших деревянных конструкций, архитектурно-строительную деталь? В чистом виде — ни то и ни другое, а вернее, все это вместе.

В ионическом ордере мы найдем еще большую связь, более широкое и естественное перетекание архитектуры в скульптуру и в орнамент. База колонны здесь украшается растительным орнаментом, сочетающимся со сложными и пластичными валами и выкружками. Ионическая капитель — это единый сплав изобразительных, орнаментальных и архитектурно-конструктивных начал. На блоках антаблемента высекаются узоры и изображения и т.д. Подобно стволу дерева, несущему на себе живую, подвижную крону, геометрическая основа ордера расцвечена в греческом храме живым скульптурным изображением и орнаментальным узором. Но это еще не все. Греческий храм действительно был разноцветным! Не идеальная и очищенная белизна мрамора приподнимала его над жизнью города и природы, а, напротив, праздничная яркость цвета, полная шумного человеческого темперамента,выделяла храм среди однообразной и одноцветной жилой застройки или на фоне мягких и светлых по цвету гор, окутанных удивительным прозрачно-серебристым воздухом Греции. Храм раскрашивался в синий и красный цвета. Окраска наносилась не сплошь. Естественный цвет мрамора тоже участвовал в расцветке храма: колонны и каменные балки архитрава оставались не закрашенными. Но, напротив, в дорической колонне красным цветом помечались опоясывающие ее верхнюю часть врезы и рельефные полоски-ремешки. Тем же цветом окрашивались нижние поверхности нависающих карнизов. Вообще красной краской покрывались главным образом горизонтальные части храма. Триглифы и мутулы окрашивались в синий цвет, а метопы, вернее, их фон, на котором выступает рельефное изображение, — в красный. Поле фронтона (тимпан) также окрашивалось в интенсивный красный или синий цвет. На этом фоне отчетливо выступали статуи, в свою очередь окрашенные тоже. Кроме того, применялись и другие краски, а также позолота, которой покрывались отдельные детали. Здесь справляла праздник рука мастера, украшавшего свое изделие,радовавшегося многоцветности мира и своих чувств. Добавим к этому и умение зодчих выбрать камень необходимого цвета: голубовато-серый мрамор для храма бога морских стихий Посейдона (сооруженного в 3-й четверти V в. до н.э. на мысе Сунион недалеко от Афин) или мрамор теплых, словно бы живых, человеческих тонов для Парфенона, украшавшего собой афинский Акрополь. Что же касается древнейших ордерных храмов, сооруженных из дерева, там богато раскрашивались детали, украшения и скульптура, выполненные из керамики.

Здания и город

В эпоху архаики складывается тип древнегреческого города. Определяются основные его части. Центрами общественной жизни города и его архитектурного ансамбля становятся укрепленный холм — акрополь, где сооружаются храмы, и агора — торговая площадь. Разумеется, не во всех городах был холм, где строились храмы. Но во многих случаях города разрастались именно вокруг таких холмов. В архитектуре греческих городов, в соотношении массовых жилых построек с архитектурой центров общественной жизни наиболее наглядно раскрываются свойственные ей представления об обществе, о человеческой личности и коллективе.Нас, естественно, будет интересовать здесь то, как все эти представления воплощались в художественном образе городской архитектуры и какие идейно-художественные свойства архитектурного ансамбля греческого города были ими порождены.Итак, в общественном центре города создавались крупные ордерные постройки — прежде всего храмы. Они служили всему свободному населению города-государства, создавались на его средства и его руками, были частью его общественной жизни, запечатленным в камне оттиском с общих представлений о мироздании.

Разумеется,представлений культовых, мифологических. Всеми этими свойствами такой храм резко отличается от главных построек микенских городов — то есть от царских дворцов. Какой бы значительной ни была общественная роль правителя в жизни микенского города, все же это была роль единственного царя, и дворец был жилищем правителя. Храм же олицетворял собой некую силу, перед которой даже царь или тиран выглядел одним из сограждан полиса. Этот общественный и гражданственный смысл и приобретал художественно-архитектурный образ греческого ордерного храма, сооруженного на городской площади или на возвышающемся над городом акрополе. Весь смысл общественных зданий, их значение как художественного, идеологического явления можно представить себе, восстановив облик древнегреческого города. Надо сказать, что эта задача нелегкая и, более того, не вполне осуществимая. Мраморные храмы сохранились хотя бы частично. Многие из них удалось восстановить, собрав разбросанные вокруг фундаментов каменные блоки. Что же касается жилых и хозяйственных построек в городах, то подавляющее большинство их безвозвратно утрачено. На месте старых домов возникали новые. Кому могло прийти в голову веками сберегать обычный, рядовой дом? Только случай помогает здесь исследователям архитектуры. И вот — исторический парадокс! Таким случаем, сберегающим обычные, массовые постройки города, чаще всего оказывается внезапно разразившаяся разрушительная катастрофа. После извержения Везувия в Италии остались под пеплом и лавой древние города, словно бы законсервированные в момент, когда остановилась их жизнь. Город Олинф на полуострове Халкидика был в 348 году до н.э. захвачен и полностью разрушен македонским царем Филиппом II.Развалины города были заброшены и сохранились, по существу, в нетронутом виде. Живой город, напротив, стирает от века к веку старые постройки. Новая жизнь буквально выжигает собой остатки прошлого. А в греческом городе тому были особенные причины. Жилой дом, как это показывают раскопки в Олинфе и находки в других местах, зачастю строился из сырца. Такой дом легко мог быть разрушен без остатка. Понятно, что самой прочной частью дома был пол: его-то и украшали наиболее богато и тщательно, например, мозаикой, выложенной из разноцветных камней. Обычно это был дом с внутренним двориком, в который открывались жилые помещения. На улицу такой дом выходит глухими стенами. Один дом примыкал к другому, и вся улица жилого района обрамлялась стенами. В старых городах, которые разрослись до середины V в. до н.э., жилые районы представляли собой целую россыпь таких построек, рассеченных узкими, кривыми улочками. С середины V в. до н.э. начала внедряться регулярная планировка: улицы стали прокладываться строгим шахматным порядком. Но многие города, и прежде всего Афины, сохраняли свой старый облик и позже. Не трудно представить себе, хотя бы в самых общих чертах, как соотносились друг с другом в древнегреческом городе непрочный сырцовый дом и мраморный храм. Низкая постройка из дешевых материалов — и могучий, возвышающийся над городом храм; замкнутая стенами ячейка дома на узкой улочке, где роится домашний быт грека, — и открытая галерея портика, выходящего на просторную площадь; или колоннада храма, увенчивающего собой акрополь, — и театр под открытым небом, на скамьях которого размещались тысячи и десятки тысяч человек. Разное назначение и разные меры лежат в основе этих построек. С одной стороны — отдельный человек и его частный быт, с другой — общественная жизнь всего города-государства, в которой принимает участие весь демос — то есть свободные граждане (рабы, разумеется, в расчет не принимались)…

…Выше уже шла речь о стадионах и театрах. Оба эти типа построек — едва ли не самое замечательное, что было создано в Древней Греции. Архитектура их поражает своей исключительной целесообразностью. Нет лучшего здания для массовых зрелищ,чем классический амфитеатр со сценической площадкой в центре. Существуя и поныне, традиция сохранять прямоугольные зрительные залы — результат предрассудка, косной неспособности расстаться с примером, возникшим несколько веков назад, когда под театр приспосабливали обычный дворцовый зал, использовали случайно подысканный сарай или конюшню. Созданный в античной Греции тип стадиона послужил основой для древних стадионов и цирков, для стадионов нашего времени. Архитектурная форма театров и стадионов определила их прямое функциональное назначение, стремление создать удобные площадки для состязаний и представлений и вместительные скамьи для многотысячной массы народа. Поэтому колоннады и иные ордерные мотивы не играют в архитектуре театров и стадионов значительной роли.Иначе обстояло дело в тех общественных сооружениях, которые создавали особую идейно-художественную среду в религиозно-политическом (акрополь) и государственно-хозяйственном (агора) центрах города. Здесь и оказывается необходимой ордерная архитектура, художественно выражающая общественные представления. Агора в Афинах украшается храмами и длинными портиками-стоями с открытыми колоннадами (храм Ареса, храм Гефестейон, стоя Зевса, стоя Пойкиле — все в V в. до н.э.; во II в. до н.э. здесь сооружаются средние и южная стои). От площади агоры, окаймленной стоями, шла на холм Акрополя дорога священных процессий, по которой раз в год в день праздника в честь Афины поднималась вверх многолюдная процессия. Главные события празднеств происходили на Акрополе. Он и венчал собой ансамбль города и был подлинным центром общественной жизни всей страны…

Источник: www.examen.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.