Греки приазовья фамилии


Александр Франгуланди

1991 г.

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА 

БИБЛИОТЕКА
А: Айзатуллин, Аксаков, Алданов…
Б: Бажанов, Базарный, Базили…
В: Васильев, Введенский, Вернадский…
Г: Гавриил, Галактионова, Ганин, Гапон…
Д: Давыдов, Дан, Данилевский, Дебольский…
Е, Ё: Елизарова, Ермолов, Ермушин…
Ж: Жид, Жуков, Журавель…
З: Зазубрин, Зензинов, Земсков…
И: Иванов, Иванов-Разумник, Иванюк, Ильин…
К: Карамзин, К.

230;
Т: Тарасов, Тарнава, Тартаковский, Татищев…
У: Уваров, Усманов, Успенский, Устрялов, Уткин…
Ф: Федоров, Фейхтвангер, Финкер, Флоренский…
Х: Хилльгрубер, Хлобустов, Хрущев…
Ц: Царегородцев, Церетели, Цеткин, Цундел…
Ч: Чемберлен, Чернов, Чижов…
Ш, Щ: Шамбаров, Шаповлов, Швед…
Э: Энгельс…
Ю: Юнгер, Юсупов…
Я: Яковлев, Якуб, Яременко…

Родственные проекты:
ХРОНОС
ФОРУМ
ИЗМЫ
ДО 1917 ГОДА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПОНЯТИЯ И КАТЕГОРИИ
Реклама:

Александр Франгуланди

Греки-понтийцы: дорога длиной в 2,5 тысячи лет


Раздел 2. КРЫМСКИЕ ГРЕКИ

Глава 3. Крымские и азовские греки

В настоящее время крымскими греками называют то греческое (или, скорее, христианское) население, которое сложилось в Крыму после присоединения его к России, т.е. фактически, именуют по месту их жительства. Но это греческое население, как мы отмечали, складывалось из разных потоков. Можно выделить здесь три основных начала: I) греки — потомки жителей черноморских древнегреческих государств Крыма, а также православные потомки готов, алан и других насельников Крыма; 2) греки, прибывшие из европейских областей Византии, подпавших под власть турок (Константинополь, Болгария, Румыния, материковая Греция и пр.); 3) Греки, прибывшие в Крым из Анатолии, т.е. из бывшей Трапезундской империи, после ее завоевания турками.

Нас, разумеется, прежде всего будет интересовать судьба крымских греков, но некоторые сведения о других двух группам не могут быть лишними, поскольку судьба всех греков Крыма довольно тес­но оказалась переплетенной. Поэтому разделим эту главу на части и проследим судьбы каждого из этих потоков. Начнем с "европейских" (название условно) греков, о которых в настоящее время сохранилось весьма мало сведений.

 

1. "Европейские" греческие эмигранты в России

В общем случае следует говорить об эмиграции "европейских" греков не именно в Крым, а вообще в Россию, ибо никакой особенностью эмиграция в Крым не отличалась от эмиграции во все другие части России.


Немалая эмиграция греков возникла уже в X-XI в.в. в Древнюю Русь, особенно после ее крещения. По-видимому, большинство строителей храмов, иконописцев, многие из церковнослужителей, в том числе монахи, с того времени вплоть до времени татарского нашествия были греками. После восстановления независимости Руси поток их сократился, но качественно вклад греков продолжал быть высок. Алексей Гречин — художник из Новгорода, о котором стало известно по берестяным грамотам, строители Софийского собора в Киеве, Феофан-грек, расписывавший соборы Московской Руси, Максим Грек, создавший русскую грамматическую литературу и сделавший немало переводов; строители Успенского собора Кремля в Москве — вот первые из пришедших на ум имен, а все трудно и перечислить.

Очень велик был поток греков на Русь после завоевания Константинополя турками в 1543 году. Это был поток в основном довольно зажиточной и просвещенной прослойки греков, многие из которых получили на Руси привилегии. Дворянские фамилии Капнистов, Лихудов, Томара, Ипсиланти и многие другие верно служили России и прославляли ее своими делами. Подавляющее большинство этих семей довольно быстро обрусела и только фамилии до сих пор напоминают об их происхождении.

Всю эту эмиграцию можно назвать старой. Ее судьба была почти однозначна — ассимиляция. Несколько иной была судьба новой эмиграции, начавшейся с первой русско-турецкой войны и волнами продолжавшейся вплоть до 1917 года с каждым обострением русско-турецких или греко-турецких отношений. Эту новую эмиграцию составили самые разные слои греков. Пришлось эмигрировать части фанариотов из Константинополя, господарей из Румынии и другим зажиточным и знатным греческим семьям. Большинство из них получило российское дворянство и ассимилировало. Только небольшая часть вернулась в Грецию после ее освобождения.


Считается [36], что первая русско-турецкая война (1768-1774г.) вызвала самую большую волну эмиграции за всю историю русско-греческих связей. Причем, основную массу эмигрантов составляли солдаты и офицеры восьми добровольческих батальонов, которые были сформированы в Греции под русским командованием как вспомогательные войска в русско-турецкой войне. Отметим, что, несмотря на отсутствие строевой подготовки, воевали они доблестно и заслужили уважение русского правительства. Большая часть этих греческих добровольцев после войны была эвакуирована на кораблях русской эскадры в Россию. Вместе с ними уехали и многие жители Архипелага. Общее число переселенцев составило несколько тысяч человек. Большинство из них было размещено на землях Северного Причерноморья, особенно на тех, которые отошли России по Кучук-Кайнарджийскому договору. Непосредственно в Крыму эти эмигранты стали поселяться после присоединения Крыма к России в 1783 году. Более того, русское правительство сочло разумным использовать греческих добровольцев для несения пограничной службы на вновь присоединенных землях. Одно из наиболее ранних упоминаний о них содержится в воспоминаниях П.И. Сумарокова [37 ч. I, с. 196]:


"Балаклава… По нескольких часах предстало пред меня на берегу моря высокая, остроконечною пирамидою гора… а у подошвы ея на пологости протягивалось селение. Это была Балаклава. В ней 60 жилищ Арнаутов, составляют главное место Греческого батальона, и они военные люди, управляемые своими начальниками, содержат на разных кордонах стражу… У греков называлась она Символоном, Ямболи… а у Генуэзцев от испорченного слова, Цембала, или Цымбаноном…" (на стр.159 дается справка о численности всего греческого батальона, т.е. только его балаклавского отделения — в 995 человек мужчин и 698 — женщин). Отметим, что этих греков часто называли арнаутами, как и албанцев, потому, что многие из них были выходцами из Эпира — области Греции, пограничной с Албанией.

Еще более подробному описанию именно балаклавского отряда посвящено описание историка и этнографа Мурзакевича Н.Н. 1836 года [38] (с.654-655): "Балаклава, расположенная у подошвы окружающих высоких гор… составляет красивый городок, населенный военнослужащими Греками. Морейские выходцы, присоединившиеся в 1770 году к Российскому войску, во время войны России с Турцией, по окончании оной навсегда остались в России, и положили основание, как этому городку, так и другим греческим поселениям в Крыму и в Екатеринославской губернии.


лучив от Правительства земли с разными угодьями, они обязались нести пограничную кордонную службу, для которой и сформирован конный батальон, под именем Балаклавского. Этот батальон, не входя в состав прочего Российского войска, пользуется однако присвоенными армии преимуществами. Вся Балаклава состоит из 3-х церквей Греческого исповедания и 124 домов; в ней есть Училище (со 141 учениками). Городской земли считается 932 десятины, а жителей обоего пола 635 душ; главнейший их промысел — разведение виноградных садов и рыбная ловля… Достопамятность этого города составляет Генуэзская крепость Чембало, построенная на неприступной горе, влево от Балаклавского залива… В отдаленнейшие времена здесь была крепость Палакион, построенная Палаком, сыном Тавро-скифского царя Скилура (Страбон, кн. УШ, 306)… Палакион, переименованный в Балаклаву, займет любопытную страницу в классической истории Таврического полуострова".

Пожалуй, последним воспоминанием о балаклавских греках в литературе является вполне достоверный рассказ Куприна "Лестригоны" (1907-1911 гг.). Если не знать всю предысторию балаклавских греков, безусловно известную самому Куприну, то непросто понять намеки писателя на героическое прошлое потомков славных воинов. Но правильно ли считать, как это, по-видимому, делает Куприн, их потомками древ­них греческих поселенцев Крыма? Судя по данным Сумарокова и Мурзакевича — нет. Но с другой стороны известно, что вновь прибывшие в Крым греки частично смешались с остатками крымских "понтийцев". Насколько это коснулось балаклавских греков, неизвестно. Скорей всего Куприн ошибался, видя в них прямых потомков древних черноморских греков.


О дальнейшей судьбе этих греков, сведений у меня тоже нет. Как известно, в этих местах шли отчаянные бои во 2-ую мировую войну. Балаклавская бухта после войны оставалась закрытым военным портом, как придаток близлежащего, тоже совершенно закрытого, г. Севастополя. Вряд ли было позволено там жить балаклавским грекам. А в 1944 году большинство греков Крыма было выселено в Азию. Что осталось от балаклавских греков и иже с ними — не известно.

Исследователи отмечают [36], что "потомки переселенцев из Греции в значительной части ассимилировались, войдя в состав русской, украинской и других национальностей СССР. Довольно значительное распространение греческих фамилий свидетельствует об определенной роли греческого элемента в формировании современного населения СССР. Большую этническую устойчивость проявило греческое сельское население Приазовья — потомки переселенцев из Крыма. В донецкой области УССР и поныне существует много греческих сел, жители которых сохранили свой язык и национальную самобытность".

 

2. Крымские "понтийцы"

Вот об этих греках — Крымских "понтийцах" (т.е. потомков древних жителей побережья Понта Эвксинского) и пойдет дальше речь (мы берем здесь слово "понтийцы" в кавычки, чтобы отличать их от жителей царства Понт; речь идет об автохтонных греках Крыма).


-первых, отметим, что формирование крымских "понтийцев" шло не без влияния анатолийских понтийцев, поскольку связи между ними, как мы отмечали, возникли еще во времена Византийской империи. Известно [39], что наиболее интенсивные торговые сношения у греков Крыма шли с городами и селами Анатолийского побережья. Они не прерывались и после завоевания его турками. Торговое общение с греками Понта довольно глубоко повлияло на язык крымских "понтийцев" и даже дало основание нескольким крымско-греческим говорам на основе диалектов понтийского языка. Несомненно, было и другое влияние, связанное с волнами переселения греков из Константинополя, островов Архипелага и даже Эпира, но оно, по-видимому, было слабее анатолийского. Анатолийское влияние поддерживалось также и прямым переселением анатолийских понтийцев в Крым, начиная со времени завоевания Трапезундского царства и кончая началом 20-го века» Известно, например, что после турецкого завоевания большинство жителей города Керасунта переселилось в Крым. Но, тем не менее, генетическая и языковая ассимиляция преследовала и понтийцев Крыма.

Угроза ассимиляции исходила от правящего населения Крыма — татарского. Часть греков приняло мусульманство и автоматически превратилась в татар. Но и существенная часть жителей, оставшихся верными православной религии, забыли свой язык и многие обычаи и перешли на татарские.


В середине XVIII века, накануне эмиграции греков из Крыма в пределы России, они вполне четко дифференцировались в языковом отношении по территории размещения. Греки, сохранившие греческий язык (в его крымских диалектах) – эллинофоны — жили преимущественно на территории бывшей Сугдейской области, в округах Кафы и Сугдеи, в селах, расположенных в верховьях рек Индала, Кучук-Карасу и Биюк-Карасу, по отрогам горы Яйлы, равно в селах по всему юго-западному побережью вплоть до Ялты, со включением восточной прибрежной части бывшей Готской области. Причем, греки, жившие в городах этих областей, именно в Кафе (Феодосии), Старом Крыму, Карасубазаре, Судаке и пр. говорили на татарском языке, так как здесь было преобладающим татарское население. Греками — эллинофонами были, в частности населены следующие села: Чермалык, Айланма, Шелеп, Капсихор, Сартана, Чердаклы, Каракоба, Байсу, Енисала, Ени-Кой, Джемрек, Уйшун, Аргын-Каракоба, Кучук-Узень, Куру-Узень, Улу-Узень, Демерджили или Фуна, Салт-Енисала, Алушта, Биюк-Дамбат, Кучук-Ламбат, Гурзуф, Кизилташ, Никита, Магарач, Марсанда, Ялта, Аутка, Стила и др… Греками-татарофонами были населены, в частности, следующие села в пределах бывшей Фулльской области, с центром в Бахчисарае: Умаклы, Мангуш, Бешев, Енисала, Шурю, Бия-Сала, Качи-Кальон; в бывшей Готской области, с центром в Инкермане: Черкес-Кермен, Мармора, Албат, Лака, Улу-Сала, Керменчик, Богатырь; в бывшей Херсонской области, с Балаклавой в центре: Карань, Камара, Алсу, Ласпи и др. (Ф.Лашков. Камеральное описание Крыма 1784 г. Изв. Тавр. уч. арх. комиссии, № 7, с.33 и дал.).


Следует отметить, что по некоторым данным большинство греков-татарофонов по происхождению не являются греками, а являются православными потомками готов, алан и других древних насельников Крыма. Поскольку все жители православной Византийской империи (ромеи) считались автоматически потомками греков, то вполне возможно, что и на негреческих по крови жителей Крыма впоследствии распространилось это название.

Как мы уже говорили, полной татарской ассимиляции греков (или, точнее, православных христиан) в Крыму помешало присоединение Крыма к России в 1783 году. Но этому предшествовало событие, которое крымских греков-"понтийцев" в большинстве своем превратило в азовских (или мариупольских) греков, как их именуют сейчас. Я имею в виду переселение большей части греков из Крыма на север Азовского моря в 1779 году. Насколько необходимо было это переселение для греков в свете последующего, через 24 года, присоединения Крыма к России, можно считать спорным. Но предвидеть заранее ход исторических событий людям не дано, а посему вопрос о том, было ли это переселение положительным явлением в жизни греков Крыма, оставим потомкам. Для России же оно несло несомненную пользу. Есть основание считать, что это переселение греков как раз и ускорило присоединение Крыма к России. Во всяком случае, следующим образом выглядит эта история в изложении протоиерея С.Серафимовича [40]:

"Христиане, как народ трудолюбивый и промышленный, составляли важнейший источник доходов ханских, между тем как русское правительство старалось поставить Хана в необходимость пользоваться русским жалованием, и следовательно быть за это благодарным. На этом основании Румянцев и вздумал вывести христиан из Крыма. Он предложил князю Прозоровскому переговорить об этом с греческим митрополитом Игнатием, и митрополит, когда русское правительство согласилось на условия, им предложенные, начал проповедовать избавление от ига татар. Здесь была выгода для обеих сторон…

Началось тем, что выборные из жителей разных мест отправили 16 июня 1778 года из Бахчисарая просьбу на Высочайшее имя, в которой изъявляя готовность свою вступить на вечные времена в подданство России, просили об отводе им места и достаточных угодий под заселение. Решение незамедлило последовать… В 21 день мая 1779 года последовала на имя преосв. Игнатия, митрополита готфийского и карайского и всего общества крымских христиан греческого закона жалованная грамота, которую дарованы переселенцам многоразличные милости. "Соизволяем, — сказано в грамоте, — не только принять всех вас под Всемилостивейший наш покров, но и как любезнейших чад успокоив под оным, доставить вам жизнь столь благоденственную, сколь желание смертных и беспрестанное наше о том попечение простираться могут …"

Грамота сия утверждена собственноручною подписью Ея Императорскаго Величества. В последствии таким же образом утвердил ее Государь Император Павел I; а Император Александр I пожаловал обществу другую грамоту, одинакаго с первою содержания, только сокращеннее написанную. Оба драгоценные документа хранятся в мариупольском греческом суде, (из примеч. Грамота напечат. в Полн. Собр. Законов; а главнейшие пункты ее помещены в Зап. Одесск. Общ. Истор. и Древн. т. 1, в статье преосв. Гавриила: " Переселение греков Крыма в Азовскую губернию…" (с.196-204).

(Наше примечание: Переселение было поручено произвести А. Суворову и, как все, что делал великий полководец, не считаясь с потерями, было осуществлено в кратчайшие сроки). Переселение началось в 1778 году, а в 1779 году было уже совершенно окончено. Всех греков из Крыма вышло не менее 20000. К сожалению, обстоятельства не совсем благоприятствовали эмиграции. Между переселяющимися открылись разные недуги, и сверх того появилась в то время в новороссийской и азовской губерниях повальная болезнь, от которой многие из переселенцев в дороге и умерли.

Несмотря на это, греки основали и заселили 20 селений и 1 город — Мариуполь. Вот эти селения: I. Керменчик, 2. Салгир — Ени-Сала, 3. Багатырь, 4. Константинополь или Демерджи, 5. Камара, 6. Жиндрен, 7. Чирмалых, 8. Карани, 9. Игнатиевка, 10. Бешев, 11. Ласпи, 12. Кара-Хоба, 13. Сартана, 14. Чердаклы, 15. Малая Ени-Сала, 16. Ески-Крым, 17. Мангуш, 18. Стила, 19, Ялта, 20. Урзуф или иначе Кизил-Таш.

Все эти селения поныне существуют. К ним впоследствии присоединились три новые, отделившиеся от первых: 1) Новый Керменчик, иначе Дорд-Оба, 2) Новая Кара-Хоба, или иначе Анчериха, 3) Волноваха, или Багасу…

Расположены эти селения, большей частью по речкам Кальмиусу, Кальчику, Калке, Волчьей и Ялам.

(Из примеч.14): Грекам должно было быть отведено 1237471 десятин земли, каковой в натуре при генеральном размежевании оказалось 730055 десят. Из этой земли впоследствии оставлено грекам на число душ по 7 ревизии по 30 десятин на каждую ревизскую душу, излишняя земля поступила в казенное ведомство)…

Вот приходы, в которых христиане употребляют… язык крымско-татарский: 1) Мариуполь, 2) Мангуш, 3) Ески-Крым, 4) Игнатиевка, 5) Бешев, 6) Карани, 7) Ласпи, 8) Старый Керменчик, 9) Новый Керменчик, 10) Богатырь, 11) Камара, 12) Улакли. А в остальных селениях жители говорят на греческом языке".

Возможно С.Серафимович был одним из первых, которые попытались проанализировать язык крымских "понтийцев". Судя по всему, он склоняется к выводу о том, что истоки этого языка восходят к дорийскому диалекту: (с.27) "Так как речь эллинизирующих мариуполъцев отличается необыкновенной грубостью и отверзстым выговором буквы "а", то справедливо можно заключить, что предки их принадлежали к дорическим, или эоло-дорическим племенам древней Эллады. В самом деле, между языком их и нынешним — новогреческим, происходящим от аттического языка, весьма резкое различие.  

Новогреческий Мариупольский Перевод
     
πατήρ τάτα Отец
αυτός ατός он
ήλθε ήρθ пришел
πήγαινε σύρε (влеки, тащи) пойди
ύπήγε δάβην пошел
ουκ έχει (др.гр.) κεшь не имеет
σύντύχοινει шиндишен разговаривает
     
     
     

Мариупольцы греческую букву χ во многих случаях выговарива­ют как русское «ш»… Впрочем замечательно, что и в этом глубоко поврежденном наре­чии внимательный наблюдатель может слышать такие древние эллинизмы, каких не найдешь и в облагароженном разговорном греческом языке.

Например:  δάβη явно есть то же, что древнее διέβη  — "пере­шел, прошел"; вместо новогреческого "τι είναι — что такое?" мариупольцы говорят "τι εν" — и это ближе к древнему: "τι ένι", употребляемому вместо εστί; слово επιχείρησα — в разговорном новогреческом языке почти не употребляется, а мариупольцы употребляют, хотя в весьма исковерканом виде: πшήρσα (ш-русск.) — "я начал, я предпринял"; части­ца отрицательная ουκ также сохранилась у них, тогда как в новогре­ческом языке вместо нее употребляется неправильная частица δεν ".

Разумеется, требуется более подробное изучение языка азовских греков (которое, кстати, проводится в последнее время), чтобы сделать однозначные выводы. Но данные не противоречат предположению о херсонесском происхождении основной части современных крымско-"понтийских" греков.

Книга С.Серафимова важна и тем, что в ней перечислены многие обычаи и праздники мариупольских греков, от "панаира" — общинного греческого празднества — до мелких церковных.

Какой была судьба этих греков на новых местах? Как было сказано, грамота Екатерины, подтвержденная Павлом I и Александром I, давала мариупольским грекам множество привилегий, в том числе в широких пре­делах местное самоуправление, собственный суд, запрет на поселение лиц других национальностей без желания греков и многое другое. Но со временем эти права начали урезываться, пока греки не были уравнены в правах со всеми другими гражданами России. Началось это уравнивание с сокращения земельных площадей, отданных в вечное пользование грекам, а кончилось упразднением в 1859 году органов греческого самоуправления и собственного суда. Здесь было разрешено селиться людям негреческой национальности. С этих пор доля греков в собственно г. Мариуполе и мариупольском уезде начала быстро снижаться.

Каково современное положение азовских греков? Пожалуй, на сегодняшний день это — единственная группа греков, сохранившая компактность расселения и определенные этнические черты. Ныне территория размещения мариупольских греков входит в Донецкую область УССР (Украины) и потому их часто называют также донецкими греками. Греческие села располагаются в районах: Великоновоселовском, Волновахском, Старобешевском, Володарском, Першотравненском и Приморском. Сохранилось греческое население также и в городе Мариуполе (с 1948 года город именовался Ждановым; недавно название восстановлено). Но город особенно после революции, стал довольно крупным промышленным центром. В настоящее время доля греков в нем по некоторым данным не превышает 5%. О его трансформации в течении XX века могут служить две справки, извлеченные из Малого энциклопедического словаря Брокгауза и Эфрона (1905г.) и Краткой Советской энциклопедии (1953 г.)

1905 г.: "Мариуполь — уездный город и порт Екатеринославской губернии на Азовском море, близ устьев реки Кальмиуса. Жителей — 41 тысяча человек. Уезд тоже носит название Мариуполь. Насчитывает 8065 кв. верст. Жителей 287 тыс. человек: 61% русских (преимущественно малороссов), около 20% греков и 8% немцев, остальные — татары, евреи и др. Основное занятие — земледелие и скотоводство. На северо-востоке уезда имеется каменный уголь, по р. Кальмиусу — магниевые руды и медь".

1953 г.: "г. Жданов (до 1948 г. — Мариуполь) — город в Сталинской области УССР. Назван в память А. А. Жданова (умер в 1948 г.). Порт на Азовском море, железнодорожная станция. В 1926 г. было 64 тыс. жителей, в 1939 г. — 222 тыс. жителей. За годы советской власти построены крупный металлургический завод "Азовсталь", трубопрокатный, машиностроительный, коксохимический и др. заводы. Имеются металлургические институт и училище".

В настоящее время приазовские греки насчитывают около ста тысяч человек и составляют примерно треть всех греков, населяющих Советский Союз. Примерно половина приазовских греков эллиноязычны и говорят на пяти диалектах, фонетически близких к говорам Северной Греции. Кроме того, жители села Гурзуф и поселка Ялта (выходцы из одноименных крымских городов) отличаются от остальных эллинофонов особым говором и песенным репертуаром.

Материальная и духовная культура греков Приазовья отличается большой самобытностью. Она унаследовала некоторые элементы античной культуры, которыми в последнее время даже заинтересовались этнографы и лингвисты. Так, в предисловии к сборнику "Сказки Сартаны" (село Сартана переименовано теперь в поселок "Приморское") сказано его редактором языковедом проф. А. Белецким: "В фольклоре греков Приазовья до сих пор сохраняются остатки древней культуры, что когда-то цвела на их далекой родине. Их хороводные танцы напоминают описание танца в ХУШ песне "Илиады" Гомера, для их сказок характерен тот колорит… Византии, что восхищает нас в сказках Эллады…"

За последнее десятилетие появились статья, посвященные этнографии, языку и истории азовских греков (см., напр. [41]). Но сумеют ли греки сохранить и далее свою самобытность, это вопрос скорее времени, чем чьих-то усилий. Только территориальная или хотя бы административная автономия могли бы остановить процесс ассимиляции, но на это, видимо, нет смысла рассчитывать.

Вернуться к оглавлению

Александр Франгуланди. Греки-понтийцы: дорога длиной в 2,5 тысячи лет. Сухум, 1991.


Далее читайте:

Греки, эллинес (самоназвание), народ, основное население Греции и Кипра.

 

 

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании всегда ставьте ссылку

Источник: rummuseum.ru

Фамилии греков Приазовья Приазовские греки – это наследники вышедших из Крыма в 1778 году христиан, возглавляемых своим духовным лидером митрополитом Готфейским и Кафайским Игнатием. В Азовскую губернию переселилась 31 тысяча христиан, которые основали г. Мариуполь и 22 прилегающих к нему села. Городу и селам присвоили название тех населенных пунктов в Крыму, из которых вышли переселенцы. Греки-переселенцы говорили на двух совершенно разных языках ромейском и урумском, каждый из которых имеет несколько диалектов. Ромейский язык – это язык греков, говорящих на пяти диалектах, близких к современному новогреческому языку. Ромеос означает «римлянин», «грек», язык которых сформировался на основе древнегреческого языка греков-колонистов Причерноморья и Крыма, и народного разговорного языка переселенцев из Византии 9 — 12 веков, а также греков из Турции в 1826 году. Он содержит до 70% новогреческих слов. У урумов — от крымско-татарского и турецкого языков с использованием лексики ногайцев крымчаков, половцев, огузов и караимов. Урум (рум) на турецком, татарском и арабском языках тоже означает «грек». Ромеи и урумы – это название одного и того же народа, полученное в наследство от средневековой Византии – Восточной римской империи и 1 веке нашей эры. Можно предположить, что урумы — наиболее древняя часть греческого населения Крыма, проживавшая на полуострове в татаро-турецком окружении, с течением времени, перенявшая их язык как средство общения. Длительное проживание в господствующем татаро-турецком окружении наложила отпечаток на фамилии мариупольских греков, которые в основном имеют тюркское происхождение. Используемые в фамилиях окончания – «джи», «чи» — являются суффиксами профессий, а окончания – «бей», «бек», «бай», «бой» часто присоединялись к любому имени или кличке в значении «хозяин», «господин», «богатый», «князь», как бы облагораживая их. Уменьшительно-ласкательная форма фамилий характеризуется окончанием – «иц», -«им», -«ш». В основу многих фамилий легли генонимы, т.е. названия родов, племен. Некоторые фамилии можно отнести к этнонимам – названиям народов – соседей татар. Личные имена у ромеев и урумов заимствованы из церковных календарей – святцев, они являются христианскими православными именами. Этимология (происхождение и значение) слов, лежащих в основе фамилий, затруднительна. Фамилии с течением времени подверглись сильному искажению, что почти невозможно определить их истинное значение. Русское написание (транскрипция) иноязычных слов лишь приблизительно передает их звучание. Большинство фамилий возникло из семейных прозвищ и уличных кличек, достоверность которых могут установить только сведения, полученные в семьях – носителях этих фамилий и прозвищ. Процесс образования фамилий, по нашему мнению, начался в 17 веке в связи со сложившимися социальными условиями в Крымском ханстве. Фамилий чисто греческого происхождения сравнительно мало. Их носителями являются, в основном, греки-горожане, предки которых проживали на Кавказе, на Кубани, в Ставрополье и греки, поселившиеся под Мариуполем и основавшие пос. Волонтеровку после окончания Крымской войны в 1856 г. Их фамилиям характерны патронимические суффиксы – «ди», «пуло», уменьшительный суффикс – «аки», суффикс итальянского происхождения – «ти». Значение греческих фамилий: А Значение греческих фамилий, начинающихся на букву «А» АБДЫШ. Тюркское заимствование из арабского языка: абд, абды(у) — «раб божий», «покорный слуга». Абды-паша — начальник ту¬рецких войск в Молдавии в 1768г. АБЕЛЬМАЗ, АБОЛМАСОВ. Урумское мужское личное имя Абольмаз — производное от прозвища- пожелания Буальмаз — «этот не умрет». АБЛЕЗ. Абла, как и Абдулла- «раб Аллаха», (кр. тат., араб.). Отсюда и другая фамилия — Аблаев. АБУЗОВ. Абус — мужское личное имя со значением «суровый, грозный, хмурый» (тур.,ар.). АБЫШ. Не совсем ясное слово. абун, абын — «спотыкаться, зацепляться» (урум.). АВДАН, АВДЖИ. В базе данных греческих переселенцев из Крыма в конце XVIII в. по М. Янисолю значилась фамилия Авдажи. Ос¬нова фамилий ав — «охота, ловля, добыча» (ур., кр. тат.), отсюда про¬звища «охотник», «зверолов». АВЕРДЖИ. Авурий — «болеть, страдать, переживать». Прозвище болезненного человека или того, кто приносит другим людям стра¬дание, трудности (ур.). АВРАИМОВ, АБРАМОВ. Среди греков Крыма в XVI-XVII в.в. встречалось имя пророка Авраама («отец многих народов», «возвы¬шенный отец»), родоначальника евреев. АВРАХ, АВРОВ. Возможны две версии этих фамилий: аварас -«бездельник, бродяга» (ром.) и аврос — «нежный, мягкий деликатный» (устар. новогр.) АГАЛИДИ. Основа фамилии — агальо — «ликовать, торжествовать» (старогреч.). В Малой Азии в XV в. проживал митрополит Феофан Агаллион. АГАП, АГАПЕНКО. Стало фамилией личное мужское имя Aгaп -«любовь» (греч.). Соответствует русским именам и фамилиям Лю¬бим, Агапов. АГАС. Прозвище у урумов зажиточного крестьянина, хозяина. У тюркских народов ага — «дядя», «старший брат», почетный титул, по¬чтительное обращение к мужчине старшего возраста (как и ака). АГРУЦ(Ч). Отглагольное прозвище болезненного человека: агрый, агыр — «болеть, страдать, мучиться» (урум.). Другое предположение: агрос, агру — «дикий, одичалый» (ром.) Николай ТОКИЙ (Продолжение следует)

Источник: ok.ru

С Валерием Хонахбеем, проживающим в Мариуполе, мы знакомы много лет. Он один из потомков православных крымских христиан, выселенных из Родины и размещённых в северном Приазовье в 1778 году по Указу Екатериной Второй.

 

Представляем книгу ХонахбеяВалерий Константинович — человек неравнодушный к судьбе своих соотечественников и по натуре своей исследователь. Недавно, в начале сентября 2011 г, будучи в Ялте, он позвонил мне. Мы встретились, беседовали. Обменялись, в частности, и книгами. Валерий Константинович подарил мне свою новую книгу:

 

В. К. Хонахбей. Греки Приазовья. Главы семей Приазовских греков по ревизским сказкам 1782 — 1858 гг., в двух книгах. Книга 1. Мариуполь: изд-во «Азовье», 2011, — 430 с.

 

В этой книге приведены списки фамилий крымских христиан, основавших Мариуполь, и 24 селения на территории, расположенной между реками Берда на западе и Кальмиус на востоке. Книга основана на материалах IV — Х ревизий Российской империи и содержит  полные сведения обо всех главах семей христиан — выходцев из Крыма.

 

Автором впервые собраны воедино, хранившиеся в Донецком и Запорожском государственных архивах, в Мариупольском музее Ревизские сказки —  документы греческого суда — органа самоуправления поселенцев, отражающие изменения в их обществе  на протяжении 76 лет.

 

Первая перепись переселенцев совпала с проводившейся в 1782 г. четвёртой Всероссийской ревизией, а последняя — с десятой, проведённой в 1858 году.

 

Работая с архивными материалами (а это более 6 тысяч страниц рукописного текста) В.К. Хонахбей проявил большую волю к достижению цели и осуществил похвальный подвижнический труд.

 

В книге первой списки даны по населённым пунктам, начиная с г. Мариуполя, основанного в 1780 году крымскими христианами (урумами) — выходцами из городов: Кефе (1643 чел.), Бахчисарая (1493 чел.), Карасубазара (1004 чел.), Кезлева(? чел.) и Балаклавы (82 чел.). Всего 879 дворов.

 

Списки родоначальников семей в Мариуполе указаны на с. 5 — 96 и приводятся  по следующим годам: 1782, 1795, 1811, 1812, 1816, 1835, 1850, 1852, 1858.

 

Например, в списках на 1795 г. указаны 637 имен глав семей, из которых только 17 выходцев из Анапы, 9 волохов.

 

Среди указанных фамилий есть такие:

 

Cреди купцов — Чентух, Сагир оглу, Синек, Беликрих, Халпакчи, Киямжи, Дулгер, Аджи оглу…

 

Среди мещан — Куркчу, Бузатжи Чебан, Хазанжи, Хасап, Реиз, Куюмжи, Айнали, Сары, Боятжи оглу, Пичахчи, Татаров, Барут, Адаман, Огурлу, Туглы, Хаража, Хаджи, Еламбашев, Чолпан, Ахбиих, Чора, Табах, Тыкиджи, Харабажих, Налчажи, Каракашев, Дервиш, Кокеев, Арабаджи, Хаара, Ягмурчи, Чубар, Товарчи, Сабунжи…

 

Среди цеховых — Бербер, Кечежи, Пичахчи, Хазанжи, Халпакчи, Куркчу, Хавушлу, Куюмжи, Дегерменжи, Вареджи, Икилик, Налбан, Кеменчижи, Сахаджи, Куркчу Сасых, Хасап, Тельлял, Арабатжи Чебан, Бузаджи, Челенгар, Дулгер, Еменжи, Калфа, Кебабчи, Кафеджи Куркчу, Хасыржи, Терзы, Халлач, Бузажи, Мутаф, Лапа, Тыкижи, Крыма Алили, Тащи, Налбант, Кефелли оглу, Хазанжи Цынгене Кокей, Куркчу Чентух, Хазанжи Балабан, Атчалма, Чебан, Харабаш Пичахчи, Хылыч, Хуш Учурмас, Чапчахчи, Етмекчи, Чолпан, Дели, Пиперов, Бирюш…

 

Бросается в глаза большое число бежавших (около трёхсот человек). Куда они могли бежать в это время? Скорее всего туда, куда им была ведома дорога, в Крым. Среди беглецов встречаем фамилии Арнаут, Бузаджи, Сагир, Шишман, Аталык, Дирикли, Чубар, Бербер, Боятжи, Дулгер, Папу, Хазанжи, Пичахчи, Куркчу, Челенгир, Вареджи, Демержи, Кечежи, Налчажи, Реиз, Терзы,  Делсиз, Тащи, Этмекчи, Хасап, Налбант…

 

Представляем книгу ХонахбеяВ списках 1850 г. указаны 566 глав семей. Появилось много русифицированных фамилий, но по-прежнему преобладают прозвища с крымской (татарской) этимологией: Караманов, Чентуков, Хараджа, Халпахчи, Оксуз, Каракаш, Бахал, Адаман, Хара, Хазанджи, Куркчу, Аглаух, Табах, Тикижи, Арихбаев, Куюмжи, Джемаатбаши, Шаганов, Тат, Сары, Яйла, Сарбаш, Харабоя, Хасап, Мумьяхмаз, Хилитчи, Бербер, Шамжи Варельжи, Джартабаш, Кертме, Сасих, Кечечи, Чолпан, Бозаджи, Салмахулах, Бабеков, Сагиров, и т.п.

 

Селение Анадоль основано в 1828 г. переселенцами из Малой Азии (Анадолу). Это единственный населённый пункт северного Приазовья, основанный некрымскими выходцами. Родоначальники семей учтены в 1835 г. (22 чел.) и в 1850 г. (91 чел.).

 

Село Бешево (позже — Старобешево) основано в 1780 г. у восточной границы Мариупольского уезда урумами — выходцами из горно-лесного крымского селения Бешуй в количестве 120 дворов (686 человек). Родоначальники семей учитывались по ревизиям 1811 (137 чел.), 1816(187 чел.), 1835 (191 чел.),1850 годов (137 чел.).

 

Село Богатырь основано в 1779 г. на левом берегу р. Волчья (на севере Мариупольского уезда) урумами — выходцами из крымских горно-лесных деревень Багъатыр (63 двора/ 412 чел.) и Лаки (65 дворов/ 412 чел.). Ревизией 1782 г. учтено 119 глав семей, в 1811 — 196, в 1835 — 261. Среди прозвищ встречаем: Балабан, Куркчи, Харахаш, Сахал, Налбан, Чебан, Кильфа, Котлубей, Топал, Танаджи, Аметов, Яшаров, Алакоз, Тохтамышев, Хара, Тохтаров, Уксиоз, Чолпан, Хотлубей…

 

Волноваху (с 1810 г. — Бугас) основали в 1802 году 68 семей — выходцев из Большой Каракубы. В 1811 г. учтено 68 глав семей, в 1816 — 82, в 1835 — 77. Среди фамилий встречаются: Чолах, Аблей, Харужи, Дульберов, Пастачи, Балабан, Бай, Талах, Шайтан, Хаара, Качан, Муратов, Тентек, Хунахбеев, Эриш, Чубар, Сагиров, Декерменджи, Чалаш…

 

Игнатьевку основали в 1779 году выходцы из 12 населённых пунктов:

 

1. с. Абдал  — 149 чел. (волохов).

2. г. Кезлев — 71 чел.

3. г. Кефе — 24 чел. (грузин).

4. г. Карасубазар — 8 грузин и 7 волохов.

5. г. Бахчисарай — 40 чел.

6 с. Бешуй — 41 чел. (грузин).

7. с. Какчиой — 19 чел. (грузин).

8. с. Орталан — 1 чел. (грузин).

9. с. Султан-Сала — 5 чел. (грузин).

10. с. Чермалык — 4 чел. (грузин).

11. с. Даир (Тав Даир) — 4 чел.

12. с. Зуя — 5 чел.

 

Итого 388 человек, из которых 156 волохов, 112 грузин.

 

Село Камар основано в 1779 г. в северо-западной части Мариупольского уезда на речке Мокрые Ялы 475 урумами — выходцами из селения Камара (Камары) — ныне с. Оборонное под Балаклавой. В 1782 г. учтено 92 глав семей, в 1816 — 167, в 1835 — 251, в 1850 — 224.

 

Большая Каракуба (Раздольное) основана при впадении речки Волновахи в Кальмиус в 1779 г. выходцами из Аргина (Аргъын) в количестве 255 дворов (1423 человека). Среди фамилий, указанных в ревизских списках разных лет встречаем такие понятные каждому крымскому татарину: Топал, Талах, Косе, Охчы, Чентух, Алакоз, Жарты, Сагир, Сары, Каракаш, Паша, Балабан, Янтых, Челик, Хасап, Ягмур, Донме, Халил, Харабажах, Девлетов, Хасап, Азамат, Дели, Ахчи, Харали…

 

В 1782 г. за счёт отселения части населения Большой Каракубы в количестве 137 семей основана Новая Каракуба (Красная поляна).

 

Село Карань ( ныне Гранитное) основано в 1780 г. урумами — выходцами из селений юго-западного Крыма: Карани (ныне Флотское) — 331 человек, Мармара (ныне не существует) — 103 чел., Черкес-Кермена (ныне не существует) — 307 человек. Среди фамилий, имеющихся  в ревизских списках 1811 — 1850 гг. находим такие: Балабан, Косе, Хара,Кучук, Аджи Оглу, Курук, Калбай, Топал, Баирбаш, Сарабаш, Арих, Хавалджи, Манга, Шайтанбаш, Папуч, Татарбай-Оглу, Охмуш, Кондоз, Тутай, Тат, Бешевли, Асурах (Оссурах), Хайтулу, Ганжерли, Ичкижи, Туях, Бельбекли, Малтапар, Хазнадар, Чатах…

 

Селение Керменчик (Старомлиновка) основано в 1779 году урумами — выходцами из следующих горных крымских сёл: Керменчик (ныне Высокое) — 477 чел., Бия-Сала (ныне Верхоречье) — 230 чел., Шуры (ныне Кудрино) — 151 чел., Албат — 113 чел., Отарчик (ныне Новоульяновка) — 38 чел., Улу-Сала (ныне Синапное) — данных о количестве выходцев нет. Всего (без улу-салинцев) 1009 человек. Им было отведено 12000 десятин удобной и 2200 десятин неудобной земли.

 

В 1793 году четвертая часть жителей отселилась, образовав село Дорд-Оба («Дурдуба»), которое позже (с 1810 г.) стало называться Новый Керменчик (ныне с. Новомлиновка Розовского района Запорожской обл.. После этого материнское село было переименовано в Старый Керменчик, а в 1947 году оно получило название Старомлиновка.

 

В списках родоначальников семей встречаются Папазов, Олмез, Налбант, Чолпан, Мелек, Барабаш, Топал, Бахлачи, Арабаджи, Балиоз, Балабан, Сагирь, Узун, Хиишбаш, Шишман, Бешуллу, Оба, Бай, Челмекчи, Хасан, Бешли, Джалтир, Тохтамыш, Сахал, Бурунсуз, Сефер, Таз, Яшар, Инжебель, Хара, Иосма, Чапик, Чакушбаш, Халайбаш, Каратиш, Яних…  В 1793г. Частью выходцев из Керменчика основан Новый Керменчик (Новомлиновка).

 

В 1779 г. основано селение Константинополь. Его население составили ромеи — выходцы из следующих селений: Демирджи (ныне Лучистое) — 190 чел., Кучук-Узень (ныне Малореченское) — 126 чел., Улу-Узень (ныне Генеральское) — 124 чел., Куру-Узень ( ныне Солнечногорское) — 103 чел., а также из Алушты (указано 8 дворов). По ревизским сказкам с 1782 г. по 1835 г. можно найти такие фамилии: Ага, Бичакчи, Мангуш, Чобар, Дардо, Бата, Мурача, Майтамал, Арбажи, Мадин, Топуз, Пача, Турна, Муро, Малич,  Шаха, Сари, Шамли, Кушуф, Дервиш, Кокош, Буга, Дедеш, Арих, Чундук, Халангот, Мердин, Челях, Тохтар, Саргана, Харабет, Сары, Карали, Даштан, Печахчий, Чихабах…

 

В 1780 г. селение Ласпа (Староласпа) основали урумы из крымских селений: Алсу (ныне Морозовка в Севастополе) — 289 чел., Ласпи (не существует) — 128 чел., Качикальён (не существует) — 77 чел., Толе (ныне Дачное) — 32 чел., Хайто (ныне Тыловое в Севастополе) — 21 человек.

 

Его жители носили такие прозвища как Сепердке, Камарале, Косе, Ходжи, Арабажи, Димиш, Охомуш, Чантир, Хара, Хайтолу,Хараман, Алакоз, Харахурси, Сарбей, Мурат, Арнаут, Чапчахчи, Сеферов, Папаз, Апак, Яшар, Бачана, Халчи, Мурза, Чантиру, Качежи, Табунчак, Кремли, Бахулдере, Тат, Бичхиджи, Халайджи, Хаахулах …

 

Из крымского села Мангуш (ныне Прохладное) было выведено 764 урумов (142 двора), основавших в 1780 г. на новом месте — западнее Мариуполя — селение Мангуш. Среди прозвищ родоначальников семей, указанных в ревизских сказках, легко переводимые Бояджи, Суганчи, Налбан, Кучук, Чабан, Алакос, Хара, Тосхопаран, Таушан, Каракуркчи, Арабатжи, Чичек, Бешевли, Харачора, Челбаш, Сагиров, Паша, Хавалжи, Сермамиих, Алтыбармах, Патлах, Ахбаш, Хаяржи, Дулгер, Чундух, Бешевли, Юсма, Курпе, Сагиров, Батыр, Хунахбеев, Кашкабаш, Балабан, Альянах…

 

В 1780г. 743 выходца из крымского  села Сартана основали северо-восточнее Мариуполя новое село, которому дали имя Сартана. Среди прозвищ родоначальников семей, указанных в ревизских сказках, есть такие: Топал, Байталжи, Кокташ, Чавка, Карай, Сарбей, Балабан, Ашла, Балыхчи, Чанбас, Паши, Яли, Хая, Деливер, Узунов, Лохман, Ягмур, Бай, Кошкош, Балчи, Хадий, Тири, Азамат, Шабан, Чалтиров, Шапорма, Топуз, Толмач, Лафазан, Хамбур, Чакуч…

 

Селение Старый Крым основано в 1780 г. северо-западнее Мариуполя урумами — выходцами из Эски Кърыма — 109 чел., из сёл Тапсан — 103 чел., Бурундук-Отар — 96 чел., Имарет (ныне Изюмовка) — 76 чел., Козы — 74 чел., Чуруксу — 46 чел., Орталан — 33 чел. Среди прозвищ родоначальников семей встречаются Шишманов, Чунтух, Арабаджи, Узунов, Хизилгоз, Косе, Тохмахчи, Сеферов, Выкрист, Ягмурчи, Топал, Улакли, Харасахал, Таначих, Хахач, Добра, Чубар, Бузлама, Налчи, Черкес…

 

В 1780 г. на берегу речки Волновахи христиане — выходцы из горно-лесных селений Стиля (1228 чел.) и Коуш (указано, что вышло 7 дворов) основали село Стыла, в котором среди родоначальников семей указаны Алакоз, Канар, Ялпах, Бай, Ягмур, Тимирке, Чебан, Папу, Чирах, Мангуш, Бабали, Халаджи, Шабек, Балакай, Кокоз, Чулдах…

 

В 1779 г. урумами — выходцами сёл Улаклы (Глубокий Яр) -215 чел., Бельбек (ныне Фруктовое) — 70 чел., Инкерман — 41 чел., основано село Улаклы на левом берегу реки Волчьей. Среди прозвищ его насельников в ревизских сказках есть такие: Алакоз, Ушулью, Еламбаш, Охомуш, Халаджи, Манха, Тулуп, Чунтук, Бояджи, Каракаш, Хаведжи, Алтемпара, Темербек…

 

В 1780 г. ромеями — переселенцами из крымских селений Гурзуф (83 чел.) и Кызылташ (187 чел.) на берегу Азовского моря основан Урзуф. Среди прозвищ родоначальников семей, его населявших, встречаем: Карабибер, Севда, Луби оглу, Кара, Мази оглу, Буга, Чебан, Май. Рейз, Топузов…

 

В 1780 г. основано село Чердаклы (Кремнёвка). Его население (505 человек) составилось из уроженцев крымских селений Чердаклы (154 чел.), Малая Каракуба (244 чел.), Байсу (107 чел.). Среди прозвищ родоначальников семей вполне татарские Яйла, Будур, Челебий, Балжий, Картахай, Кучук, Узунов, Ханахбей, Чолпан, Бай, Нурбей, Балабан, Топалов, Маишмаз, Сары, Караман, Каймах, Чубариц, Батыр, Аблез, Авджий…

 

В 1780 г. на правом берегу Кальмиуса основано село Чермалык. Его первоначальное население составили переселенцы — ромеи из крымских сёл Чермалык (346 чел.), Капсихор (97 чел.), Шелен (51 чел.), Айлянма (8 чел).  Среди прозвищ его насельников в ревизских сказках есть такие: Сагирь, Чабаниц, Домбай, Курпа, Налбанов, Харабаш, Ахман, Бузаджи, Донме, Хасхачих, Оглу, Манчха, Чехмах, Уксуз, Егурт, Шекали, Жалтир, Арих, Хаджи, Шишман, Чибин, Сохта, Гарип, Дурум…

 

В 1780 г. на берегу Азовского моря, восточнее Урзуфа, основано селение Ялта, первоначальное население которого составили ромеи — жители следующих южнобережных крымских селений: Биюк-Ламбат (372 чел.), Ялта (241 чел.), Марсанда (231 чел.), Магарач (ныне Отрадное) (175 чел.), Аутка (169 чел.), Никита (102 чел.), Кучук-Ламбат (75 чел.), Дегерменкой (57 чел.). В их среде были распространены такие «татарские» прозвища как Айнажи, Демержи, Алабаш, Сахтара, Сагир, Ортоглу, Топал, Кара, Еменжи, Софу, Реиз, Чанак, Кучук, Чувал, Пичахчи, Паша, Барабаров, Куба, Шайтан, Шаматы, Харакоз, Аланбаш, Малич, Фундук, Харабуга, Танабаш, Тавшан, Махас, Темиров…

 

Большой Янисоль основан в 1779 г. выходцами из селений, расположенных в верхней части Салгирской долины: Салгир Ени-Сала, Биюк-Янкой, Кучук-Янкой и Аян.

 

Малая Янисоль основана  в 1780 г. 354 выходцами из крымского горно-лесного селения Янкуль (ныне Красносёловка), среди которых были распространены прозвища Чанахай, Бардак, Шамли, Арих, Татаренов, Чевлах, Чубар, Алти Ахмах, Касара, Бакчисарай, Паши, Куртали, Янбаш, Тимир, Хая, Каракаш,  Башкисер, Боятжи, Хамбур, Тавшан, Делиоглан, Хоручи, Мантих, Оксуз, Хулаксиз, Япрах, Ханат, Деде, Ногаш, Зурнажи, Аянли, Чарты, Дулгер, Маишмаз, Чарих, Хамбур, Теленчи, Зембиль, Бурлактатар, Хая Чаряз, Чжирих, Инжибажах, Тутунжи…   

 

В заключении обращаю внимание читателей на то, что форзацы книги оформлены ввиде карт: 1) «Путь крымских христиан в Приазовье (1778-1780г.г.), 2) «Мариупольский уезд в 1779-1780 гг.» (с указанием мест расположения сёл, основанных крымскими христианами в 1779-1780гг.)

 

Асан ХУРШУТОВ

 

Этот материал был прислан из Мариуполя по электронной почте 24 ноября 2011 г. Он дополняет вышеприведённый обзор книги В. Хонахбея и раскрывает его точку зрения на прошлое крымских христиан, выселенных из Крыма в 1778 г.

 

 

Возродим историю Мариупольских греков

 

Городским греческим обществом «Этерия» при ОАО «Азовмаш» завершен трехлетний труд по розыску и обработке материалов, содержащих сведения о демографической ситуации  в Приазовье после заселения их Крымскими христианами, а точнее — за период с 1782 по 1858 гг. Члены общества — инженеры и техники, не связанные по роду своей деятельности с исторической наукой, ознакомились с бесценными документами того периода, стали сопричастны испытаниям и трудностям  выпавшим на долю их предков.

Путь крымских христиан в Приазовье (1778-1780 гг.)

Полученные сведения позволили критически подойти к оценке известных исторических событий, роли исторических личностей, осмыслить сам факт переселения и его влияние на последующую историю Крыма, России и Турции, зародить сомнения в существующих до настоящего времени официальных версиях трактующих историю этого периода.

 

Эти сведения получены из так называемых «Ревизских сказок» — документах 6-и Всероссийских переписей населения, подлежащего налогообложению по Мариупольскому округу.

 

Рукописные копии архивных материалов, относящихся к самому драматическому периоду в жизни переселенцев — началу освоения целинных земель «Дикого поля». Поселения крымских христиан основывались на пустынных, неосвоенных местах обособленно от других поселений в целях исключения влияния на диаспору ассимиляционных процессов.

 

Сохранившиеся до настоящего времени материалы собраны воедино из разбросанных по различным музеям и архивам, скомплектованы по всем населенным пунктам, основанным греками в Приазовье: по г. Мариуполю в 5-и книгах, по 23 селам — от одной до трех книг.

 

Для облегчения пользования этим массивом информации дополнительно в одной книге сосредоточены сведения о всех родоначальниках по каждому населенному пункту в отдельности, во второй, те же сведения в алфавитном порядке.

 

Приведенные копии оригинальных текстовых документов, дополнены их адаптированными  переводами. Эти сведения  носят абсолютно достоверный характер, так как все переселенцы и их семьи, внесенные в эти переписные листы, пользовались льготами, дарованные им жалованной грамотой Екатерины II.

 

Значительный объем работ, проделанный в сжатые сроки, не позволил глубоко и всесторонне осмыслить информацию, содержащуюся в этих бесценных документах. Материалы ждут своего бесстрастного не заангажированного и вдумчивого исследования.

 

Работа с «Ревизскими сказками» в процессе их сбора и знакомство с другими материалами по этой тематике позволило сделать предварительные предположения, которыми хотелось поделиться с общественностью.

 

Вот некоторые из них:

 

1. Собранные документы никогда не изучались, не публиковались, не подвергались правке и не корректировались. Материал относится к первичным документам и отражает истинное положение греческой диаспоры в Приазовье за указанный период.

 

2. В Крымском ханстве все греки находились под единоличным управлением митрополита, который обладал всей полнотой духовной и светской власти. Переселенные в Северное Приазовье Российской империи греки впервые получили право на гражданское самоуправление в виде выборного органа «Греческого суда» в соответствии с жалованной грамотой Екатерины II.

 

3. Митрополит Игнатий, церковная администрация и Греческий Суд по устоявшейся традиции использовали в качестве языка межэтнического общения урумский язык, несмотря на то, что все переселенцы владели урумским, ромейским и турецким наречием, деловая документация велась на урумском языке с использованием греческого алфавита.

 

4. Греки — переселенцы из Крыма в основном не имели фамилий. Компания по присвоению фамилий приурочивалась к периодически проводимым всероссийским переписям и осуществлялась наряду с представителями Российской администрации с участием (урумоговарящего) греческого суда. Присвоение фамилий происходило, по всей вероятности, в административном порядке, этим можно объяснить  их смысл, созвучный с уличными кличками, отражающий. специфику  индивидуума или его род деятельности. В этом, по моему мнению,  кроится разгадка  происхождения большинства фамилий, как среди урумов, так и  среди ромеев смысловое содержание которых можно расшифровать с использованием урумского языка.

 

5.Причины породившие конфронтацию между митрополитом Игнатием и «Греческим судом», представителей которого он предал анафеме, явились следствием конфликта между абсолютной властью, которой ранее обладал митрополит и зарождающимися ростками общественного управления в лице «Греческого суда».

 

6. В Крымском ханстве острого противостояния между татарами и греками на религиозной почве не было. Документы тех времен подтверждают:

 

— наличие семей, члены которой были приверженцы разных религий;

 

— чествование иконы Божьей Матери Крымскими ханами и рядовыми татарами;

 

— конфликтную ситуацию при переселении, возникшую при вывозе иконы Божьей Матери из Крыма, которую татары и греки, принявшие ислам, хотели оставить в надежде на ее покровительство и защиту;

 

— факт переход части греков в ислам, с целью избежать переселения в Приазовье;

 

— переход части татарского населения в православие и участие в переселении, что прослеживается по «ревизским сказкам» не только Мариуполя и урумских сел: Ласпе, Мангуше, Карани, но и в ромейских поселениях: М. Янисоль, Чердаклы, Большой Каракубе, Комар. По мере офамиливания населения в период переписей уличные прозвища перешли в фамилии, в корне которых отражена принадлежность к татарской нации. Это Тат (горные татары) Тат-ар, Тат-аров, Тат-аринов и т.д.

 

7. Организаторы и исполнители переселения руководствовались принципом: кто остался в Крыму — тот татарин — мусульманин, кто переселен в Приазовье — тот православный. Процесс переселения был болезненным, как для татар, так и для «греков». он резал по живому, линия раздела проходила через семьи, родственные связи народов, который на протяжении многих веков научились жить вместе.

 

Что дало переселение каждому из народов?

 

Для христиан-переселенцев это была катастрофа, приведшая к колоссальным материальным и человеческим потерям. Для татар и христиан, принявших ислам после присоединения Крыма к России — потери в лице христиан — естественных защитников. Когда на пустующие после переселения земли стали заселять континентальных греков. которые в период Российско — Турецких войн воевали на стороне России, и для которых татары были представителями побежденной стороны и союзником Турции, естественно и не без основания, татары опасались мести со стороны победителей, что положило началу массовой их эмиграции в Турцию. Крым практически опустел. Кто остался в Крыму, в основном конечно греки, которые приняли ислам и которых в Турции ожидали аналогичные преследования.

 

Среди теперешней татарской интеллигенции бытует мнение что Приазовские греки и Крымские татары — это один народ, разделенный по религиозному признаку. Данное предположение о существование конфессии греко-мусульман имеет право на существование по аналогии с всеми признанными греко- католиками. В подтверждение этой версии представители крымскотатарской интеллигенции приводят, как неоспоримое доказательство внешнее сходство генотипов теперешнего населения Приазовских и Крымскими сел, из которых более двух веков назад были переселены их предки. Данная гипотеза, возможно, найдет подтверждение при более углубленном изучении этого вопроса с использованием результатов новейших методов исследования ДНК на генетическом уровне.

 

8. После переселения, часть переселенцев подалась в бега, особенно это характерно для г. Мариуполя, который только по материалам переписи за 1795 г. потерял по этой причине 30% жителей. Куда они бежали? Конечно к своим родственникам — в Крым. Кем они стали? Конечно татарами, т.к. коренных греков-христиан в Крыму, согласно рапорта А.В. Суворова после переселения их в Северное Приазовье не осталось. Куда они делись, когда началось поголовное бегство татар в Турцию? По понятным причинам они остались в Крыму. Кем они официально считались? Естественно, татарами.

 

9. В Крымском ханстве, как впоследствии и в Приазовье, греки были приписаны к определенным пунктам проживания и в случае несанкционированного перемещения подлежали поиску, наказанию и водворению на прежнее место жительства, особенно строго это насаждалось после захвата Крыма турками, при них существовала система коллективной налоговой ответственности. С этого же периода начали пробиваться ростки противостояния на религиозной основе между христианским и мусульманским населением Крыма. В действие вступил известный принцип завоевателей «Разделяй и властвуй».

 

10. После присоединения Крыма к России в 1783 г. татары получили привилегии, подобно тем, которые получили греки в Приазовье, татарская знать — дворянские титулы и соответствующие льготы. Новые переселенцы в Крым — христиане из центральных районов России, переселяемые на освободившиеся после греков земли, льгот не имели. Это явилось причиной того, что греки, принявшие ислам с целью избежать переселения в Приазовье и бежавшие из Приазовья, после присоединения Крыма к России скрывали свою принадлежность к греческой нации, чтобы сохранить дарованные льготы и остались татарами.

 

Выводы, сделанные автором по результатам ознакомления с «Ревизскими сказками», не претендуют на абсолютную истину, скорее это предпосылки к диалогу между людьми, интересующимися историей своего народа. Дальнейшая работа над  «Ревизскими сказками» будет способствовать уменьшению белых пятен в нашей истории как Крыма, так и Приазовья.

 

Валерий ХОНАХБЕЙ, председатель греческого общества «Этерия»,

г. Мариуполь

 

Справка. Урумский язык — это язык двух генетически и типологически разных групп тюркоязычных христиан.

 

Первые — переселены в 1778-1779 гг. из Крыма в Северное Приазовье вместе с румеями (эллиноязычными), тюркоязычными волохами (молдаванами) и грузинами и вместе с ними входят в число так называемых мариупольских греков.

 

Вторые — переселились из Турции на Кавказ и Прикавказье в XVIII-XIX веках и известны также как трабзонские (трапезундские) греки, насчитывающие около 30 тысяч человек. Язык второй группы — язык триалетских урумов — от турецкого отличается фонетическим, лексическим и грамматическим субстратом и является языком огузским.

 

Урумский язык компактно представлен в основанных крымскими христианами 29 урумских селах Донецкой области, в одном селе Запорожской области и в г. Мариуполе. Численность приазовских урумов составляет около 60 тысяч человек.

 

 

Язык урумов крымского происхождения в основе своей кыпчакско-половецкий. Но в течение столетий разные его говоры в различной степени, как и местные татарские, караимские и крымчакские, были подвергнуты огузско-турецкому и ногайскому воздействию. Это отразилось на их нынешнем разного рода смешанном характере. Урумские говоры Северного Приазовья в своих диалектных чертах повторяют облик крымскотатарских говоров тех мест, откуда урумы были выселены около двух с четвертью веков назад.

 

Урумские говоры Северного Приазовья объединяются в четыре диалекта:

 

— Кыпчакско-половецкий (Великая Новоселка — Ени-Сала, Старобешево и Першотравневое — Мангуш).

 

— Кыпчакско-огузский (Старомлиновка — Керменчик, Богатырь, Улаклы).

 

— Огузско-кыпчакский (Гранитное — Карань, Староласпа и Комар — Камара, Старогнатовка — Гурджи).

 

— Огузский (Старый Крым и Мариуполь).

 

Народно-поэтические произведения урумов свидетельствует о глубоких исторических связях урумского языка с другими языками западнохуннской ветви. Об этом свидетельствуют средневековые масалы (дастаны) об Ашихе Гарибе, Арзу и Гамбере, Таире и Зоре, Козы Корпеше, Махмерем и Хуршутбеге, Тёроглу.

 

На развитие урумской песенной речи сильнейшее влияние оказала османская поэтическая традиция, имевшая широкое распространение в средневековом Крыму.

 

МФ-информ

Источник: milli-firka.org


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.