Статуи греческих богов


Древнегреческая скульптура занимает особое место среди многообразия шедевров культурного наследия, принадлежащих этой стране. В ней воспета и воплощена при помощи изобразительных средств красота тела человека, ее идеал. Однако не только плавность линий и изящество — характерные черты, которыми отмечена древнегреческая скульптура. Настолько велико было мастерство ее создателей, что они сумели передать даже в холодном камне гамму эмоций, придать глубокий, особый смысл фигурам, как будто вдохнув в них жизнь. Каждая древнегреческая скульптура наделена загадочностью, притягивающей до сих пор. Творения великих мастеров не оставляют никого равнодушным.

Древняя Греция, как и другие культуры, переживала в своем развитии различные периоды. Каждый из них был отмечен изменениями во всех видах изобразительного искусства, в том числе и скульптуре. Поэтому проследить основные этапы становления данного вида искусства возможно, вкратце охарактеризовав особенности древнегреческой скульптуры в различные периоды исторического развития этой страны.

Архаический период


Архаический период — время с 8-го по 6-й век до нашей эры. Древнегреческая скульптура в это время имела в качестве характерной особенности некоторую примитивность. Она наблюдалась потому, что воплощенные в произведениях образы не отличались разнообразием, они были чересчур обобщены (фигуры девушек называли корами, юношей — куросами).

Аполлон Тенейский

Статуя Аполлона Тенейского является самой известной из всех, дошедших до нашего времени фигур этой эпохи. Всего их известно сейчас несколько десятков. Выполнена она из мрамора. Аполлон изображен как юноша с опущенными руками, пальцы сжаты в кулаки. Глаза его широко раскрыты, а в лице находит отражение архаическая улыбка, типичная для скульптур, относящихся к данному периоду.

Женские фигуры

Образы женщин и девушек отличали волнистые волосы, длинные одежды, однако в них привлекали больше всего изящность и плавность линий, воплощение грации, женственности.

Архаические древнегреческие скульптуры обладали некоторой непропорциональностью, схематичностью. Каждая работа, с другой стороны, притягательна сдержанной эмоциональностью и простотой. Для данной эпохи в изображении фигур людей характерна, как мы уже отмечали, полуулыбка, которая придает им глубину и загадочность.

Находящаяся сегодня в Берлинском государственном музее «Богиня с гранатом» является одной из фигур, сохранившихся лучше всего среди других архаических скульптур. При «неправильных» пропорциях и внешней грубоватости образа руки, блестяще выполненные автором, привлекают внимание зрителей. Выразительный жест делает скульптуру особенно выразительной и динамичной.

«Курос из Пирея»


Находящийся в Афинском музее «Курос из Пирея» — более позднее, следовательно, более совершенное творение, выполненное древним скульптором. Перед нами предстает молодой мощный воин. Жесты рук и легкий наклон головы говорят о беседе, которую он ведет. Уже не столь бросаются в глаза нарушенные пропорции. Архаические древнегреческие скульптуры, как мы уже упоминали, обладают обобщенными чертами лица. Однако у данной фигуры это не столь заметно, как у творений, относящихся к раннему архаическому периоду.

Классический период

Классический период — это время с 5-го по 4-й век до нашей эры. Произведения древнегреческой скульптуры в это время претерпели некоторые изменения, о которых мы вам сейчас расскажем. Среди скульпторов данного периода одной из самых известных фигур является Пифагор Регийский.

Особенности скульптур Пифагора

Для его творений характерны реализм и живость, являвшиеся в то время новаторскими. Некоторые работы этого автора считаются даже чересчур смелыми для этой эпохи (например, статуя мальчика, вынимающего занозу). Живость ума и необыкновенный талант позволили этому скульптору заняться изучением смысла гармонии при помощи математических методов расчета. Он проводил их на базе философско-математической школы, им же и основанной. Пифагор, используя данные методы, исследовал различной природы гармонию: музыкальную, архитектурного сооружения, человеческого тела. Существовала Пифагорова школа по принципу числа. Именно оно считалось основой мира.

Другие скульпторы классического периода


Классический период, кроме имени Пифагора, дал мировой культуре таких известных мастеров, как Фидий, Поликлет и Мирон. Произведения древнегреческой скульптуры этих авторов объединяются следующим общим принципом — отображением гармонии идеального тела и прекрасной души, заключенной в нем. Именно данный принцип является основным, которым руководствовались различные мастера того времени при создании своих творений. Древнегреческая скульптура — идеал гармонии и красоты.

Мирон

Большое влияние на искусство Афин 5-го века до н. э. оказали работы Мирона (достаточно вспомнить знаменитый Дискобол, выполненный из бронзы). Этот мастер, в отличие от Поликлета, о котором мы еще расскажем, любил изображать фигуры в движении. Например, в вышеуказанной статуе Дискобола, относящейся к 5-му веку до н. э., он изобразил красивого юношу в момент, когда тот замахнулся для того, чтобы бросить диск. Напряжено и изогнуто его тело, захваченное движением, подобно пружине, готовой развернуться. Тренированные мускулы взбугрились под упругой кожей руки, отведенной назад. Образуя надежную опору, пальцы ног вдались глубоко в песок. Такова древнегреческая скульптура (Дискобол). Статуя отлита была из бронзы. Однако до нас дошла только мраморная копия, сделанная римлянами с оригинала. На изображении ниже представлена статуя Минотавра работы этого скульптора.

Поликлет


Древнегреческая скульптура Поликлета обладает следующей характерной особенностью — фигуре человека, стоящего с поднятой вверх рукой на одной ноге, присуще равновесие. Примером мастерского воплощения ее является статуя Дорифора-копьеносца. Поликлет в своих работах стремился идеальные физические данные сочетать с духовностью и красотой. Такое стремление его вдохновило на издание своего трактата под названием «Канон», к сожалению, не сохранившегося до нашего времени.

Полны напряженной жизни статуи Поликлета. Он любил изображать атлетов, находящихся в состоянии покоя. Например, «Копьеносец» — человек могучего сложения, который полон чувства собственного достоинства. Он неподвижно стоит перед зрителем. Однако этот покой не статичный, свойственный древнеегипетским статуям. Как легко и умело владеющий собственным телом человек, копьеносец немного согнул ногу, переместив на другую тяжесть корпуса. Кажется, что пройдет немного времени, и он повернет голову и шагнет вперед. Перед нами предстает красивый, сильный человек, свободный от страха, сдержанный, гордый — воплощение идеалов греков.

Фидий

Можно по праву считать Фидия великим творцом, создателем скульптуры, относящимся к 5-му веку до н. э. Именно он смог овладеть в совершенстве мастерством литья из бронзы. Фидием было отлито 13 скульптурных фигур, которые стали достойными украшениями Дельфийского храма Аполлона. Относится к числу работ этого мастера также статуя Афины Девы в Парфеноне, высота которой составляет 12 метров. Она выполнена из слоновой кости и чистого золота. Эта техника выполнения статуй была названа хризо-элефантинной.


В скульптурах этого мастера особенно отражено то, что в Греции боги — это образы идеального человека. Из творений Фидия сохранилась лучше всего 160-метровая мраморная лента рельефа фриза, на которой изображено шествие богини Афины, направляющейся в храм Парфенона.

Статуя Афины

Сильно пострадала скульптура этого храма. Еще в глубокой древности погибла «Афина Парфенос». Эта фигура стояла внутри храма. Создал ее Фидий. Древнегреческая скульптура Афины обладала следующими особенностями: голова ее с округлым подбородком и гладким невысоким лбом, а также руки и шея были выполнены из слоновой кости, а шлем, щит, одежда и волосы — из листов золота.

С данной фигурой связано множество историй. Настолько знаменит и велик был этот шедевр, что сразу же у Фидия появилось множество завистников, которые всячески пытались насолить скульптору, для чего искали причины, чтобы обвинить его в чем-либо. Этого мастера, например, обвиняли в том, что он якобы утаил часть золота, предназначенного для скульптуры Афины.


дий в доказательство своей невиновности снял все золотые предметы со статуи и взвесил их. В точности совпал этот вес с количеством золота, предоставленным ему. Тогда скульптора обвинили в безбожии. Щит Афины стал причиной этого. На нем изображалась сцена боя с амазонками греков. Фидий среди греков изобразил себя, а также Перикла. Общественность Греции, несмотря на все заслуги этого мастера, все же выступила против него. Жестокой казнью закончилась жизнь этого скульптора.

Не исчерпывались достижения Фидия скульптурами, выполненными в Парфеноне. Так, он создал фигуру Афины Промахос из бронзы, которая была воздвигнута примерно в 460 году до н. э. в Акрополе.

Статуя Зевса

К Фидию пришла подлинная известность после создания этим мастером статуи Зевса для храма, расположенного в Олимпии. Высота фигуры составила 13 метров. Многие подлинники, к сожалению, не сохранились, до наших дней дошли лишь их описания и копии. Во многом этому способствовало фанатичное уничтожение произведений искусств христианами. Не уцелела и статуя Зевса. Ее можно описать так: 13-метровая фигура восседала на золотом троне. Украшал голову бога венок из ветвей маслины, что являлось символом его миролюбия. Грудь, руки, плечи, лицо выполнены были из слоновой кости. Плащ Зевса перекинут через его левое плечо. Борода и венец — из сверкающего золота. Такова эта древнегреческая скульптура, кратко описанная. Кажется, что бог, если он встанет и расправит плечи, не поместится в этом обширном зале — потолок будет ему низок.

Период эллинизма


Этапы развития древнегреческой скульптуры завершает эллинистический. Этот период — время в истории Древней Греции с 4-го по 1-й век до нашей эры. Скульптура в это время имела по-прежнему основным предназначением украшение различных архитектурных сооружений. Но в ней находили также отражение происходившие в управлении государством изменения.

В скульптуре, являвшейся в то время одним из главных видов искусства, кроме того, возникло множество направлений и школ. Они существовали на Родосе, в Пергаме, Александрии. Лучшие произведения, представленные этими школами, отражают проблемы, волновавшие в то время умы людей данной эпохи. Образы эти, в противоположность классической спокойной целеустремленности, несут в себе страстную патетику, эмоциональное напряжение, динамику.

Сильным влиянием Востока на все искусство в целом характеризуется поздняя греческая античность. Появляются новые особенности древнегреческой скульптуры: многочисленные детали, изысканные драпировки, сложные ракурсы. В величие и спокойствие классики проникает темперамент и эмоциональность Востока.

Находящаяся в римском музее Терм «Афродита Киренская» полна чувственности, некоторого кокетства.

«Лаокоон и его сыновья»

Наиболее известная скульптурная композиция, относящаяся к данной эпохе, — «Лаокоон и его сыновья», выполненная Агесандром Родосским. Этот шедевр сегодня хранится в музее Ватикана. Полна драматизма композиция, а сюжет предполагает эмоциональность. Герой и сыновья его, отчаянно сопротивляясь посланным Афиной змеям, как будто понимают свою ужасную участь. С необыкновенной точностью выполнена эта скульптура. Реалистичны и пластичны фигуры. Сильное впечатление производят лица героев.

Три великих скульптора


В произведениях скульпторов, относящихся к 4-му веку до н. э., гуманистический идеал сохраняется, но исчезает при этом единство гражданского коллектива. Утрачивают ощущение полноты жизни и цельность мировосприятия древнегреческие скульптуры и их авторы. Великие мастера, жившие в 4-м веке до н. э., создают раскрывающее новые грани душевного мира искусство. Наиболее ярко эти поиски выразили три автора — Лисипп, Пракситель и Скопас.

Скопас

Скопас стал самой заметной фигурой среди остальных скульпторов, работавших в то время. В его искусстве дышат глубокие сомнения, борьба, беспокойство, порыв и страсть. Этот уроженец острова Парос творил во многих городах на территории Эллады. Мастерство этого автора воплотилось в статуе под названием «Ника Самофракийская». Такое название было получено в память о победе в 306 году до н. э. Родосского флота. Фигура эта установлена на пьедестале, напоминающем по конструкции корабельный нос.

«Танцующая менада» Скопаса представлена в динамичном, сложном ракурсе.

Пракситель

Иное творческое начало имели скульптуры Праксителя.


спевал этот автор чувственную красоту тела и радость жизни. Пракситель пользовался огромной славой, был богат. Наибольшую известность принесла этому скульптору статуя Афродиты, выполненная им для острова Книд. Она была первым в греческом искусстве изображением обнаженной богини. Красавица Фрина, знаменитая гетера, возлюбленная Праксителя, послужила моделью для статуи Афродиты. Эта девушка была обвинена в кощунстве, а затем оправдана восхищенными ее красотой судьями. Пракситель является певцом женской красоты, которую чтили греки. К сожалению, лишь по копиям известна нам Афродита Книдская.

Леохар

Леохар — афинский мастер, крупнейший из современников Праксителя. Этот скульптор, работая в различных эллинских полисах, создавал мифологические сцены и изображения богов. Он выполнил несколько портретных статуй в хризо-элефантинной технике, изображающих членов семьи Филиппа, македонского царя. После этого он стал придворным мастером Александра Македонского, его сына. В это время Леохаром была создана статуя Аполлона, очень популярная в древности. Она сохранилась в мраморной копии, выполненной римлянами, и получила под именем Аполлона Бельведерского мировую известность. Леохар во всех своих творениях демонстрирует виртуозную технику.

После времени правления Александра Македонского эпоха эллинизма стала периодом бурного расцвета портретного искусства. Воздвигали на площадях городов статуи различных ораторов, поэтов, философов, полководцев, государственных деятелей. Мастера хотели добиться внешнего сходства и при этом подчеркнуть в облике черты, превращающие в типичный образ портрет.

Другие скульпторы и их творения


Классические скульптуры становились образцами различных творений мастеров, работавших в эпоху эллинизма. Четко просматривается в произведениях того времени гигантомания, то есть стремление желаемый образ воплотить в огромных размеров статуе. Особенно часто она проявляется, когда создаются древнегреческие скульптуры богов. Статуя бога Гелиоса является ярким тому примером. Она выполнена из позолоченной бронзы, возвышалась у входа Родосской гавани. Высота скульптуры — 32 метра. Над ней работал 12 лет, не покладая рук, Харес, ученик Лисиппа. Это произведение искусства заняло по праву почетное место в списке чудес света.

Многие статуи после захвата римскими завоевателями Древней Греции были вывезены за пределы этой страны. Не только скульптуры, но также и шедевры живописи, собрания императорских библиотек и другие предметы культуры постигла эта участь. Многие люди, работавшие в сфере образования и науки, были захвачены в плен. В культуру Древнего Рима, таким образом, вплелись, оказав существенное влияние на ее развитие, различные элементы греческой.

Заключение

Конечно, разные периоды развития, которые пережила Древняя Греция, свои коррективы внесли в процесс формирования скульптуры, однако одно объединяло мастеров, принадлежащих к различным эпохам, — стремление к постижению в искусстве пространственности, любовь к выражению при помощи различных приемов пластики тела человека. Древнегреческая скульптура, фото которой представлено выше, к сожалению, до наших дней дошла лишь частично. Зачастую мрамор служил материалом для фигур, несмотря на его хрупкость. Лишь так можно было передать красоту и изящность человеческого тела. Бронза хоть и являлась более надежным и благородным материалом, значительно реже использовалась.

Древнегреческая скульптура и живопись своеобразны и интересны. Различные образцы искусства дают представление о духовной жизни этой страны.

Источник: fb.ru

Цвет скульптур[править | править код]

Древнегреческие скульптуры изначально были окрашены в яркие цвета. На данный момент они выглядят белыми , из-за потери оригинального окраса с течением времени. Ссылки на расписные скульптуры встречаются во всей классической литературе, в том числе в «Елене» Еврипида, в которой одноименный персонаж сетует: Если бы только я могла сбросить свою красоту и принять более уродливый вид/как вы стерли бы цвет со статуи.». Некоторые статуи всё ещё сохраняют следы своей первоначальной окраски и археологи могут восстановить, как они первоначально выглядели.[1][2]

Гомеровский период[править | править код]

Монументальная скульптура гомеровской Греции не сохранилась. Судить о ней можно по описаниям древних авторов. Представляли её деревянные статуи, лишь в самых грубых формах воспроизводившие человеческое тело, так называемые ксоаны . Подобные изваяния могли украшаться металлическими деталями одежды и оружия.

Из скульптуры этого времени до нас дошли только произведения мелкой пластики, в основном культового характера. Это статуэтки, изображающие богов или героев. Нередко они, также, как и сосуды, украшались росписью. Создавались они из терракоты, слоновой кости или бронзы. Среди них есть не только человеческие изображения, но и изображения коня, кентавра. В них только намечается интерес к передаче напряженной работы мышц, конструкции и пластике тела.[3]

Архаика[править | править код]

В начале периода архаики скульптура ещё не занимала столь значительного места, как в классическом греческом искусстве. Её опережала вазопись, опиравшаяся на уже имеющиеся достижения прошедших веков. Тем не менее, в статуях VII века до н. э. — корах и куросах — возникает стремление к передаче объёма тела, гармоническому равновесию форм, утонченному ритму. Важное место занимает архитектоническая конструкция человеческого тела. Возникающая именно в этот период архаическая улыбка одухотворяет лица статуй, превращая идол в обобщенный образ человека, понимаемого как высшая эстетическая ценность. За редким исключением статуи приобретают соразмерный человеку масштаб. Сразу следует отметить, что до эпохи поздней классики женские изображения будут лишены наготы, в то время как в мужских образах будет воспеваться естественная красота обнаженного человеческого тела.

К числу хорошо сохранившихся женских фигур относится «Богиня с гранатом» из Кератеи 580—570 годов (Берлин, Государственные музеи), сохранившая даже первоначальную яркую раскраску, «Богиня с зайцем» из Герайона близ Тигани на острове Самос ок. 560 года (Берлин, Государственные музеи) и др. Нижняя часть последней статуи трактуется уже не как простой столбообразный объём, в ней проявляется естественная пластика тела. Жест поднятой руки разрушает строгую неподвижную симметрию.

Ярким примером мужских изображений является скульптурная группа Клеобис и Битон, созданная на рубеже VII—VI веков Полимедом Аргосским. Хотя само по себе решение группы в виде двух почти одинаковых статуй показывает ещё ограниченность приемов архаики, созданный скульптором образ двух легендарных героев ярко выражает идеал дорического искусства Аттики. Тяжеловесные объёмы тел суровы, в них четко выявлены тектонические членения. К аттическим куросам относятся так же статуя с мыса Сунион ок. 600 года (Афины, Национальный музей) и статуя конца VII века (Нью-Йорк, Метрополитен-музей).

Напротив, ионийские мастера стремились к стройности фигур, легкости пропорций. В ионических куросах есть ясная жизнерадостность. Таковы куросы середины VI века с острова Мелос (Афины, Национальный музей) и из Тенеи («Аполлон Тенейский», Мюнхен, Глиптотека).

Одновременно развивается и монументальная скульптура, оформляющая архитектурные постройки. Здесь важнейшую роль играет рельеф, дающий по сравнению со статуями более широкие возможности для повествовательных композиций на мифологические темы. Ранним примером решения композиции фронтона является скульптура храма Артемиды в Керкире ок. 590 года до н. э. (Керкира, музей.) Здесь изображен миф о Медузе-Горгоне и Персее. Фигура Медузы-Горгоны изображена в крупном масштабе в центре фронтона в позе коленопреклоненного бега. Рядом с ней крошечная фигурка Персея, вносящая в композицию асимметрию. По сторонам от центральной группы изображены лежащие львы, а в углах фронтона крошечные по размеру сцены, одна из которых представляет Зевса убивающего гиганта.

Другим интересным примером решения композиции фронтонов является скульптура Гекатомпедона — древнейшего храма Афинского Акрополя, созданная ок. 570 года.

Помимо фронтонов рельефами украшались метопы дорических храмов. Сохранились метопы греческих храмов на Сицилии: храма «Малых метоп» 570—550 годы до н. э., храма «С» в Селинунте 540—530 годов до н. э. (Палермо, Национальный музей) В первом из них сохранилось изображение Похищения Европы, интересное тем, как скульптор передал среду происходящего действия. Море обозначено волнообразными силуэтами двух дельфинов. Метопы храма «С» отличаются необыкновенно сильной передачей пластики фигур, представляющих собой горельеф, приближающийся к круглой скульптуре. Интересны так же метопы сокровищницы и небольшого храма из святилища Геры близ Пестума в устье реки Селы (второй четверти и конца VI века до н. э., Палермо, Национальный музей). Некоторые из них в силу внешних причин остались незаконченными, но были расписаны и установлены на свои места. Создавая невысокий рельеф, скульптор не выходил за границу воображаемой им передней плоскости изображения. Вместе с тем, он сумел объединить все метопы единым композиционным ритмом. Особенностью италийских рельефов является приземистость пропорций.

На территории самой Греции во второй половине VI столетия было создано скульптурное убранство второго Гекатомпедона в Афинах ок. 520 года (Афины, музей Акрополя), от которого сохранилась замечательная группа восточного фронтона, изображающая Афину, повергающую наземь гиганта. Живое движение передает драматичность происходящего. Фигуры действительно соединены в единую группу, что показывает значительный путь развития, пройденный греческой скульптурой за столетие. Здесь же следует назвать ещё одну группу — Тесей и Антиопа, занимавшую западный фронтон храма Аполлона в Эретрии, в Эвбее ок. 510 года (Халкида, музей). Фигуры Тесея и Антиопы слились здесь в единый пластический монолит. Совершенным творением мастеров этого времени является и рельефный фриз сокровищницы сифнийцев в Дельфах ок. 525 года (Дельфы, музей), изображающий гигантомахию. Непрерывный ионический фриз удачно сочетает в себе ощущение бурной борьбы с выверенным ритмом движений рук с копьями и круглых повторяющихся щитов.

Столь же высокого уровня достигают и статуи конца периода архаики. К аттической школе относится статуя всадника с Афинского Акрополя (Всадник Рампина) ок. 560 года (Афины, музей Акрополя, подлинник головы всадника в Лувре), производящая впечатление даже в виде нескольких уцелевших фрагментов. Архаическая улыбка на лице всадника создает ощущение радостного, героического духа. Такова и происходящая оттуда же «Кора в пеплосе» ок. 530 года.

К грядущим иделам эпохи классики близки мужские мемориальные статуи — надгробная статуя Кройсоса из Анависоса и бронзовый курос из Пирея ок. 520 года (оба в Национальном музее в Афинах). Несмотря на все ещё крайне сдержанные движения, в них нет уже никакой застылости. Напротив, в камне и в бронзе умело переданы тонкие нюансы живого тела. Таков же и «торс Милани» конца VI века (Флоренция, Национальный музей). К произведениях ионийских скульпторов относится кора (№ 675) с Афинского Акрополя (музей Акрополя), сохранившая яркую раскраску. Она отличается более тонкими и сложными линейными ритмами, из-за чего однако выглядит и более дробной. Вместе со статуями создавались и их постаменты, украшавшиеся барельефами на различными темы из повседневной жизни.

В технике невысокого рельефа скульптором Аристоклом создана и стела Аристиона ок. 510 года (Афины, Национальный музей). В ней особый созерцательный настрой, так подходящий для мемориального изображения, предвосхищает образы надгробных стелл периода классики[4].

Ранняя классика[править | править код]

В начале V века до н. э. в греческой скульптуре одновременно с обобщением образа, его большей ясностью и дальнейшим развитием связи скульптуры с архитектурой возникает особый интерес к максимально правдивой передаче движения. Стремление прямолинейно передать натуру даже порождает угловатость форм, разрушающую гармонию статуй конца архаики. Лишь со временем искусство классики придёт к новой гармонии и цельности.

Это художественное изменение порождает и некоторую перемену в тематике. Однако «жанровые» мотивы, такие как «Мальчик, вынимающий занозу», на самом деле продолжают ряд этически значимых образов. Это образ победителя в состязаниях, не прервавшего бег вопреки произошедшей неприятности. Новое, свойственное ранней классике понимание гармонии можно увидеть в бронзовой статуе «Возничий» ок. 470 года (Дельфы, музей), где передача мелких натуралистических деталей (вены, ногти, пушок на висках) не мешает монументальности образа в целом. В фигуре, когда-то входившей в неизвестную скульптурную группу, присутствует сдержанная энергия движения. Складки хитона юноши, похожие на каннелюры колонны, также усиливают монументальность статуи.

Прекрасен рельеф «Трона Людовизи» — алтаря богини Афродиты ок. 460 года (Рим, Национальный музей), изображающий рождение Афродиты из морской пены. Идеально сочетание движения поднимающейся Афродиты, ниспадающих складок одежд и склонившихся к богине нимф. На боковых сторонах алтаря представлены различные образы служения богине: нагая играющая на флейте девушка-гетера и одетая в плащ сидящая хранительница домашнего очага.

Задача взаимосвязи двух фигур, объединённых единым сюжетом, была поставлена скульпторами Критием и Несиотом, ок. 477 года до н. э. создавшими для Афин новое изображение тираноубийц Гармодия и Аристогитона (старая группа времён архаики была увезена разгромившими Акрополь персами). Фигуры героев полиса образуют цельную композицию благодаря общему движению.

Одним из раннеклассических примером взаимодействия скульптуры с архитектурой являются фронтоны храма Афины Афайи на о. Эгина 500—480 годов (Мюнхен, Глиптотека), изображающие войну греков с троянцами. Старой, ещё архаичной чертой композиции западного фронтона является стоящая по центру фронтальная фигуры Афины. Вместе с тем в фигурах воинов, в особенности в изображениях павших и умирающих, лежащих в узких углах фронтона, много нового. Особенно отличается одна из фигур восточного фронтона, передающая постепенное угасание жизненных сил павшего. Характерно исчезновение архаической улыбки, присутствующей ещё на первом фронтоне.

Качественно меняются и композиции рельефов метоп, что можно увидеть на примере храма «Е» в Селинунте 470—460 годов до н. э. (Палермо, Национальный музей). Освоив естественные движения фигур, скульптор теперь может строить любые сюжетные композиции, тонко передавая состояния персонажей.

Другим примером фронтонных композиций этого времени является скульптура храма Зевса в Олимпии 468—456 годов (Олимпия, музей). Композиция восточного фронтона, представляющая стоящих подле Зевса Пелопа и Эномая непосредственно перед их состязанием на колесницах, даёт один из первых в истории искусства примеров внешне неподвижного изображения, наполненного внутренним напряжением, потенциальным движением, готовым начаться действием. Восточному фронтону противопоставляется западный, где изображено сражение лапифов с кентаврами. В центре представлен Аполлон, властно простёрший свою руку. Господство его спокойной фигуры, контраст между разнузданными движениями опьяневших кентавров и целеустремленными действиями людей-лапифов показывают конечную победу разума и гармонии над хаосом. Метопы храма посвящены подвигам Геракла. Композиции построены так, что энергичные, подчас порывистые движения фигур не разрушают границ изображения. Они соответствуют геометрическим членениям квадратов метоп. Такова сцена укрощения критского быка, где перекрещиваются диагональные движения быка и Геракла. Более активное движение меньшей по массе фигуры героя уравновешивает более тяжёлую, но медленную и грузную фигуру быка[5].

Одним из важных памятников, знаменующих собой переход к высокой классике, считается бронзовая статуя Посейдона, найденная в море у мыса Артемисион, ок. 450 года до н. э. (Афины, Национальный музей). Бог моря представлен в шаге, занесшим руку, некогда державшую трезубец. Здесь, как представляется, впервые была решена задача сочетания грозного, энергичного движения и монументальной устойчивости фигуры.

В 460—450 годы в Аттике работал скульптор Мирон из Элевфер. Его прославленные при жизни работы известны по мраморным копиям (оригиналы были бронзовые) или не сохранились вообще. К последним относятся статуи победителя в беге Лада и превращенной в телку Ио. В копиях до нашего времени дошла статуя «Дискобол» (мраморные копии в Национальном музее Рима, Британском музее, бронзовая статуэтка эллинистического времени в мюнхенской Глиптотеке и др.) и группа, изображающая Афину и Марсия (мраморная копия во Франкфурте-на-Майне, Либигхаус). В фигуре дискобола происходит принципиальный отказ от типа прямостоящего куроса, хотя ещё сохраняется преобладание фронтальной точки зрения. Скульптор изображает мгновение, когда юноша, согнувшись, замер и готов вновь распрямиться, метнув диск. Группа «Афина и Марсий» представляет миф о флейте, проклятой Афиной потому, что при игре на ней раздувались щеки и уродовалось лицо. Дерзнувший подобрать флейту Марсий в испуге отпрянул от разгневанной богини. Их лица представляют собой два противоположных, универсальных типа красоты и уродства, покоя и аффекта.

Высокая классика[править | править код]

Творчество Мирона можно отнести к одному из двух направлений, сложившихся в искусстве классики. Одно из них, представленное мастерами Ионии и Аттики, стремилось выявить красоту движения, в то время как второе, развивавшееся на Пелопоннесе аргосско-сикионской школой, создавало образы гармонии, основанной на внешней неподвижности тела, наполненного внутренним дыханием жизни, скрытым движением. В какой-то степени соединить обе тенденции сумел великий Фидий.

Современником Фидия, мастером второго направления был Поликлет. Его творчество приходится на 460—420 годы до н. э. С его именем связывается т. н. «Канон Поликлета» — система пропорциональных отношений, определяющая красоту человеческого тела. Всё творчество мастера было направлено на выражение порядка, строя и меры, заложенных в мироздании и в самом человеке. Поликлет создавал образ героически прекрасного человека, что, собственно, было центральной темой всего греческого искусства, едва ли не единственным предметом изображения которого был человек или же антропоморфное божество. По имеющимся письменным свидетельствам в качестве масштабной единицы скульптор использовал фалангу большого пальца, удвоенная длина которой равнялась самому большому пальцу, а он в свою очередь два раза укладывался в длине кисти руки. Впрочем, Поликлету не было свойственно жёсткое, механическое следование данной схеме. Скорее он имел в виду канон как общий принцип расшифровки структуры человеческого тела.

Самой знаменитой работой Поликлета был бронзовый «Дорифор» (копьеносец) ок. 440 года, дошедший до нас только в сухих мраморных копиях (Неаполь, Национальный музей). Представление о подлинной пластике мастера даёт бронзовая статуэтка юноши 3-й четверти V века до н. э. (Лувр). Спокойно стоящая фигура Дорифора полна внутренней, не выраженной во внешнем действии энергии, жизненной силы. В ней есть то же противоборство несущих и несомых частей конструкции, как и в ордерной системе греческой архитектуры. Гармония создаётся уравновешенностью всех форм, лишённых при этом строгой фронтальности. Преодолеть неподвижность помогает хиазм, или, иначе, контрапост. Опора тела перенесена на одну из ног, бедро которой оказывается выше другого, линия плеч, напротив, наклонена в противоположную сторону. Этот приём постановки фигуры, неизвестный в период архаики, получает теперь широчайшее распространение.

К более поздним работам Поликлета относится Диадумен ок. 430 года, также сохранившийся лишь в многочисленных копиях. Ему свойственны даже большие изящность силуэта и легкость пропорций, показывающие дальнейшее развитие творчества мастера. Особое состояние «героического минора», переданное благодаря вниманию к оттенкам пластической формы, присутствует в «Раненой амазонке» (мраморная копия в Метрополитен-музее, Нью-Йорк). В данном случае в композицию изначально был включён постамент, подчеркивающий ослабление сил, поддерживающих стоящую фигуру.

Между 460 и 420 годами (общепринятой датировки нет) скульптор Пеоний создал статую Ники, в которой изобразил богиню в тот момент, когда она, опускаясь, уже коснулась ногой постамента. Передача близкого к завершению движения представляет собой нечто среднее между направлениями, к которым относилось творчество Мирона и Поликлета[6].

Фидий и скульптура Афинского Акрополя[править | править код]

Можно сказать, что оба описанных выше направления греческой скульптуры синтезировал в своём творчестве Фидий, друг Перикла. Его величайшие, прославленные творения также известны лишь по весьма приблизительным копиям римского времени. Однако Фидий руководил перестройкой сохранившегося до наших дней Афинского Акрополя. Вся входящая в его ансамбль скульптура так или иначе передаёт дух его искусства. Более того, исключительное совершенство отдельных изображений позволяет видеть в них работу самого мастера. До нашего времени дошли, пусть и сильно повреждённые, статуи и рельефы Парфенона, построенного в 447—438 годах до н. э. Скульптурное убранство храма продолжало создаваться до 431 года.

Пройдя пропилеи и вступив на территорию Акрополя, человек прежде всего встречал бронзовую статую Афины Промахос (воительницы), являвшей собой божественное покровительство Афинам. Богиня была изображена в шлеме с копьём и щитом. Высокий, видимый издалека из Пирея монумент был создан Фидием в 465—455 годах до н. э. Оригинал его утрачен. Ещё одной бронзовой статуей работы Фидия была Афина Лемния, изображавшая богиню задумчиво смотрящей на снятый шлем, который она держала в руке.

От статуи Афины Промахос взгляд вошедшего направлялся к расположенному справа Парфенону, обращённому ко входу на Акрополь западным фронтоном, который был виден и издалека. На западном фронтоне был изображён спор между Афиной и Посейдоном за обладание Аттикой, выигранный Афиной, создавшей маслину. В настоящее время судить о композиции в целом позволяют её старые зарисовки. Она были лишена симметричной застылости. Средняя ось фронтона оставалась свободной, по сторонам от неё в динамичных позах располагались фигуры Афины и Посейдона, от них движение распространялось к краям фронтона.

Метопы также были посвящены мифической истории Аттики: битве греков с амазонками, осадившими Афины, кентавромахии, взятию Илиона, то есть Трои. До нашего времени более-менее целыми дошли южные метопы со сценами кентавромахии. Каждая из них обладает законченной композицией, изображающей различные моменты борьбы, в которой побеждает то кентавр, то человек. Но, таким образом, все вместе метопы создают общую картину битвы. Над метопами работали разные, обладавшие различными почерками мастера.

Южные метопы Парфенона. Лондон, Британский музей.

Сквозь колонны Парфенона был виден расположенный на стенах его целлы фриз-зофор, изображавший шествие больших Панафиней. Таким образом изображения граждан Афин сливались в единое целое с миром богов и героев. При этом то, что сплошной ионический фриз целлы зрительно членился колоннадой на отдельные отрезки, напротив, подчеркивало непрерывность движения процессии. Для фриза Парфенона характерно пульсирующее, то ускоряющееся, то замедляющееся движение, начинающееся и заканчивающееся покоем. Так как в действительности праздничное шествие двигалось вдоль северного фасада храма, движение изображенной процессии разворачивалось с правого угла западного фасада и шло налево, продолжаясь на северном фасаде. Лишь крайние правые фигуры на западной стене целлы были развернуты вправо, указывая, что фриз идёт и по южному фасаду. С восточной стороны действие заканчивалось фигурами пирующих богов.

Фриз целлы: процессия Панафиней.

С восточной стороны Парфенона располагался вход в храм, перед которым совершались жертвоприношения. Здесь на фронтоне было изображено рождение Афины из головы Зевса, а в метопах гигантомахия, показывавшая победу олимпийских богов над стихийными силами титанов. От композиции сохранились лишь боковые фигуры, прекрасно вписанные в углы фронтона. В их числе головы коней колесницы Гелиоса, поднимающейся с левого края композиции, и колесницы богини ночи Никс, опускающейся справа.

Фронтоны Парфенона. Лондон, Британский музей.

В Парфеноне синтез скульптуры и архитектуры достиг своего высшего развития в древнегреческом искусстве. Если в западном фронтоне ещё присутствует характерное для ранней классики движение вдоль плоскости стены, то в восточной композиции каждая фигура чувствует себя совершенно свободно. Зритель не замечает ограничивающих рамок архитектуры, создающей пространство для скульптур. Высочайшими качествами обладают сохранившиеся фигуры восточного фронтона — лежащий Кефал (или Дионис) и сидящие Мойры (или Афродита, Пейто и Диона). В них в совершенной цельности проявились монументальность и ясность, лишённые нарочитости, телесная красота, почти живое дыхание.

Внутри Парфенона находилась огромная статуя Афины Парфенос (девы), сделанная Фидием в хрисоэлефантинной технике. Она отличалась усложнённой, видимо, даже перегруженной аллегорической программой, о которой можно судить по уменьшенной реплике из Национального археологического музея в Афинах. На богине был шлем с грифонами. В правой руке Афина держала фигуру Ники, а в опущенной левой — щит, на котором была изображена битва греков с амазонками. Есть основания полагать, что Фидий использовал золото разных оттенков, что позволяло достичь более тонких художественных эффектов. Согласно сообщению Плутарха, в связи со статуей были выдвинуты обвинения против Фидия в хищении золота, а также в том, что в числе воинов на щите он изобразил себя и Перикла. Однако, несмотря на это свидетельство, греческая скульптура классической эпохи едва ли стремилась к передаче индивидуальных портретных черт, создавая обобщённые внешне и внутренне прекрасные образы человека. Таким условным «портретом» является бюст (герма) Перикла, созданный скульптором Кресилаем ок. 440 года до н. э. (Мраморная копия — Лондон, Британский музей.)

В той же хрисоэлефантинной технике Фидием была создана и огромная сидящая статуя Зевса для храма Зевса в Олимпии, включённая позднее в список семи чудес света.

Заслуживают внимание статуи и рельефы других построек афинского Акрополя. Коры Эрехтейона, несмотря на то, что заменяют собой архитектурные элементы — колонны, исполнены не монотонно. В каждой из них есть свой оттенок пластического состояния. На фризе северного портика храма был применён особый колористический приём: белые фигуры располагались на фоне фиолетового мрамора. Фриз, а также рельефы балюстрады храма Ники Аптерос отличаются особой динамикой, игра света и тени усиливает стремительность и легкость движений. Однако в фигуре богини, снимающей сандалию, с большой силой проявляется скорее лирический, интимный мотив, свойственный позднее Праксителю.

Иные новшества появились во фризе храма Аполлона в Бассах, построенного ок. 430 года Иктином. Хранящийся в настоящее время в Британском музее фриз был расположен внутри целлы храма. Здесь представлены амазономахия и кентавромахия. Его отличают необычные для высокой классики бурность движения, резкие светотеневые контрасты, откровенное изображение в лицах злобы и страдания. Тяжеловестность господствует над соразмерностью. Особенности фриза могут быть связаны с провинциальным, самобытным творчеством его исполнителя, но в них можно видеть и предвосхищение образов скульптора поздней классики Скопаса.

Постепенный отход от идеалов высокой классики, разрушение её цельного языка проявились и в других произведениях конца IV века до н. э., в частности в надгробиях. Форма в них становится более живописной. В образах появляются драматизм, ярко выраженная скорбь, акцентируется духовное состояние человека. С этим может сочетаться и более жанровая трактовка движения.[7]

Поздняя классика[править | править код]

В IV в. до н. э. греческая скульптура, не утратив своего совершенства, приняла иной, чем прежде, характер: к великим идеям и возвышенным чувствам, породившим столько замечательных произведений в век Перикла, присоединились новые понятия и стремления; создания пластики стали более страстными, проникнутыми драматизмом, в них проявилась более чувственная красота. Изменился также материал скульптуры: слоновая кость и золото были вытеснены мрамором; меньше стали использоваться металлические и иные украшения.[8]

Одним из представителей нового направления был Скопас, глава новоаттической школы. Он стремился выражать бурные страсти и достигал этой цели с силой, какая раньше не была присуща ни одному скульптору. Скопасу принадлежали, в числе прочего, оригиналы скульптур Аполлона Кифареда, сидящего Ареса виллы Лудовизи и, возможно, Ниобид, умирающих вокруг своей матери. Также ему принадлежит создание части рельефов Галикарнасского Мавзолея. Другой великий мастер той же школы, Пракситель, любил, подобно Скопасу, изображать глубокие чувства и вызванные страстью движения, однако лучше всего удавались ему идеально-прекрасные юношеские и полудетские фигуры с оттенком едва пробудившейся или ещё скрытой страстности (Аполлон Сауроктон, Книдская Афродита, Гермес с младенцем Дионисом на руках и др.).[8]

В противоположность афинским мастерам-идеализаторам, скульпторы пелопоннесской школы этой же эпохи в Аргосе и Сикионе работали в натуралистическом духе, преимущественно воспроизводя сильные и красивые мужские фигуры, а также портреты известных лиц. Среди этих художников первое место принадлежит Лисиппу, создававшему скульптуры из бронзы, современнику Александра Македонского, прославившемуся его портретными изображениями. Лисипп дал новый канон пропорций человеческого тела своей статуей атлета-апоксиомена (то есть счищающего с себя пыль палестры) и создал, в числе прочего, типический образ Геракла.[8]

Литература[править | править код]

  • Ю. Д. Колпинский. Искусство Эгейского мира и Древней Греции. М., «Искусство», 1970.
  • М. В. Алпатов. Художественные проблемы искусства Древней Греции. М., 1987.
  • Б. Р. Виппер. Искусство Древней Греции. М., 1971.
  • Б. И. Ривкин. Античное искусство. М., 1972.
  • Л. Акимова. Искусство Древней Греции. СПб, «Азбука-классика», 2007.
  • Всеобщая история искусств. Том 1. Под ред. Р. Б. Климова. М., «Искусство», 1956:
    • Искусство Греческой архаики
    • Искусство Греческой классики (Начало 5 — середина 4 в. до н. э.)
      • Искусство ранней классики
      • Искусство высокой классики
      • Искусство поздней классики
    • Эллинистическое искусство
  • Любимов Л. Д. Искусство древнего мира. М., «Просвещение», 1971:
    • Архаика.
    • Великий расцвет.
    • Поздняя классика.

Источник: ru.wikipedia.org

Цитата сообщения Александр_Ш_Крылов Архитектура и скульптура Древней Греции

Города античного мира обычно появлялись возле высокой скалы, на ней же возводилась цитадель, чтобы было где укрыться если враг проникнет в город. Такая цитадель называлась акрополем. Точно так же на скале, которая почти на 150 метров возвышалась над Афинами и издавна служила естественным оборонительным сооружением, постепенно образовался верхний город в виде крепости (акрополя) с различными оборонительными, общественными и культовыми сооружениями.
Афинский Акрополь начал застраиваться еще во II тысячелетии до н.э. Во время греко-персидских войн (480—479 годы до н.э.) он был полностью разрушен, позднее под руководством скульптора и архитектора Фидия началось его восстановление и реконструкция.
Акрополь относится к таким местам, «о которых все твердят, что они великолепны, неповторимы. Но не спрашивайте почему. Никто вам не сможет ответить…». Его можно измерить, можно пересчитать даже все его камни. Не такой уж большой труд пройти его из конца в конец — на это уйдет всего несколько минут. Стены Акрополя круты и обрывисты. Четыре великих творения стоят и поныне на этом холме со скалистыми склонами. Широкая зигзагообразная дорога идет от подножия холма к единственному входу. Это Пропилеи — монументальные ворота с колоннами в дорическом стиле и широкой лестницей. Их соорудил архитектор Мнесикл в 437—432 годах до н.э. Но прежде чем войти в эти величественные мраморные ворота, каждый невольно оборачивался вправо. Там, на высоком пьедестале бастиона, некогда охранявшего вход в акрополь, высится храм богини победы Ники Аптерос, украшенный ионическими колоннами. Это дело рук архитектора Калликрата (вторая половина V веке до н.э.). Храм — легкий, воздушный, необычайно прекрасный — выделялся своей белизной на синем фоне неба. Это хрупкое, похожее на изящную мраморную игрушку здание как будто улыбается само и заставляет ласково улыбнуться прохожих.
Непоседливые, пылкие и деятельные боги Греции походили на самих греков. Правда, они были выше ростом, умели летать по воздуху, принимать любой облик, превращаться в животных и растения. Но во всем остальном вели себя, как обыкновенные люди: женились, обманывали друг друга, ссорились, мирились, наказывали детей…

(690x500, 86Kb)

Храм Деметры, строители неизвестны, VIв. до н.э. Олимпия

(690x500, 70Kb)

Храм Ники Аптерос, зодчий Калликрат, 449-421 до н.э. Афины

(699x472, 67Kb)

Пропилеи, зодчий Мнезикл, 437-432 до н.э. Афины

Богиня победы Ника изображалась прекрасной женщиной с большими крыльями: победа непостоянна и перелетает от одного противника к другому. Афиняне изобразили ее бескрылой, чтобы она не покинула город, одержавший так недавно великую победу над персами. Лишенная крыльев богиня не могла больше летать и навсегда должна была остаться в Афинах.
Храм Ники стоит на выступе скалы. Он чуть повернут в сторону Пропилеи и играет роль маяка для процессий, огибающих скалу.
Сразу же за Пропилеями гордо возвышалась Афина Воительница, копье которой приветствовало путника издалека и служило маяком для мореплавателей. Надпись на каменном пьедестале гласила: «Афиняне посвятили от победы над персами». Это означало, что статуя была отлита из бронзового оружия, отнятого у персов в результате одержанных побед.
На Акрополе находился и храмовый ансамбль Эрехтейон, который (по замыслу его создателей) должен был связать воедино несколько святилищ, располагавшихся на разных уровнях, — скала здесь очень неровная. Северный портик Эрехтейона вел в святилище Афины, где хранилась деревянная статуя богини, якобы упавшая с неба. Дверь из святилища открывалась в маленький дворик, где росло единственное на всем Акрополе священное оливковое дерево, которое поднялось, когда Афина дотронулась в этом месте до скалы своим мечом. Через восточный портик можно было попасть в святилище Посейдона, где он, ударив по скале своим трезубцем, оставил три борозды с журчащей водой. Здесь же находилось святилище Эрехтея, почитаемого наравне с Посейдоном.
Центральная часть храма — прямоугольное помещение (24,1х13,1 метров). В храме также находились могила и святилище первого легендарного царя Аттики Кекропа. На южной стороне Эрехтейона — прославленный портик кариатид: у края стены шесть высеченных из мрамора девушек поддерживают перекрытие. Некоторые ученые предполагают, что портик служил трибуной почтенным гражданам или что здесь собирались жрецы для религиозных церемоний. Но точное предназначение портика до сих пор неясно, ведь «портик» означает преддверие, а в данном случае портик не имел дверей и отсюда нельзя попасть внутрь храма. Фигуры портика кариатид — это по сути опоры, заменяющие столб или колонну, они же прекрасно передают легкость и гибкость девичьих фигур. Турки, захватившие в свое время Афины и не допускавшие по своим мусульманским убеждениям изображений человека, уничтожать эти статуи, однако, не стали. Они ограничились лишь тем, что стесали лица девушек.

(630x500, 73Kb)

(690x500, 62Kb)

Эрехтейон, строители неизвестны, 421-407 до н.э. Афины

(699x472, 66Kb)

Парфенон, зодчие Иктин, Калликрат, 447-432 до н.э. Афины

В 1803 году лорд Эльджин, английский посол в Константинополе и коллекционер, пользуясь разрешением турецкого султана, выломал в храме одну из кариатид и увез в Англию, где предложил ее Британскому музею. Слишком широко трактуя фирман турецкого султана, он увез с собой также многие скульптуры Фидия и продал их за 35 000 фунтов стерлингов. Фирман гласил, что «никто не должен препятствовать увезти ему несколько камней с надписями или фигурами с Акрополя». Эльджин заполнил такими «камнями» 201 ящик. Как он сам заявил, он взял только те скульптуры, которые уже упали или которым грозило падение, якобы для того, чтобы спасти их от окончательного разрушения. Но еще Байрон назвал его вором. Позднее (при реставрации портика кариатид в 1845—1847 годах) Британский музей прислал в Афины гипсовый слепок статуи, увезенной лордом Эльджином. Впоследствии слепок заменили более прочной копией из искусственного камня, изготовленной в Англии.
В конце прошлого века греческое правительство потребовало от Англии вернуть принадлежащие ей сокровища, но получило ответ, что лондонский климат для них более благоприятен.
В начале нашего тысячелетия, когда при разделе Римской империи Греция отошла к Византии, Эрехтейон превратили в христианский храм. Позднее крестоносцы, завладевшие Афинами, сделали храм герцогским дворцом, а при турецком завоевании Афин в 1458 году в Эрехтейоне устроили гарем коменданта крепости. Во время освободительной войны 1821—1827 годах греки и турки поочередно осаждали Акрополь, бомбардируя его сооружения, в том числе и Эрехтейон.
В 1830 году (после провозглашения независимости Греции) на месте Эрехтейона можно было обнаружить лишь фундаменты, а также архитектурные украшения, валявшиеся на земле. Средства на восстановление этого храмового ансамбля (как и на восстановление многих других сооружений Акрополя) дал Генрих Шлиман. Его ближайший сподвижник В.Дерпфельд тщательно измерил и сравнил античные фрагменты, к концу 70-х годов прошлого века он уже планировал восстановить Эрехтейон. Но эта реконструкция была подвергнута строгой критике, и храм был разобран. Здание было восстановлено заново под руководством известного греческого ученого П.Кавадиаса в 1906 году и окончательно отреставрировано в 1922 году.

(680x500, 58Kb)

«Ника Самофракийская» автор неизвестен, ок.190 до н.э. Лувр, Париж

(275x550, 25Kb)

«Венера Милосская» Агессандр(?), 120 до н.э. Лувр, Париж

(610x700, 99Kb)

«Лаокоон» Агессандр, Полидор, Афинодор, ок.40 до н.э. Греция, Олимпия

(364x698, 79Kb)

«Геракл Фарнезский» ок. 200 до н. э., Нац. музей, Неаполь

(350x550, 28Kb)

«Раненая амазонка» Поликлет, 440 до н.э. Нац. музей Рим

Парфенон — храм богини Афины — самое большое сооружение на Акрополе и самое прекрасное создание греческой архитектуры. Он стоит не в центре площади, а несколько сбоку, так что можно сразу охватить взглядом передний и боковой фасады, понять красоту храма в целом. Древние греки верили, что храм с основной культовой статуей в центре представляет собой как бы дом божества. Парфенон — храм Афины-Девы (Парфенос), и потому в центре его находилась хрисоэлефантинная (выполненная из слоновой кости и золотых пластин на деревянной основе) статуя богини.
Парфенон воздвигли в 447—432 годах до н.э. архитекторы Иктин и Калликрат из пентелийского мрамора. Он размещался на четырехступенчатой террасе, размер его основания равен 69,5х30,9 метра. С четырех сторон Парфенон окружают стройные колоннады, между их беломраморными стволами видны просветы голубого неба. Весь пронизанный светом, он кажется воздушным и легким. На белых колоннах нет ярких рисунков, как это встречается в египетских храмах. Только продольные желобки (каннелюры) покрывают их сверху донизу, от чего храм кажется выше и еще стройнее. Своей стройностью и легкостью колонны обязаны тому, что они чуть-чуть сужаются кверху. В средней части ствола, совсем не заметно для глаз, они утолщаются и кажутся от этого упругими, прочнее выдерживающими тяжесть каменных блоков. Иктин и Калликрат, продумав каждую мельчайшую деталь, создали здание, поражающее удивительной соразмерностью, предельной простотой и чистотой всех линий. Поставленный на верхней площадке Акрополя, на высоте около 150 метров над уровнем моря, Парфенон был виден не только из любой точки города, но и с подплывавших к Афинам многочисленных судов. Храм представлял собой дорический периметр, окруженный колоннадой из 46 колонн.

(350x550, 41Kb)

«Афродита и Пан» 100 до н.э., Дельфы, Греция

(360x550, 42Kb)

«Диана-охотница» Леохар, ок.340 до н.э., Лувр, Париж, Франция

(375x480, 33Kb)

«Отдыхающий Гермес» Лисипп, IVв. до н. э., Нацональный музей, Неаполь

(330x550, 31Kb)

«Геракл, борющийся со львом» Лисипп, ок. 330 до н.э. Эрмитаж, Санкт-Петербург

(454x698, 93Kb)

«Атлант Фарнезский» ок.200 до н.э., Нац. музей, Неаполь

В скульптурном оформлении Парфенона участвовали самые известные мастера. Художественным руководителем строительства и оформления Парфенона был Фидий, один из величайших скульпторов всех времен. Ему принадлежит общая композиция и разработка всего скульптурного декора, часть которого он выполнил сам. Организационной стороной строительства занимался Перикл — крупнейший государственный деятель Афин.
Все скульптурное оформление Парфенона было призвано прославить богиню Афину и ее город — Афины. Тема восточного фронтона — рождение любимой дочери Зевса. На западном фронтоне мастер изобразил сцену спора Афины с Посейдоном за господство над Аттикой. Согласно мифу, в споре победила Афина, подарившая жителям этой страны оливковое дерево.
На фронтонах Парфенона собрались боги Греции: громовержец Зевс, могучий властитель морей Посейдон, мудрая воительница Афина, крылатая Ника. Завершал скульптурный декор Парфенона фриз, на котором была представлена торжественная процессия во время праздника Великих Панафиней. Этот фриз считается одной из вершин классического искусства. При всем композиционном единстве он поражал своим разнообразием. Из более чем 500 фигур юношей, старцев, девушек, пеших и конных ни одна не повторяла другую, движения людей и животных были переданы с удивительным динамизмом.
Фигуры скульптурного греческого рельефа не плоские, у них есть объем и форма человеческого тела. От статуй они отличаются только тем, что обработаны не со всех сторон, а как бы сливаются с фоном, образуемым плоской поверхностью камня. Легкая расцветка оживляла мрамор Парфенона. Красный фон подчеркивал белизну фигур, четко выделялись синевой узкие вер­тикальные выступы, отделявшие одну плиту фриза от другой, ярко сияла позолота. Позади колонн, на мраморной ленте, опоясывающей все четыре фасада здания, была изображена праздничная процессия. Здесь почти нет богов, а люди, навек запечатленные в камне, двигались по двум длинным сторонам здания и соединялись на восточном фасаде, где происходила торжественная церемония вручения жрецу одеяния, сотканного афинскими девушками для богини. Каждая фигура характерна своей неповторимой красотой, а все вместе они точно отражают подлинную жизнь и обычаи древнего города.

Действительно, раз в пять лет в один из жарких дней середины лета в Афинах происходило всенародное празднество в честь рождения богини Афины. Оно носило название Великих Панафиней. В нем принимали участие не только граждане Афинского государства, но и множество гостей. Празднество состояло из торжественной процессии (помпы), принесения гекатомбы (100 голов скота) и общей трапезы, спортивных, конных и музыкальных состязаний. Победитель получал особую, так называемую панафинейскую амфору, наполненную маслом, и венок из листьев священной маслины, растущей на Акрополе.

Самым торжественным моментом праздника было всенародное шествие на Акрополь. Двигались всадники на конях, шли государственные мужи, воины в доспехах и молодые атлеты. В длинных белых одеждах шли жрецы и знатные люди, глашатаи громко славили богиню, музыканты радостными звуками наполняли еще прохладный утренний воздух. По зигзагообразной панафинейской дороге, вытоптанной тысячами людей, поднимались на высокий холм Акрополя жертвенные животные. Юноши и девушки везли за собой модель священного панафинейского корабля с прикрепленным к его мачте пеплосом (покрывалом). Легкий ветерок развевал яркую ткань желто-фиолетового одеяния, которое несли в дар богине Афине знатные девушки города. Целый год они ткали и вышивали его. Другие девушки высоко поднимали над головой священные сосуды для жертвоприношений. Постепенно шествие приближалось к Парфенону. Вход в храм был сделан не со стороны Пропилеи, а с другой, словно для того, чтобы каждый сначала обошел, осмотрел и оценил красоту всех частей прекрасного здания. В отличие от христианских храмов, древнегреческие не предназначались для богослужений внутри их, народ во время культовых действий оставался вне храма. В глубине храма, окруженная с трех сторон двухъярусными колоннадами, горделиво высилась знаменитая статуя девы Афины, созданная прославленным Фидием. Ее одежда, шлем и щит были сделаны из чистого сверкающего золота, а лицо и руки сияли белизной слоновой кости.

О Парфеноне написано множество книжных томов, среди них есть монографии о каждой его скульптуре и о каждом шаге постепенного упадка с той поры, когда после декрета Феодосия I он стал христианским храмом. В XV веке турки сделали из него мечеть, а в XVII веке — пороховой склад. В окончательные руины его превратила турецко-венецианская война 1687 года, когда туда попал артиллерийский снаряд и за один миг сделал то, что не смогло сделать за 2000 лет всепожирающее время.

Источник: www.liveinternet.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.